«Слезы ведрами» – новый виток репрессий В Крыму


«Симферопольская четверка» на судебном заседании. Фото – Facebook/ОО «Крымская солидарность»

В День памяти жертв политических репрессий, который отмечается в Украине 19 мая, стоит вспомнить людей, и сегодня попадающих под это определение. 13-14 мая 2019 года прошел ряд судов над очередными и, вероятно, не последними 24 узниками Кремля. Это крымскотатарские активисты, блогеры и волонтеры.

«Симферопольские четверки»

В марте 2019 года в домах Симферополя прошел ряд облав и обысков. Тех, кого нашли, схватили по обвинению в терроризме, увезли в тюрьмы, судили по четыре человека за одно заседание – в Шахтинске, Таганроге, Ростове и родном Симферополе.

«Приехали в населенный пункт неподалеку от Симферополя и начали заходить в дома. Они искали четырех крымских татар. Когда ребята поняли, что за ними охотятся, они выехали в Ростов через Крымский мост – Резми Бекиров, Осман Арифмеметов, Эдем Яячиков и Владлен Абдулкадыров», – рассказывает Лариса Волошина, журналистка UA:Крым.

Лариса Волошина – эксперт по вопросам нарушения прав человека в Крыму, журналистка UA:Крым

Позже разыскиваемых троих участников «Крымской солидарности» (организация, которая появилась в 2016-м и объединила родных и друзей тех, кого после аннексии Крыма преследуют российские власти) задержали в Ростове. Местонахождение одного из них – Эдема Яячикова – до сих пор неизвестно. Облавы закончились очередным исчезновением, рассказывает Лариса Волошина.

«По масштабам – произошли самые беспрецедентные в новой истории крымских татар обыски и аресты. Как эмоционально пережили этот арест в Крыму, знает каждый, кто хоть немного знаком с ними. Вся судебная хроника по политически мотивированным делам во многом держалась на работе этих ребят», – говорит Лютфие Зайдиева, крымскотатарская активистка.

Среди 24-х задержанных есть и гражданские журналисты. Лариса Волошина поясняет происхождение нового термина «гражданской журналистики», у него – свои «крымские» особенности.

«Независимых СМИ в Крыму не осталось, и там возникло такое явление, как гражданская журналистика. Они делают очень смелые репортажи, показывают всему миру, что происходит».

Осман Арифмеметов, Тарас Ибрагимов, Ремзи Бекиров, гражданские журналисты Крыма, двое из них – политзаключенные. Фото – facebook

Крымчане не сдаются

Весной 2019 года во время заседания Постоянного совета ОБСЕ в Вене представитель США Грегори Маркис назвал происходящее в Крыму «возобновлением жестоких репрессий».

«Российские оккупационные власти подвергают крымских татар и других жителей Крыма жестоким репрессиям за противодействие оккупации. На этой неделе мы вспоминаем исчезновение в марте 2014 года, явные пытки и убийство крымскотатарского активиста Решата Аметова. Ответственные не были привлечены к ответственности. Аметов – только один из приблизительно дюжины людей, которые исчезли или были впоследствии найдены мертвыми», – сказал Грегори Маркис.

Крымские татары не сдаются – выходят на одиночные пикеты, продолжают сбор средств, становятся адвокатами задержанных украинских моряков, первыми бросаются на помощь в Москву. Именно поэтому репрессии и перешли на новый уровень, замечает Лариса Волошина, эксперт по вопросам нарушения прав человека в Крыму.

Мать пленного украинского моряка: им говорили, что они никому не нужны

По следам сталинских репрессий?

21 апреля 2014 года после аннексии Крымского полуострова Владимир Путин подписал унижающий по сути документ о реабилитации крымскотатарского и других народов, пострадавших от сталинских репрессий в Крыму.

В реальности же репрессии продолжил Кремль. И кроме путинских репрессий на религиозной почве, добавились репрессии на почве исторической.

«В селе Оленевка стоял памятник, где в этом году добавили еще 60 имен крымских татар, которые погибли на войне в рядах Красной Армии. Памятную доску сразу же разрушили. Этот случай говорит о том, что в Крыму начинается борьба с исторической памятью. И это искривление идет на уровне государства. И в крымских учебниках по истории Крыма появились параграфы о «народе-изменнике», «коллаборанте», «пособнике фашистских оккупантов», – рассказывает Волошина.

Накануне, 18 мая в Украине отмечали годовщину депортации крымских татар, Симферополь. Фото – Facebook

«Крымская солидарность» для России – «кость в горле»

И все это под видом «борьбы с мусульманским терроризмом». Именно так Сергей Аксенов, глава оккупационной власти в Крыму, назвал массовые обыски и репрессии в домах крымских татар. Эти слова подтверждают, что для них все мусульмане являются террористами.

«Прессуют» также активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир». Это мусульманская религиозная организация, которая никогда не пользовалась методами террора, их методы политические, делает акцент Лариса Волошина. В Украине она не запрещена, а в соответствии с Женевскими конвенциями на территории оккупированных стран действуют законы той страны, у которой эту территорию отобрали.

«Есть такое интересное явление, традиция, которую запустила в свое время «Крымская солидарность» – это массовый сбор денег на выплату штрафов и судебных сборов оккупанту – копеечными монетами. И был такой случай, когда ведрами приносили деньги, мелочь – как «слезы в ведрах», это очень мощный сигнал – «Крымская солидарность» для России – «кость в горле», – подытоживает Волошина.

Читайте также:

Назад в 1944. В годовщину сталинского геноцида крымские татары вновь подвергаются репрессиям

Юлия Гаркуша-Галко, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии