Вот так Мать пленного украинского моряка: им говорили, что они никому не нужны


115 дней в российском плену, психологическое давление и требование признать себя террористом. Людмила Костишина, одна из матерей украинских моряков, которых российские военные захватили в Керченском проливе, рассказала «Белсату» о своем сыне Владиславе. А также об условиях в которых содержат ребят.

Сами моряки знают о том, что о них пишут в прессе, что о них говорят на телевидении, или они изолированны от мира?

На данный момент они уже это знают. Они знают, что мир не забыл про них. Знают, что о них пишут в газетах, говорят на телевидении, и что всё мировое сообщество о них помнит. Хотя в начале они этого не знали. Они были изолированы.

К ним приходили и говорили: вы никому не нужны, про вас все забыли. Россияне так делали, чтобы наши сыновья начали давать нужны им показания. Что они, мол, террористы и захватчики, которые как-будто хотели захватить Керченский мост.

Вы сейчас фактически рассказали про один из методов психологического давления. А что еще используют против ребят? Как к ним относятся российские службы, те кто их удерживает?

Как мне известно, физического давления на них нет, но психологический — есть. Им не отдают письма, которые присылают из дома, и мы тоже не получаем писем от ребят.

Как часто украинских моряков навещает украинский консул, посол? Есть какая-то возможность передать через дипломатов сообщение?

Консул по возможности к ним приезжает раз в месяц, адвокат — один-два раза в месяц. С их помощью мы можем контактировать с ребятами. Я спрашиваю у консула и адвоката, что и как там, и передаю ту информацию, которая есть у нас.

Рассказываем им таким способом: что мы предпринимаем, куда едем, что делаем. Рассказываем какие акции проводятся в их поддержку. Вся коммуникация через адвоката и консула.

Что делает украинское государство, чтобы освободить из российского плена своих моряков?

Они вроде бы что-то делают, но на данный момент моряки в плену уже 115 дней. Поэтому чего-то решающего для судьбы ребят власти пока не сделали. Но есть хорошая новость — одному из пленных — Василию Сорока — сделали операцию.

У него была травма руки: пробито плечо, порвано сухожилие. У него была угроза ампутации руки, но ему сделали операцию.

Есть ли какой-то срок, когда моряки могут быть освобождены? Когда следующий этап в их судьбе?

15-16 января были суды и им продолжили срок пребывания до 4 апреля. Что будет дальше, мы пока не знаем. Понятно, что им будут проводить психо-неврологическую экспертизу. Хотя им и не должны были этого делать.

Намекало ли руководство России или Украины, на то, что обмен возможен?

Речь про обмен шла. Но российская сторона сообщила, что тех россиян, которые находятся в заключении в Украине и которые включены в список на обмен, их мол просто не существует. Поэтому сейчас разговоров про обмен больше нет.

Знаете ли Вы, какое настроение у ваших детей в плену? Как они себя чувствуют там?

Они настроены очень позитивно. После того, как они увидили нас в Москве на суде, они были очень удивлены. Они удивились, что им оказывают такую мощную поддержку.

Так ведь были и московские волонтеры, и крымские татары. Они держаться и называют себя только военнопленными. Никаких показаний в суде они не дают. И придерживаются Женевской Конвенции.

Какие шаги Вы будете предпринимать дальше, чтобы освободить ваших детей.

Говорить, говорить и еще раз говорить об этом. На всё воля Божья. И в скором времени наши ребята будут на свободе.

belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии