Назад в 1944. В годовщину сталинского геноцида крымские татары вновь подвергаются репрессиям


18 мая исполняется 75 лет со времен депортации крымских татар – этнической чистки, организованной и проведенной за три дня по приказу Иосифа Сталина. В 1944 году весь крымскотатарский народ насильно переселили из исторической родины. В товарных вагонах жителей Крыма депортировали в отдаленные регионы Советского союза. Во время выселения и в первые годы после изгнания крымских татар погиб каждый второй. В 2015 году Украина официально признала депортацию 1944 года геноцидом. Сегодня Крым находится под российской оккупацией, а крымские татары вновь подвергаются репрессиям со стороны России.

В преддверии печальной даты общественные организации «КрымSOS», «Truth Hounds» и Международное партнерство по правам человека представили результаты проведенного в Крыму мониторинга. Он касался рейда обысков и задержаний 27 марта этого года. В этот день десятки российских силовиков в масках выбивали двери, проникали в помещения, окружали целые поселения. В результате 23 крымскотатарские активиста были задержаны, а сама акция стала наиболее масштабной с начала оккупации.

Участник фестиваля крымскотатарского фольклора в Бахчисарае. 4 мая 2019 года. Фото Sergei Malgavko/TASS

Тамила ТашеваPR-менеджер, правозащитница, крымская татарка. Она живет в Киеве и отсюда пытается помогать всем, кто страдает от репрессий. «КрымSOS», организация, которой руководит Тамила, была создана в первый день оккупации в 2014 году, постоянно оказывает правовую и гуманитарную помощь людям из анексированного Крыма и оккупированного Донбасса.

Тамила Ташева

Тамила, ранее вы говорили, что временно бросили дела ради «Крым SOS». Ситуация в Крыму не обещает решиться быстро. Можно сказать, что сейчас «Крым SOS» стал делом вашей жизни?

Знаете, у моей деятельности эгоистическая цель. К большому сожалению, с 2014 года я не была в Крыму, я не могу туда ездить. Но там были моя сестра, племянники, бабушка, родители, люди, среди которых я росла и воспитывалась. И я очень хочу попасть в Крым! Вместе с тем, я хорошо осознаю, что, пока там Россия, я этого сделать не могу.

Я понимаю, что этот период может длиться намного дольше, чем нам хотелось бы. Но я уверена, что в своей жизни – пусть через 5, 10 или 20 лет (надеюсь, все же меньше) – я еще в Крым попаду, увижу родные места и дальнейшую жизнь буду строить уже в условиях свободного Крыма.

Ваши надежды на украинский Крым разделяют крымские татары, которые сейчас живут на полуострове и чувствуют давление?

Крымские татары, конечно же, надеялись на скорейшее возвращение полуострова Украине и сначала они не чувствовали в себе сил жить в условиях российской оккупации. Но тут даже не в том дело, что ко всему привыкаешь. Просто ты приспосабливаешься жить в тех условиях, которые есть. Мы свой народ сравниваем с ласточками – мы всегда возвращаемся домой. В нашей истории было немало страниц о вынужденном выезде из Крыма, о лишении Родины. Это и 1783 год, когда Крым впервые аннексировала Екатерина II. Тогда фактически произошло уничтожение Крымского ханства – великой державы, с которой имели отношения европейские страны.

В начале ХХ века мы обрели фактическую автономию, Крымскую народную республику. После этого наступила новая волна репрессий против крымских татар, а вся интеллигенция была уничтожена. В 1944 году 150 тысяч татар (по другим данным, от 180 до 423 тысяч, – прим. «Белсата») были насильно вывезены с территории полуострова.

Сейчас опять такая ситуация, мы все время в процессе. Часто звучит вопрос: почему крымские татары просто не оставят полуостров? Мол, вас же просто уничтожат в конце концов. Это и сложный вопрос, и простой. Другой Родины нет. Украина наша большая Родина, а малая – Крым. Там же наши корни. Поэтому стремление жить на своей земле, хотя и под оккупацией, это не приспособленчество.

Россия сегодня не депортирует, но маргинализуют крымских татар, создает имидж каких-то террористов, врагов. Поддаются ли другие жители Крыма этой пропаганде?

Да. Остальное население часто не знает о том, что происходит. По российским телеканалам говорят, что в Крыму все хорошо, все строится, туризм идет. Люди, конечно же, чувствуют, что и с туризмом проблема, что они не зарабатывают, а в магазинах все дорожает, медицина плохая и т.д. Вместе с тем по телевидению показывают: «вот, каких-то террористов задержали». Только им не показывают реальную картинку, что люди стоят под судами, по каким причинам. Реальную картину видят те, кто смотрит украинское телевидение, но их мало. В основном жители Крыма убеждены, что у них все хорошо, а полному взаимопониманию мешают плохие украинцы, приезжающие с диверсиями и шпионскими целями, и крымские татары, которые хотят их взорвать и расстрелять.

Празднование дня Победы в Севастополе. 9 мая 2019 г. Фото Sergei Malgavko/TASS

Для крымских татар Россия всегда остается враждебной страной, которая в течение нескольких веков осуществляла против нас акты репрессий. Поэтому крымские татары не восприняли Российскую Федерацию. Никакого покаяния по поводу акта депортации, событий XVIII века никогда не было.

Сейчас можно услышать мнение, что Украина с аннексией смирилась. Вас это раздражает?

Ну как сказать, смирилась. Осенью прошлого года проводилось исследование общественного мнения на тему Крыма. Как граждане Украины относятся к Крыму, готовы ли, условно говоря, отдать эти территории за мир на Донбассе и т.д. И более 50% респондентов сказали, что они не готовы. К большому сожалению, вопрос Крыма не стоит в ряду главных в информационном пространстве. Согласно данным Национального совета из телевидения и радио, только около 0,2% новостей в неделю – о Крыме. Это чрезвычайно мало.

Однако в риторике кандидатов в президенты Крым звучал.

На самом деле очень мало у кого. Зеленский пару раз говорил, но очень косвенно. В его программе почти ничего не было, там говорилось о возвращении Крыма политико-дипломатическим путем. Порошенко как гарант Конституции и человек, ответственный за внешнюю политику, об этом говорил много, в том числе на международных площадках. Надеюсь, Зеленский переймёт эту практику, будет встречаться и с крымскими татарами. Это необходимо, потому что, как видим, репрессии против нас будут продолжаться.

Евгения Андреюк, белоруска, правозащитница и бывшая сотрудница «КрымSOS», рассказывает:

В «КрымSOS» я пришла в 2014 году, когда работала над исследованием для своей магистерской работы о волонтерских инициативах в Украине во время революции и вооруженного конфликта.

Офис «КрымSOS» тогда находился в небольшом помещении на Бессарабской площади, и единственная комната была полностью завалена гуманитарной помощью переселенцам с Востока и Крыма. Пока я проводила интервью с Тамилой, приходили люди, которые приносили помощь, и приходили люди, которым выдавали эту помощь.

При этом команда была маленькая, состояла почти вся из молодых девушек, которые делали невероятные вещи: находили жилье сотням семей-переселенцев, выдавали гуманитарную помощь десяткам людей, 24/7 консультировали по горячей линии. Тот период, 2014 год, был «периодом чудес», как я его называю. Одного сообщения в Фейсбуке было достаточно, чтобы найти помощь нуждающимся в ней людям. Люди очень быстро реагировали и помогали, но уже в начале 2015 эта волна начала спадать.

Евгения Андреюк

Я хорошо помню 18 мая 2015 года. Я стояла на Майдане во время траурного митинга, смотрела на голубые крымскотатарские флаги и осознала, что крымскотатарская история и наша, белорусская, очень похожи.

Только если у нас Советский союз стирал идентичность через репрессии, уничтожение культуры, языка, национальных элит, то крымских татар депортировали. Такие судьбы всех «малых» народов в Советском союзе. Но борьба крымских татар успешно закончилось – они добились того, чтобы вернуться в Крым. И возвращение это было очень тяжелым, как я уже узнала после от своих друзей.

Крымским татарам не давали землю, не брали на работу, не было где жить, как заработать. И вот в начале 2000-х более-менее все стало устраиваться. Но 2014 отбросил их обратно до 1944 года. На этот раз они оказались на своей земле, но потом опять под властью России. И именно это, частично белорусское размышление о борьбе с империей и оккупацией, мотивировало и мотивирует меня помогать крымским татарам.

«Коммерсантъ FM»: белорусский «Крымнаш» все ближе

Адэля Дубовец/МВ belsat.eu

Смотрите также
Комментарии