Полмиллиона на первый взнос? Как Украина решает жилищный вопрос переселенцев


Около 300 семей переселенцев из Донбасса и Крыма, а также участников боевых действий, приобрели квартиры в складчину с государством за последние три года. Однако, если военные могут рассчитывать на квадратные метры даже бесплатно, то внутренне перемещенным лицам остается надеяться на единственную социальную программу. Желающих в ней поучаствовать и получить компенсацию на квартиру – около 13 тысяч семей. В конце этого года украинское правительство решило выделить для них дополнительно 300 миллионов гривен (около $12,3 млн). Это в два раза больше, чем всё финансирование программы до сегодняшнего дня. Действительно ли новая власть меняет отношение к переселенцам – разбирался корреспондент «Белсата» Максим Шилин.

Социальная программа «Доступное жилье» работает в Украине с 2010-го. При определенных условиях человек мог подать заявку на участие, дождаться своей очереди и получить 30% стоимости квартиры, но изначально на переселенцев она не распространялась.

Мы стали не просто чужими, мы стали врагами

Одной из тех, кто добивался от парламента и Кабмина государственной помощи в решении жилищного вопроса была Юлия Дрюк-Ильяшенко.

В 2014-м Юлия переехала в Киев из оккупированной Макеевки вместе с мужем и двумя маленькими детьми. Фото — Максим Шилин, Belsat.eu

«Первые несколько лет мы пытались здесь обжиться, решали насущные вопросы: съемное жилье, работа, садик и школа. Немножко все устаканилось и пришло понимание, а что дальше? Там ведь ничего не меняется, сколько еще будет продолжаться конфликт – неизвестно. Даже если завтра все наладится, детей я туда не повезу. Там много оружия, которое нужно изъять плюс моральный момент: люди очень злые. Мы стали не просто чужими, мы стали врагами, и понадобится долгий период, чтобы поменять отношение!» – резюмировала девушка.

«Доступное жилье» перестало финансироваться в 2015-м. Активная фаза войны на Донбассе, аннексия Крыма, обесценивание национальной валюты – для украинской экономики это были тяжелые времена.

В 2017-м ситуация сдвинулась с мертвой точки. В парламенте поддержали закон, который позволял переселенцам участвовать в социальной программе наравне с другими категориями граждан. Изначально прописали два пути: компенсация 50% стоимости квартиры или ипотека под 7% годовых. Но механизм реализации правительство никак не могло принять: документ ходил между ведомствами и постоянно возвращался на доработку.

Пикет и голодовка с неожиданным результатом

Чтобы повлиять на ситуацию, Юлия вместе с единомышленниками в начале сентября 2017-го вышла на акцию протеста под Кабинет министров.

Четыре дня голодовки и это, в конце концов, помогает: алгоритм утверждают, но с неожиданными правками. Фото – благотворительный фонд «До-До»

«Они убрали часть механизма. Когда мы видели рабочие документы, то там была ипотека – мы её обсуждали, ходили на все слушания. Потом нам сказали, что все классно, проголосовали и программа будет работать, но позднее мы узнали, что ипотеку просто вычеркнули», – объясняет Юлия.

Тем не менее семья Дрюк-Илляшенко незамедлительно зарегистрировалась на «Доступное жилье». Документы подавали в первые дни, но из-за огромного ажиотажа в очереди по Киеву оказались лишь 229 из более, чем 8 тысяч желающих.

Финансирование программы возобновили, но на мизерном уровне: в 2017-м – 30 миллионов гривен (около $1,2 млн), затем два года подряд выделяли по 100 миллионов (около $4 млн).

Не может государство – делают граждане

Времени терять нельзя, решила Юлия и задумала социальный бизнес.

«Сейчас планируем в центре Киева открыть арт-кафе, где хотим мотивировать и убеждать людей, что они в этой жизни способны добиться большего. Инвестором может стать любой человек, уже есть заинтересованные. Определенную часть заработка от работы заведения они будут получать в качестве пассивного дохода, а половину от этой суммы направлять на благотворительность», – поясняет переселенка.

Идея активистки состоит в том, что эти пожертвования должны поступать в специальный фонд на частный ипотечный проект. С его помощью в планах выдавать людям займы под 5-процентную ставку. Уехавшие из Крыма и Донбасса, которые вложатся в бизнес, получат приоритетное право на кредит.

Переселенцы с Донбасса все еще не могут обзавестись жильем

«Глупая программа» для переселенцев с половиной миллиона в кармане

31 октября 2019 года в парламенте решили дать зеленый свет отдельной ипотечной программе от государства. О ней пока известно мало: будет формироваться отдельная очередь, переселенец должен сразу внести 6% от стоимости квартиры, а остальное выплачивать под 3% годовых, по финансированию – пока 200 миллионов на 2019-й. Остальные детали должен разъяснить Кабмин, но когда именно – законодательством не установлено, но обещали в разумные сроки.

Юлия неспроста такое внимание уделяет вопросам ипотеки. До конца года очередь в социальной программе должна дойти до неё. Дополнительные 300 миллионов гривен от Кабмина дают надежду: около 600 семей смогут до нового года обзавестись собственным углом в складчину с государством. Это вдвое больше квартир, чем переселенцы приобрели, начиная с 2017-го.

Донбасс, прощай! Как продают жилье на оккупированной территории

Однако не все счастливчики с проходной позицией в списке готовы сразу выложить половину стоимости. Супруги Дрюк-Ильяшенко в их числе:

«Это невозможно! Платить за съемную квартиру и откладывать. Я просто понимаю, что полмиллиона не найду и в кредит их не возьму. Продать жилье там? Так покупать нашу двушку в центре Макеевки никто не хочет даже за семь тысяч долларов, – в голосе девушки звучит раздражение. – Я считаю эту программу глупой. А кого она поддерживает? Тех, кто и так неплохо себя чувствует? Тогда классно живут наши переселенцы, если у них в кармане есть полмиллиона гривен!»

Счастливый звонок: выбирайте квартиру, мы заплатим половину

В один из дней минувшего лета мобильный Виталия Нестерова зазвонил. На экране высветился неизвестный номер, а в трубке раздался женский голос:

«Здравствуйте, вас беспокоят из фонда содействия молодежному жилищному строительству. Скоро подходит ваша очередь, можете готовить документы и выбирать объект».

Виталий, как и Юлия, приехал из оккупированной Макеевки в 2014-м. В Киеве работает по профессии – юристом. Два года он усиленно откладывал деньги, отказывая себе в хорошем досуге и других приятных мелочах. Ему удалось накопить на половину однокомнатной квартиры, не продав при этом жилье на оккупированной территории. Но вот подыскать подходящий вариант в столице оказалось сложной задачей:

«Метраж квартиры зависит от количества членов семьи. Поскольку я один, то полагается однокомнатная квартира. За год до сдачи – это обязательный критерий – найти такую в Киеве сложно. Их раскупают гораздо раньше».

Когда выбор сделан, застройщик выдает гарантийное письмо, что квартира забронирована на ближайший месяц. За это время готовят пакет документов, которым компания подтверждает свою надежность: брошенных коробок без окон и дверей в Украине предостаточно. Затем бумаги сдаются в фонд и дальше отправляются на комиссию в профильное министерство. Там и принимается окончательное решение о выплате государством 50% стоимости квартиры.

На специально открытый счет в банке первым свою часть денег обязан внести переселенец.

Ключи от заветной квартиры Виталию должны выдать в декабре, затем в планах закончить ремонт до следующей осени.

Дом находится далековато от метро, но поблизости хорошая транспортная развязка. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

«Закрепляюсь уже на новом месте и это определенное облегчение, что не нужно тратить деньги на аренду. Люди, которые за 5 лет не вернулись на оккупированные территории, уверяю, уже туда не поедут, поэтому процесс интеграции необратим, хотя и есть некие неудобства», – сюда Виталий включает и очереди, и ограничения по метражу, а вместе с ними четко обозначенную границу цены на квадратный метр.

В столице граница цены – 25 тысяч гривен (около $1000), поэтому скинуться с государством на жилье где-то в элитных или исторических районах Киева вряд ли удастся. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

Могло быть не несколько сотен, а 4-5 тысяч квартир

Одним из существенных изъянов программы переселенцы называли неэффективное использование средств. Раньше размер финансирования на каждую область зависел от количества населения: чем больше людей проживают в регионе, тем больше денег туда направляют.

Дело в том, что рынок недвижимости в Украине не везде работает одинаково. Если в Киеве, Харькове, Одессе и других инвестиционно-привлекательных городах застройщики с особым усердием берутся за новые объекты, то в стрессовых областях, например, Донецкой или Луганской, не спешат возводить жилые комплексы, поэтому пропорционально освоить все деньги невозможно.

В прошлом году 14 миллионов гривен попросту вернулись в госбюджет, а могли ведь материализоваться в несколько десятков квартир.

Эту проблему недавно удалось решить, утверждает директор Фонда содействия молодежному жилищному строительству Сергей Комнатный.

Сергей Комнатный – один из тех чиновников, кто сохранил свой пост после прихода новой власти. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

По словам чиновника, с 1-го декабря Кабмин сможет перераспределить неизрасходованные за 2019-й деньги из проблемных регионов туда, где их готовы оперативно использовать.

В очереди ждут почти 13 тысяч семей. Руководитель фонда понимает разочарование людей:

«Если бы нам давали финансирование в рамках тех бюджетных запросов, которые мы делали – это два миллиарда гривен в год, то, наверное, уже за три года мы смогли бы продвинуться по списку не на несколько сотен, а точно на 4-5 тысяч мест».

При таком раскладе время простоя в очереди через пару лет сократилось бы до года, что является вполне приемлемым сроком.

Бюджет-2020 и региональные программы для «не нашего электората»

Уже в четверг, 14 октября, в парламенте собираются голосовать за проект бюджета на 2020-й. На данный момент в документе вновь предусмотрено 100 миллионов гривен, и в фонде надеются, что сумму ещё увеличат, ну или хотя бы дофинансируют программу позже.

«С такими объемами мы не можем показать внутренне перемещенным лицам, что государство по отношению к ним правильно ведет социально-ориентированную политику», – считает Сергей Комнатный.

А еще чиновник указывает на альтернативу госпомощи в виде жилищных программ на региональном уровне. На сегодня в перечне их аж 117, но местные власти переселенцев к ним не допускают.

Объясняют это тем, что они не имеют права голоса на местных выборах, сетует Сергей Комнатный. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

Комнатный подчеркивает еще одну существенную проблему:

«Они прямо говорят – это не наш электорат, и я с этим не могу согласиться как гражданин. Считаю, что переселенцы должны иметь те же права, как и все остальные. Давайте скажем правду: государство не защитило человека в своем доме, в своем городе и они не по своей воле их покинули и приняли решение быть с Украиной».

Коммуна переселенцев в чистом поле

Земельный кодекс Украины позволяет каждому гражданину один раз в жизни бесплатно получить кусок земли для постройки дома. Звучит красиво, но на практике частенько приходится попотеть, чтобы реализовать это право в черте крупных городов или неподалеку от них: свободных участков земли мало, а их оформление достаточно кропотливый процесс.

«Доступное жилье» после 2-летней паузы вновь заработало только осенью 2017-го, поэтому несколько лет переселенцы были предоставлены сами себе. Часть из них прониклась мыслью создать отдельную коммуну.

Более полутысячи семей из Донбасса и Крыма объединились и решили попробовать найти кусок территории вблизи от Киева. Им это удалось.

В 50 километрах от столицы простаивало чистое поле и его не против были отдать переселенцам. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

Люди получили по десять соток земли. Степан Скрипниченко был в их числе.

Спустя три года после запуска проекта он с женой до сих пор живёт на окраине столицы.

«Контингент здесь маргинальный до ужаса. У меня в подъезде внизу какие-то наркоманы живут и под ними еще одни ребята непонятные. Но сами люди на моём массиве ненавидят этот социум и они очень активные, поэтому мне здесь нравится», – делится впечатлениями Степан.

Пара арендует маленькую квартиру в 9-этажном доме. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

Поводы для паники есть

В Киеве у супругов было уже четыре переезда после того, как они покинули родную Керчь. Поначалу пара узнавала о событиях в городе с экранов телевизора. Там убеждали, поводов для паники нет, но со временем они заподозрили что-то неладное, говорит глава семьи:

«Я просто сел в машину, взял жену и мы поехали на паромную переправу, хотели посмотреть, что там происходит. Это были первые числа марта 2014-го. Приезжаем туда, а там «Уралы» в стороночке с российскими номерами стоят, люди перегружаются, паромы ходят один за одним и завозят технику».

Степан в Крыму был председателем профкома. После так называемого референдума он выступил перед коллективом и заявил, что складывает себя полномочия. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

«Референдум – стопроцентный фейк. Это отработанная КГБшная система, как проводить такие мероприятия на захваченных территориях. Так в Польше было в 39-м, в Латвии, Эстонии. Нам стало все понятно, собрались с мыслями и уехали».

Жилищный вопрос – на паузе

Получение документов на землю под Киевом растянулось на несколько лет. Это лишь малая часть бюрократических и технических моментов, которые необходимо преодолеть.

Теперь предстоит составить детальный план территории и включить его в границы соседнего села Абрамовка. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

Важно провести коммуникации, а это процедура дорогостоящая. Например, для подключения к электросети нужно собрать по 100 тысяч гривен (около $4 тс.) с каждого участка.

«Мы с женой проводили стратегическую сессию на дому. Сели вот за этим столом и подумали, что мы будем дальше по жизни делать с этим проектом, будем ли мы заниматься домом – мы отказались от этой мысли», – затраты для их семейного бюджета слишком велики, объясняет Степан.

Помочь разгрузить общую смету мог грант от Германии. Инициативная группа презентовала проект и просила выделить 200 тысяч евро на стройматериалы. К сожалению, получили отказ.

Жилищный вопрос Степан пока что поставил на паузу и в каких-либо программах не участвует.

«Это где-то на уровне подсознания. Те события, которые произошли, эти мысли, они не дают активности в обыденной жизни лично мне. Я не напрягаюсь по поводу жилья. Не хочу этого делать. Обжёгся уже раз на Крыме и у меня нет доверия к властям», – объясняет Степан. Фото – Максим Шилин, Belsat.eu

Переселенцы должны вернуться?

Юлия Дрюк-Ильяшенко, Степан Скрипниченко и Виталий Нестеров – примеры людей, которые от имени переселенцев придумывали проекты и демонстрировали гражданскую позицию в жилищном вопросе.

Они были в постоянном контакте с чиновниками, проводили предупредительные акции, однако движение не стало достаточно масштабным. На фото – палатка Юлии под Кабмином, сентябрь 2017 года, Киев. Фото – благотворительный фонд «До-До»

Именно в единстве и активности большего количества заинтересованных лиц Сергей Комнатный видит возможность изменить ситуацию. Он утверждает, есть определенные политики и чиновники, которые полностью понимают и готовы способствовать, чтобы выделялось больше средств. Они в курсе социальной и экономической составляющей.

По его мнению, существует и абсолютно противоположный лагерь, в том числе из топ-чиновников:

«Они считают, что переселенцы должны вернуться после оккупации на свои территории и там дальше их развивать, или же они думают, что в принципе жилищная политика – не первоочередное, на что необходимо тратить государственные деньги. Вопрос в каждом гражданине. Как минимум, почти в 13 тысячах, которые в очереди, и в целом в каждом из 1 400 000 переселенцев. Если такое количество людей скажут свое слово, напишут обращение к президенту, каким-то образом громко заявят о своей позиции, думаю, их услышали быстрее».

Покупка жилья в складчину с государством – инициатива сама по себе положительная, но с мизерным уровнем финансирования программа охватывает слишком мало людей. Ипотека под 3%, безусловно, даст возможность более широкому кругу переселенцев решить квартирный вопрос. Важна только сумма, которую власть готова заложить в бюджет на следующий год. Пока что она равна нулю, но главная смета страны ещё в работе.

Президент Украины Владимир Зеленский говорил, что нужно бороться за сознания людей, оставшихся жить в оккупации. Помощь тем, кто из неё уехал – пример заботы государства о гражданах, которые частично потеряли веру, и он обязан мотивировать.

Читайте также:

Две тысячи долларов за этап из «ЛДНР» в Украину

Максим Шилин belsat.eu

Смотрите также
Комментарии