Донбасс, прощай! Как продают жилье на оккупированной территории


Около 1,4 млн людей в Украине имеют официальный статус временно перемещенных лиц. В простонародье их называют переселенцами. Подавляющее большинство – выходцы из Донбасса. За 5 лет жизни многие не побоялись начать новую жизнь: нашли работу и даже свыклись с мыслью, что назад дороги нет. В такой ситуации встает вопрос о продаже жилья на оккупированных территориях, а параллельно возникают проблемы со вступлением в наследство и оформлением сделок.

Улицы Луганска. Фото — Максим Шилин.

Переезд в обычных условиях – всегда непростой процесс, который сопровождается абсолютно полярными эмоциями, что тогда говорить о тех, кто покидал свой дом под свист снарядов. Чуть легче было молодым. Они едва успели приступить к учебе или работе, поэтому фраза «начать все заново» не звучала так ужасающе. В отличие от зрелых и особенно пожилых людей, для которых привязка к родному городу была крайне важна.

Угасающая надежда на возвращение

Лариса Баркалова родилась в Луганске и прожила там до 68 лет. В сентябре 2014 года она вместе с родными захлопнула дверь машины и уехала в Киев. Последней каплей, подтолкнувшей к такому решению, стал артобстрел дачи и гибель нескольких знакомых днем ранее в районе города Счастье. Там семья находилась на протяжении месяца. В столице Украины они в срочном порядке искали съемную квартиру и работу. На плечи пенсионерки частично легли домашние дела.

Лариса Баркалова уехала из Луганска в 2014 году, а сейчас пытается продать свою квартиру на оккупированных территориях. Фото — Максим Шилин.

Со временем все более ли менее устаканилось, но связь с Луганском сохранялась в разговорах с некоторыми друзьями, которые по-прежнему жили в городе. Иногда они заходили к ней в квартиру, чтобы проверить, все ли там хорошо. Затем звонили и докладывали обстановку. Мысль, что Ларису Андреевну ждет двухкомнатная квартира в исторической части города, питала ее надежду на скорое возвращение домой. Речи о продаже не шло и вовсе до февраля 2019 года.

Улицы Луганска. Фото — Максим Шилин.

В какой-то момент женщина почувствовала боль в спине. Тщательное обследование показало – необходимо лечение, причем дорогостоящее. Благо, что у пенсионерки есть любящая семья, которая взялась решать вопрос со здоровьем. Родные уже длительное время собирали деньги на покупку недвижимости, вот только новая статья расходов усложнила задачу. Жилье в Луганске пенсионерка решила продавать, но тут же столкнулась с новыми преградами.

Фото — Максим Шилин.

Ее муж умер ещё в 2007 году. Квартира была разделена между ними в равных долях. По украинскому законодательству вступить в наследство необходимо в течение полугода. Сроки не соблюли сначала из-за сильного стресса, а потом у вдовы никак не доходили до этого руки.

«Чтобы получить право распоряжаться всей квартирой нужно доказать, что я наследница. Как мне объяснили – только через суд, да еще и тот, который в Луганской области. Что же мне туда кататься по 700 километров в одну сторону?» – рассказывает Лариса Андреевна.

К счастью, преодолевать такие расстояние не пришлось: заседания проводили в режиме видеоконференции из Киева. Все, как и положено, со свидетелями. Друзья пенсионерки давали показания, что она действительно жила вместе с мужем. Факт установили, но еще месяц ожидания пока решение вступит в законную силу, чтобы внести обновленную информацию по квартире в украинские реестры.

Рынок недвижимости в псевдо-республиках

Однако ехать в Луганск все-таки придется – утверждает местный риелтор Оксана. Она занимается вопросами недвижимости более 10 лет. После начала боевых действий на Донбассе она никуда не уехала и по сей день продолжает оказывать услуги.

«В последние два года покупатели практически не просят дважды оформлять сделку. Если раньше регулярно выезжали на ту сторону (на подконтрольную Украине территорию – Прим. автора), то сейчас это делают разве что для крупных операций, например, когда цена объекта около 100 тысяч долларов, но за такие деньги редко что-то покупают» – поясняет в телефонном разговоре Оксана.

История Ларисы Баркаловой показательна. Ей, как и любому другому переселенцу придется получать разрешение от СБУ пересечь линию разграничения или же въезжать незаконно через Россию. Процесс продажи займет около 3-4 месяцев. За это время необходимо обменять украинский техпаспорт на местный образец. Стоит это в районе 2 тысяч рублей (около $ 32) плюс затраты на разного рода справки. Существует вариант с оформлением доверенности на третье лицо нотариусами псевдо-республик или же их российскими коллегами.

«Неприемлемо платить в карман оккупантам!» Как украинцы пересекают линию разграничения

Услуги человека, который возьмется выстоять за вас во всех очередях местных админслужб, обойдутся в $ 200-300. Простая арифметика: только дорога в обе стороны получится около $ 50, а преодолеть этот путь потребуется несколько раз, поэтому предложение кажется весьма выгодным.

После начала оккупации на рынке недвижимости Луганска наблюдался упадок спроса, а вместе с ним и обвал цен. Официальной статистики о проведенных на оккупированной территории сделках нет, но согласно наблюдениям риелторов, в 2015-2016 годах количество желающих приобрести жилье несколько возросло.

Жилые дома в Луганске. Фото — Максим Шилин.

По разным данным всплеск активности был связан не в последнюю очередь с российскими военными, которых «откомандировали» в псевдо-республику. Жизнь ведь продолжается: кто-то из служащих женился, у новообразованных семей родились дети – соответственно понадобилось новое жилье. Скачок был кратковременным и на данный момент вновь наблюдается стагнация рынка.

«В тот день я поняла, что война неизбежна»: очевидцы вспоминают «референдум о самоопределении ЛДНР»

Квартиры средней квадратуры в центре Луганска продают от 14-15 тысяч долларов. Это примерно в три раза дешевле, чем они стоили пять лет назад. Цена на квадратный метр зависит и от внешних факторов: например, в одной части города воду дают только дважды в день и лишь на несколько часов, а в другом районе она есть круглосуточно.

Решение квартирного вопроса по обе стороны линии разграничения

Юрист Владимир Волков рекомендует перед продажей жилья на оккупированной территории удостоверится, что вся информация о вашем праве собственности внесена в реестр недвижимого имущества, которое администрирует Министерство юстиции Украины.

«Дело в том, что в Луганске или Донецке у вас будут изымать все правоустанавливающие документы украинского образца и вместо них выдавать свои. Просто сделайте копии и заверьте их у нотариуса на украинской стороне. В будущем это может вам пригодиться, если возникнут какие-то судебные разбирательства, потому как обстоятельства продажи бывают разные, особенно во время военного конфликта», – поясняет юрист.

С правовой точки зрения, сделки, оформленные только в так называемых «ЛНР» и «ДНР», будут считаться недействительными, если Украина восстановит контроль над этими территориями. При таком раскладе потенциально в украинские суды могут направить тысячи исков с требованием о реституции, но такой вариант возможен лишь в случае, если сделка оформлена с двух сторон. Выигрывая суд, вы возвращаете покупателю деньги, а он вам жилье.

Война и поборы сепаратистов. Как Украина и Россия рыбу делят — РЕПОРТАЖ

Однако пока конфликт на Донбассе далек от завершения, а в последнее время и вовсе количество обстрелов со стороны боевиков возросло в среднем до трех десятков за сутки, жителям Луганской и Донецкой областей нужно думать о своем будущем уже сегодня.

Выручить хоть какие-то деньги за жилье на оккупированной части – прекрасная возможность инвестировать их в новую квартиру в любом другом украинском городе и тем самым поскорее снять с себя тяжелый финансовый груз в виде ежемесячной платы за аренду.

Читайте также:

Обострение на Донбассе: Зеленский говорит, что Россия потеряла контроль над своими наемниками

Максим Шилин, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии