Чем сотни тысяч россиян отличаются от Наамы Иссахар

Александр
Подрабинек
Российский журналист, советский диссидент
Помилованная Владимиром Путиным гражданка Израиля Наама Иссахар в Международном аэропорту Внуково, 30 января 2020 года. Фото – Gavriil Grigorov / TASS / Forum

Одной заключенной в российской тюремно-лагерной системе стало меньше. Не сказать чтобы уж совсем безвинной, но осужденной по такому вздорному и пустяковому поводу, что в нормальном человеке все протестует против такой злобной и мелочной несправедливости. Наама Иссахар помилована президентом России и сегодня освобождена. Премьер-министр Израиля Нетаньяху благодарит «своего друга» Путина. Мать помилованной израильтянки также благодарит его – за сочувствие.

26-летнюю Нааму Иссахар арестовали в апреле прошлого года в транзитной зоне московского аэропорта Шереметьево, где она пересаживалась на рейсе из Дели в Тель-Авив. В багаже у нее обнаружили 9,6 граммов гашиша. Иссахар обвинили в хранении и контрабанде наркотиков в значительном размере и до суда отправили в тюрьму. В октябре 2019 года Химкинский суд Московской области признал ее виновной и приговорил к 7,5 годам колонии.

Путин помиловал израильтянку Иссахар

Дело не в юридических тонкостях и не в доказательствах вины

Фактические обстоятельства дела не вызывают особых сомнений. Наама признала, что сумка, в которой служебная собака унюхала гашиш, действительно ее. Заявлений о том, что наркотики ей подбросили, как это ныне модно делать в России, она не делала. Факт контрабанды тоже налицо. Многие полагают, что состава контрабанды в данном случае нет, поскольку Иссахар находилась в транзитной зоне и не проходила таможенный досмотр.

Это заблуждение, потому что контрабанда – это провоз запрещенного через таможенную границу, а не через пункт таможенного досмотра. Таможенная граница в основном совпадает с государственной, а сама таможня может находится где угодно, даже в самой глубине страны.

Но дело, в конце концов, не в юридических тонкостях и не в доказательствах вины. Дело в несоразмерности наказания совершенному поступку. Это, конечно, категория во многом субъективная. В разных странах отношение к таким правонарушениям разное.

Если в большинстве европейских стран и многих штатах США употребление наркотиков или их хранение без цели сбыта вообще не считается преступлением, то более чем в 30 странах законом предусмотрена за это смертная казнь. Шесть стран (Китай, Сингапур, Малайзия, Вьетнам, Иран и Саудовская Аравия) практикуют это наказание постоянно. В Китае до недавнего времени приговоренных к смертной казни расстреливали на стадионах, а сейчас все больше применяют смертельную инъекцию в специальных мобильных автофургонах (что позволяет оперативно доставлять в больницы для трансплантации внутренние органы казненных; эта практика широко распространена в Китае). В Иране приговоренных к смертной казни чаще всего вешают на автокранах, в Саудовской Аравии им отсекают голову.

Равняться на деспотический Восток или толерантный Запад?

На фоне всего этого Россия выглядит не так уж плохо. Вопрос, однако, в том, на кого равняться – на деспотический Восток или толерантный Запад? Россия всю свою историю балансирует между Западом и Востоком, увы, чаще всего тяготея к последнему. В результате мы имеем сегодня в России огромное количество осужденных за индивидуальное употребление наркотиков.

По признанию официальных лиц почти треть всех заключенных в стране сидит по наркотическим статьям. Это около 200 тысяч человек.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху встретился с израильтянкой Наамой Иссахар. Фото: twitter.com/netanyahu

Они примерно такие же люди, как Наама Иссахар, но только у них нет такой поддержки, как у освобожденной сегодня израильской девушки. У них нет второго гражданства и за них не заступится ни одно иностранное правительство. У них нет, как у Иссахар, дяди, который работает водителем у премьер-министра Биньямина Нетаньяху. За них не хлопочут дипломаты и популярные в обществе персоны.

Они не представляют никакой ценности для российских властей и г-на Путина: ведь их не обменяешь ни на подворье в чужой стране, ни на дружеское расположение какого-нибудь нужного политика, баллотирующегося в своей стране на высокий государственный пост.

Они неинтересны прессе и малоинтересны правозащитникам. Ни у кого, кроме их родных, из-за них не обливается сердце кровью, потому что о них просто никто не знает.

Нетаньяху встретился в Москве с помилованной израильтянкой Наамой Иссахар

Было бы хорошо, чтобы подобные случаи оживляли дискуссию между последователями патерналистского государства, предписывающего своим гражданам, как им можно распоряжаться своим здоровьем или жизнью, и сторонниками индивидуальной свободы, защищающими право распоряжаться своей собственной жизнью по своему собственному усмотрению.

Это все, конечно, из области политической философии, но надо помнить, что за этими учеными спорами стоят тяжелые судьбы множества людей, которые совершили преступления по законам если и не вовсе излишним, то по крайней мере непомерно жестоким.

Читайте также:

На крючке. Как в России подбрасывают наркотики

Александр Подрабинек для Belsat.eu

Другие тексты автора читайте в рубрике «Мнения»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы