Вот так На крючке. Как в России подбрасывают наркотики


В Москве сегодня рассматривали дело участкового, который, по версии следствия, решил повысить раскрываемость и спровоцировал студента на покупку наркотиков. Но в дело вступил квалифицированный адвокат и теперь сам полицейский может оказаться за решеткой. Почему это дело стало типичным для России?

Ильдар Ибрагимов – студент московского Политеха. Прошлой весной он отмечал удачную сессию, выпил лишнего и в какой-то момент оказался в машине с незнакомцами. Те дали ему понюхать белый порошок, потом предложили взять еще.

«Понравилось, заплатил им денег, они сказали забрать за памятником коробок», – рассказывает Ильдар Ибрагимов.

Камера наблюдения зафиксировала, как Ибрагимова задерживает участковый Данилочкин. Молодого человека отвезли в отдел, позже ему предъявили обвинение в незаконном приобретении и хранении наркотиков. Но Ильдару повезло – за его дело взялась Анна Белоногова, специалист по антинаркотическим делам. Она сопоставила улики, запросила запись камер наблюдения и выяснила, что полицейский Данилочкин вместе с сообщниками спровоцировал Ибрагимова на преступление.

«Тут есть нескольких факторов. Во-первых, он не побоялся. Во-вторых, его окружают люди, которые хотели ему помочь. Они связались с адвокатами, изъяли запись с камер наружного наблюдения. Грамотно сработала служба СБ города Москвы. Провели расследование с помощью камер. Как дорогу из хлебных крошек развили эту историю до содержания самого Данилочкина», – говорит Анна Белоногова.

Теперь за решетку может отправится сам полицейский.

«Основная деятельность полиции направлена против потребителей наркотиков, которых ловить проще. Основные нарушения – подброс наркотиков. Чаще всего их подбрасывают не активистам, не политическим активистам, а потребителям наркотиков. По принципу капитана Жеглова – вор должен сидеть в тюрьме, наркоман должен сидеть в тюрьме», – считает юрист Фонда Рылькова Арсений Левинсон.

Бороться с крупными дельцами сложно и очень затратно, а руководство требует от рядовых полицейских немедленного результата.

«Чтобы этим заниматься оперативному сотруднику, даже будь он 7 пядей во лбу, нужно время, силы, командировки. При этом ты на выходе получишь такую же палку, как и твой сосед по кабинету, который сделал 10 таких дел по сбыту 2-х пакетиков кокаина, 3-х пакетиков марихуаны», – отмечает руководитель юридической службы правозащитной организации «Русь сидящая» Алексей Федяров.

Обвинительный уклон российских судов и «палочная система» (план по раскрываемости, обязательный к выполнению) у полицейских привели к тому, что 228 статья уголовного кодекса стала народной. В 2018 году по ней были осуждены почти 90 тысяч человек. Европейский суд по правам человека не первый год призывает Россию разобраться с фальсификациями и подбросами в наркотических делах, но пока безрезультатно.

«Европейский суд, конечно, спрашивает насколько массово в России случаются приговоры, связанные с контрольными закупками. Власти ответили, что в РФ все хорошо – никакой массовой провокации в продаже/сбыте наркотиков не существует», – рассказывает Ирина Хрунова, адвокат правозащитной группы «АГОРА».

Приговор по делу полицейского Данилочкина будет оглашен в ближайшее время. Защита Ибрагимова планирует добиться полного оправдания и отсудить у полиции почти 30 000 тысяч долларов за моральный ущерб.

Глеб Беличенко belsat.eu

Фото: Demian Stringer / Zuma Press

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии