Давайте разбираться Кто во власти покрывает контрабанду из Беларуси в Россию? Расследование «Белсата»


О серых поставках санкционной продукции в Россию через Беларусь мы все слышали не раз. Белорусские креветки стали уже мемом. То, что в контрабанде замешаны влиятельные функционеры, тоже давно подозревалось. Не хватало доказательств – но сейчас они есть!

Работников таможни в Беларуси судят часто и массово. Свежие случаи: 2017 год – суд над ошмянскими таможенниками, 2018-й – над гомельскими. Правда, редко когда на скамье подсудимых оказывались действительно большие начальники таможенных структур, и никогда — высокопоставленные чиновники. Но вот в начале февраля задержали топ-менеджеров предприятия «Белтаможсервис» при Государственном таможенном комитете. Позволят ли следователям распутать коррупционную цепочку до конца и наказать виновных несмотря на их портфели, погоны и родственные связи?

Программа «Давайте разбираться» провела собственное расследование и обнаружила неизвестные ранее контрабандные схемы, при помощи которых отдельные приближенные к властям бизнесмены разворовывают десятки миллионов долларов из бюджета. То есть из наших с вами карманов. При этом разрушают отечественный бизнес, но остаются неприкосновенными для силовиков. Напротив — те, кто должен охранять государственные интересы, покрывают нарушителей.

Растаможивали яблоки и груши…

Республиканское унитарное предприятие «Белтаможсервис» – один из крупнейших логистических операторов Беларуси, с правом растаможки импортированных товаров. Его головной офис незаметно размещается в минском бизнес-центре «Титан» в микрорайоне Петровщина. Работники «Белтаможсервиса» говорят, что им ничего не объяснили. Но специально собрали, чтобы запретить любую коммуникацию на эту тему с внешним миром.

Аналитики отмечают, что задержанию руководителей «Белтаможсервиса» предшествовала публичная пикировка премьер-министра Беларуси Сергея Румаса и его российского коллеги Дмитрия Медведева. Это случилось в начале февраля на межправительственном заседании стран Евразийского Союза в Алматы, где речь снова зашла о поставках через Беларусь в Россию продукции, запрещенной контрсанкциями Кремля.

Максим Орешкин, министр экономического развития России, тогда сообщил:

«Премьер-министр Беларуси поставил под сомнение, что такое происходит. В ответ на это Дмитрий Анатольевич показал материалы белорусской стороне с конкретным указанием товара, компании, которая в этом задействована».

Разговор состоялся на фоне попыток официального Минска выторговать у России компенсацию за так называемый налоговый маневр и очередную скидку на газ после того, как в этом году закончится действующий контракт.

Аналитик Андрей Елисеев отмечает:

«Россия довольно конкретно и явно выставила свои условия, что договоренности о новом пакете поддержки Беларуси, если Беларусь пойдет навстречу в ряде сфер. Туда можно зачислить и размещение военной базы России, и разные пункты союзного договора 1999 года. Но именно более эффективная борьба с реэкспортом и согласованная акцизная политика мне кажутся теми пунктами малой крови, на которые может пойти Минск».

«Белтаможсервис» ранее упоминался в претензиях российской стороны, но на предприятии категорически отвергали все обвинения. Оспаривали их и другие структуры, связанные с логистикой и растаможкой. Нас наиболее заинтересовал как раз не государственный «Белтаможсервис», а именно частные структуры, которые работают в Беларуси в этой области и которых почему-то правоохранительные органы не трогают.

Одна такая компания всплыла еще в 2016 году. Тогда издание «Rise Moldova», входящее в ту же расследовательскую сеть OCCRP, что и «Белсат», обнаружило контрабандную схему – поставок в Россию через Беларусь польских яблок. В международной коррупционной схеме были задействованы таможенники, чиновники и предприниматели из Молдовы, Литвы, Беларуси и России.

Владимир Тхорик, журналист «Rise Moldova», рассказывает:

«Суть схемы была в том, что молдавские фитосанитары простой быстрой почтой отправляли в Литву фитосанитарные сертификаты о происхождении продукции. На основании одного такого документа можно было ввезти в Беларусь 20 тонн яблок, груш – фруктов. Таких сертификатов мы насчитали около тысячи экземпляров».

«Россельхознадзор», который стережет санкционную продукцию, кстати, не особенно стремился препятствовать таким схемам, говорит молдавский расследователь:

«Россельхознадзор» только потрясал кулаками. Говорил, что они не позволят, не пропустят европейскую продукцию на свой рынок под видом продукции из других стран. И в «Россельхознадзоре», по крайней мере по информации наших источников из таможни и из сферы брокеров, экспортеров, импортеров, прекрасно знали об этой схеме, когда под видом молдавской в ​​Россию через Беларусь завозятся польские и голландские фрукты. Они ничего не предпринимали, так как сами были в коррупционной схеме».

К такому же выводу пришел, проведя специальное исследование по поводу нелегального реэкспорта, и белорусский экономический аналитик Андрей Елисеев:

«Действительно борьба с реэкспортом неэффективна. Россия же ввела несколько десятков мобильных групп контроля на границе с Беларусью и Казахстаном. Эти мобильные группы останавливают на автотрассах автомобили, проверяют продукцию. И когда она с поддельными сертификатами, то такую ​​санкционную продукцию разрушают. Так вот из всего предполагаемого объема реэкспорта доля разрушенной продукции, которую словили, составляет менее 1 процента».

Кстати, пока молдавские чиновники продавали сертификаты по тысяче евро, а не выдавали бесплатно или за 10-долларовую госпошлину местным экспортерам, те, по сути, были блокированы.

«Проблема для молдавского рядового жителя от такой коррупционной схемы в том, что молдавские компании не могут вывозить продукцию из-за заблокированного экспорта. Благодаря договоренностям с «хорошими» таможенниками и компаниями из Беларуси. Соответственно, продукция гниет на складах, в результате без зарплаты остаются десятки тысяч молдавских фермеров», – говорит Владимир Тхорик, журналист «Rise Moldova».

Журналисты этого издания под видом торговцев сертификатами на фрукты тогда раскопали, что в Беларусь из Литвы контрабандные польские или голландские яблоки поставлялись не только уже засвеченной государственной компанией «Белтаможсервис», но и частной фирмой «Транспетролбалтик», зарегистрированной в Минске.

В прошлом году к нам обратился журналист-расследователь голландского издания «De volkskrant» Том Венинк. Том расследовал экспорт голландских и бельгийских груш и, опрашивая участников рынка, обнаружил, что эти фрукты также продолжают поставлять в Беларусь с поддельными сертификатами через Литву.

«Груши выращиваются в Нидерландах. Потом их завозят в Литву. Тем временем африканские ведомства по контролю за едой выпускают настоящие сертификаты и, как пояснили наши источники, высылают их дипломатической почтой в Литву. Там сертификат получает водитель фуры и въезжает в Беларусь, а потом в Россию», – говорит голландский журналист.

Наш телеканал проверил информацию голландского издания при помощи анализа открытых источников. Оказалось, что с 2014 года, когда Россия ввела эмбарго на европейскую фрукты, Беларусь и Литва стали 6-м и 8-м крупнейшими в мире импортерами груш соответственно.

Литва, по статистике ООН, почти все завезенные груши экспортировала в Беларусь. А вот сведения Белорусского национального статистического комитета отрицают какой-либо импорт груш из Литвы. Зато якобы мы импортируем их с африканской Гвинеи. Однако, по информации Всемирной ассоциации производителей яблок и груш, в Гвинее груши не растут.

Том Венинк проинформировал «Россельхознадзор» о том, что эти африканские сертификаты – из стран, где груши не растут:

«Они сказали, что знают о том, что фрукты провозят незаконно из Евросоюза в Россию разными путями и что это – один из путей. Но при этом заявили, что не видят никаких причин останавливать груши с африканскими сертификатами: «мы, мол, доверяем нашим африканским торговым партнерам и поэтому не будем препятствовать ввозу этих фур». Хотя это очевидно, что те груши не могут расти в странах, которые указаны на сертификатах».

Журналист это объясняет таким образом:

«В России есть люди, которые зарабатывают большие деньги на этой торговле. Люди, которые организовывают поставки сертификатов. Люди, которые продают груши. Это – очень большая индустрия. Мы узнали, что каждый год 70 тысяч тонн груш привозят из Нидерландов и Бельгии. И это только груши «Конференция» из двух стран. Но схема применяется также для всевозможной других фруктов и овощей. Все знают про эту схему, но ее не останавливают. Все знают, что это происходит, все видят европейскую продукцию на прилавках, но у российского правительства явно нет настоящего желания остановить это».

Из обнаруженных нами деталей следует интересный нюанс. Получается, что литовские таможенники, возможно, и не в теме. То есть белорусские логисты, похоже, вывозят фрукты из Литвы по оригинальным документам, а въезжают в Беларусь уже с поддельными. Мы начали искать другие несоответствия между литовской статистикой экспорта и импортом, который декларирует Беларусь. И оказалось, что незаконный ввоз в Россию западной продукции – только часть систематической контрабанды на белорусско-литовской границе.

«Тряпичные» схемы

Например, Беларусь импортирует ежегодно приблизительно на 1,5 миллиарда долларов одежды. Россия – в десятки раз больше. Среди прочего, в Турции для России производятся такие бренды, как «Adidas», «Zara» и другие. Обычный маршрут для турецкого одежды в Россию – грузовиками через Украину. Но иногда делается странный крюк!

Пройдя из Турции Болгарию и Румынию, фуры с одеждой не заворачивали через Украину в Россию, хотя это наиболее оптимально по расстоянию. Они едут дальше — на север, через Польшу, — в литовское Ковно, оттуда в Беларусь и только потом попадают к российскому покупателю.

Чтобы понять экономический смысл такого маршрута, мы съездили в Литву и обнаружили, что секрет – в схеме, подобной той, как в Россию завозятся санкционные продукты.

Как оказалось, в Каунасе логистическая фирма «Levisos Terminlas» выдает водителям грузовиков дополнительный пакет документов, в которых говорится, что фура везет не одежду, а ткань для занавесок. Ткань имеет гораздо более низкую таможенную ставку и еще более низкую цену, с которой таможенные ставки высчисляются.

Ради такой экономии белорусские логисты и прокладывают такие неоптимальные, на первый взгляд, маршруты. На каждой фуре одежды, выданной за ткань, логисты экономят своему клиенту около 50 тысяч долларов!

Причем, как объяснили нам участники рынка, во многих случаях эта продукция потом возвращается из России в Беларусь и реализовывается на отечественном рынке.

Схема действует годами, белорусский и российский бюджет теряют десятки миллионов долларов. Правда, то и дело российские таможенники останавливают один или два грузовика из тысяч.

Нам удалось попасть на один такой случай, который произошел в 2017 году.

В России задержали грузовик. Согласно документам, в нем была ткань, на самом деле – брендовая одежда. Москва потребовала, чтобы Минск разобрался. В Беларуси начался суд.

Выдержка решения о взыскании таможенных платежей

Но осудили не собственника груза – логистическую компанию «Глобалкастом», которая покупала товар в Турции, растаможивала его в Беларуси и получала выгоду благодаря более низким таможенным платежам… Суд признал виновным водителя грузовика и компанию-владелицу машины.

На попытки перевозчика добавить в качестве соответчика в «Глобалкастом» объяснили, что, мол, у них много грузов и они просто забыли проверить несколько фур. Несмотря на то, что «Глобалкастом» нес ответственность за груз и как собственник, и как таможенный агент, судья Гродненского экономического суда Марина Рослик приняла это объяснение и осудила только водителя и собственника фуры, которая везла груз.

 

 

Программа «Давайте разбираться» провела расследование этого кейса и обнаружила, что российская компания, которой «Глобалкастом» поставляла товар в России, – это связанная с ней структура, ее московское представительство, занимающееся реализацией привезенного товара по местным магазинам.

Получив информацию из литовской таможни о фурах с одеждой, которые оттуда выезжали, и тех же самых фурах, которые въезжали в Беларусь якобы с тканью, суд начал еще несколько уголовных дел о контрабанде. Но судят, по-прежнему, не владельца груза, а водителя и собственника транспорта.

Что же это за компания «Глобалкастом», которая, попавшись на контрабандных схемах, открыто смеется и с российских таможенников из «Россельхознадзора», и с белорусских силовиков и судов? Почему те ей подыгрывают? И кто остальные участники схем?

Собственники «Глобалкастом» – две женщины из Украины и Беларуси. Никакой информации о них в открытом доступе нет, и они похожи на подставных лиц. А вот глава этой компании Валерий Михайлов имеет еще около десятка фирм в России. Его партнер по российскому бизнесу – Алексей Хатурин, бывший руководитель строительного отдела таможни Краснодарского края.

 

В соседнем с «Глобалкастом» офисе сидит еще одна организация – «Бремина Групп», чей представитель — уже упомянутый «Газ Венчуре». Владельцы «Газ Венчуре» – две фирмы, зарегистрированные на Кипре – «Мэйлен лимитед» и «Фелорен». Информация о конечных бенефициарах засекречена. Но управляет «Газ Венчуре» Ольга Половец – та самая, что возглавляла когда-то «Транспетробалтик», фигуранта расследования молдавской прессы о польских яблоках.

«Газ Венчуре» – таможенный представитель «Бремина Групп». Официальные презентации обеих компаний в интернете — части одного веб-сайта. Участники рынка единогласно говорят, что это — одна группа компаний. «Бремина Групп» обладают очень известные в Беларуси люди.

Основная задача «Бремина групп» — «осуществление инвестиционных проектов строительства объектов логистической инфраструктуры» в Беларуси. Более того, компания имеет статус национального оператора в области таможенной и складской логистики.

Возглавляет ее Василий Дементей, который ранее был председателем Государственного таможенного комитета, а до этого руководил гродненской таможней — как раз той, через которую и идет вся литовская контрабанда. А до этого Дементей работал заместителем председателя Комитета государственной безопасности. Также в руководстве «Бремина Групп» — бывшие топ-менеджеры «Белтаможсервис».

Владельцы «Бремина групп» — три крупные бизнесмена: Алексей Алексин, Николай Воробей и Александр Зайцев. У каждого — по трети в уставном фонде. Они занимают соответственно 6-е, 17-е и 30-е места в Топ-200 бизнесменов Беларуси.

По информации Tut.by, Алексин и Зайцев давно тесно связаны со старшим сыном Александра Лукашенко Виктором Лукашенко. Зайцев работал вместе с ним, а Алексин помогает развивать байкерское движение — увлечение президентского сына.

Как сообщают Naviny.by, Зайцев занимается поставками белорусской техники в арабские и африканские страны через компанию «Сохра групп» и планирует добывать золото в Судане и Гане. Бизнесмена также называют хозяином футбольного клуба «Динамо» (Брест).

Воробей развивает крупнейшее в стране охотничье хозяйство «Красный бор» и «Абсолютбанк». В сферу его интересов также входит торговля нефтепродуктами. Компания бизнесмена «Нефтебитумный завод» была замечена в серых схемах с реэкспортом российских нефтепродуктов.

Среди активов Алексина — «МТБанк», гостинично-ресторанный комплекс «Друзья», завод производства мясных продуктов «Велес-Мит». Он также занимается торговлей нефтепродуктами. Недавно ему поручили развивать в стране сеть табачных киосков. Кроме того, бизнесмен планирует построить рядом с Минском табачное производство.

Недавно владельцы «Бремина групп» появились вместе с Виктором Лукашенко публично. Это произошло летом 2018 года на презентации промышленно-логистического комплекса «Бремина-Орша» во время поездки главы страны на Витебщину. Он собирается предоставить комплексу статус особой экономической зоны, а также налоговые льготы — по примеру «Большого камня» под Смолевичами.

Примечательно, что, хотя «Газ Венчуре» и «Глобалкастом» были зарегистрированы в 2014 и 2015 годах соответственно, большие банковские гарантии компаниям на них для Государственного таможенного комитета начали выдаваться после 2016 года — после массового судебного дела над работниками Ошмянской таможни, через которую идет основная доля контрабанды. То есть единственным результатом чистки на таможне стала замена игроков, которые под ее прикрытием зарабатывают на контрабанде.

Между тем игроки рынка отмечают: часть товара, который такие компании, как «Глобалкастом», завозят в Беларусь по фальшивым декларациям, а потом отправляют в Россию своим аффилированным структурам, возвращается потом в нашу страну. Стоимость растаможки, даже с учетом дороги, получается как минимум на четверть ниже, чем если декларировать товар по закону.

Что мы выяснили. Впервые за время существования контрабандных схем через Беларусь мы доказали их существование при помощи реальных документов. Страдают от этого не только российский и белорусский бюджеты, которые недосчитываются десятков миллионов долларов таможенных платежей, но и белорусские производители, которые могли бы зарабатывать на поставках различной продукции в Россию, но несут убытки вследствие ценовой конкуренции со стороны контрабанды.

А зарабатывают на этих схемах частные компании, связанные с фигурами в Федеральной таможенной службе России, и бизнесмены, которые входят в ближайшее окружение Виктора Лукашенко, старшего сына главы Беларуси.

Мы показали, что упомянутые частники имеют иммунитет от белорусских силовиков и судов. Последние целенаправленно защищают контрабандный бизнес при помощи манипуляций, граничащих со служебным подлогом. При этом даже «Россельхознадзор», несмотря на громкую имитацию борьбы с контрабандой, как оказалось, не заинтересована в реальном прекращении этих схем.

Станислав Ивашкевич, belsat.eu

Фото обложки: Dmitry Astakhov/Russian Government Press Office/TASS, Mikhail Metzel/TASS

Смотрите также
Комментарии