Украинский эксперт: с территории Беларуси Россия может ударить по Львову и Луцку

ВИДЕО

Беларуси отведена определенная роль в случае широкомасштабной атаки России на Украину, считают украинские эксперты. В Киеве не верят заверениям Александра Лукашенко, что Минск не несет угрозы. Интервью Алеся Силича с Михайло Самусем, заместителем директора украинского Центра исследования армии, конверсии и разоружения.

Как вы воспринимаете Беларусь в контексте безопасности? Может ли Киев сегодня концентрировать силы на востоке, не беспокоясь о границе с Беларусью?

Мы воспринимаем Беларусь прежде всего как союзное государство Российской Федерации, которая в свою очередь является страной-агрессором. Она оккупировала и аннексировала Крым, продолжает оккупацию Донбасса и сейчас ведет агрессивные действия в Азовском и Черным морях, в том числе с применением открытых актов агрессии против украинских военно-морских сил. Если говорить с точки зрения военной, то Беларусь воспринимается как часть группировки Союзного государства России и Беларуси, и хотя президент Беларуси постоянно повторяет, что с территории Беларуси не будет угрозы, с точки зрения военного искусства, военной стратегии, Беларусь скорее всего будет использована.

Если будет открытый широкомасштабный конфликт, Россия использует территорию Беларуси, но не для наземной операции, потому что для наземной операции Россия будет использовать более удобные пути – это все-таки равнинная часть, которая направлена на Чернигов, Киев, Харьков, Днепр, донецкое направление и направление с Черного моря, где сконцентрированы огромные ракетно-авиационные силы. А территория Беларуси будет использоваться, как мне кажется, с военной точки зрения как территория, где будут размещаться ракетные и авиационные части.

Когда мы моделируем такую ситуацию, мы считаем, что Россия, опять же, не будет проводить наземную операцию, поскольку украинские войска сейчас готовы к наземной операции – для России это будет большой проблемой. А вот провести радиоэлектронную фазу, после этого – массовые ракетные удары, авиационные удары для уничтожения пунктов управления, системы управления в восточной части Украины… Причем удары, в том числе будут наноситься демонстративные, по городам-миллионникам, формируя хаос и многомиллионные потоки беженцев. Если представить, что будут наноситься удары по Киеву, Харькову, Днепру, Запорожью, это моментально создаст 15-20 миллионов беженцев. Это огромная масса, которая будет двигаться на западную Украину, и если в этот момент еще будут наноситься удары с территории Беларуси, например, по Львову, Луцку и Ровно, то это может создать действительно ситуацию коллапса.

А как вы относитесь к закупке Минском 12 истребителей Су-30 у России?

 

Во-первых, есть стратегия развития вооруженных сил Республики Беларусь. Действительно, авиация в Беларуси уже устаревшая, ее нужно менять, как, в принципе, во всех европейских странах сейчас – и в Украине, и в Германии, и во Франции нужно менять ту авиацию, которая осталась еще со времен холодной войны. Здесь все понятно. Но с точки зрения того, что я перед этим сказал, что на самом деле территория Беларуси в рамках Союзного государства будет использоваться прежде всего при нанесении авиационных и ракетных ударов… Я бы не хотел, чтобы эти самолеты использовались против Украины.

Если говорить о военном времени и особом периоде, то по нашей информации, управление Вооруженными силами Беларуси будет осуществляться Генеральным штабом Российской федерации, то есть будет единая группировка войск, а в единой группировке войск всегда есть один командир, один командующий. Это военная специфика, не может быть 20 центров управления, которые будут отдавать два разных приказа.

Как теперь выглядит ситуация с Павлом Шаройко, украинским журналистом, которого осудили минимум на 8 лет за шпионаж в пользу Украины? Раньше шли разговоры, что его могут обменять на Юрия Политику, арестованного в Украине гражданина Беларуси, которого подозревают в шпионаже в пользу России.

Корреспондента «Украинского радио» Павла Шаройко не помиловали. Сейчас он в бобруйской колонии

Насколько я знаю, процесс по Политике незавершен, идет судебное разбирательство и следствие, то есть по логике, нельзя менять осужденного на человека, который еще находится в процессе судебного разбирательства. Поэтому если говорить об обмене, то обмен должен быть осуществлен после того, как Политика будет осужден и будет в том же статусе, что и Шаройко.

А как вы видите перспективу минского трехстороннего переговорного процесса по Донбассу в случае победы на выборах конкурентов Порошенко – Зеленского или Тимошенко?

Прогнозировать что-то на президентских выборах в Украине сейчас тяжело. Я считаю это достижением демократии, потому что мы действительно реально не можем спрогнозировать, кто будет президентом и какие будут изменения. Если говорить с точки зрения реальности, то большинство кандидатов, которые сейчас претендуют на этот пост, в принципе, будут действовать примерно одинаково.

Даже если сейчас они обещают какие-то изменения, на самом деле не от Украины зависит прогресс в этом процессе, а от России. Все зависит от доброй воли России.

Если Россия признает свое участие в конфликте, заявит честно, что они действительно оккупировали и аннексировали Крым, они оккупировали часть Донбасса, потому что они считают, что это правильно… То есть они будут вести себя, как цивилизованный агрессор, как принято в цивилизованном мире согласно международным конвенциям.

Они будут нести ответственности за эти территории, за Донбасс, они будут платить за разрушения, они будут расплачиваться за тех беженцев и тех убитых, потому что за это надо отвечать. Сейчас Россия не хочет за это отвечать. Даже в минских договоренностях нет ни слова о России, но когда мы говорим об урегулировании конфликта между Россией и Украиной, Украина считает, что Россия должна признать то, что она сделала, и заплатить за это, потому что за агрессию нужно платить.

Если можно, коротко, что такое цивилизованный агрессор? И какая разница между цивилизованным и нецивилизованным агрессором?

Уже больше 100 лет существует право войны.

Есть правило, как, например, нужно относиться к оккупированным территориям. Все это расписано в международных конвенциях – в венских, женевских.

Там написано, что оккупация – это эффективный контроль армии иностранного государства над территорией какого-либо другого государства. Причем интересно, что уже 100 лет назад говорилось, что это могут быть государственные, а могут быть и другие структуры, которые будут осуществлять эффективный контроль или оккупацию. Дальше четко определены права военнопленных. Вот сейчас, например, чем отличается цивилизованный оккупант от нецивилизованного? Россия сейчас взяла в плен 24 украинских моряков. Россия их называет почему-то криминальными преступниками. Это абсолютно против тех конвенций, которые уже 100 лет существуют.

Суд в Москве продлил арест украинским морякам

Если ты берешь в плен военнослужащих, офицеров в униформе, которые выполняли задачу на боевом корабле, то они военнопленные и, пожалуйста, относитесь к ним, как к военнопленным. Есть четко прописанные правила: они должны ходить в форме, они должны пользоваться своими правами, которые прописаны в конвенции, но не быть криминальными преступниками, как их называет Россия за «коллективное нарушение государственной границы».

Это даже не смешно, но Россия действует именно так. Она не признает, что есть конфликт, она даже берет военнопленных. И вот в этом проблема, когда мы говорим о каких-то переговорах и урегулировании любого конфликта, который существует с Россией.

Еще недавно в Киеве звучали голоса высокопоставленных политиков, например вице-спикера Верховной Рады Украины Ирины Геращенко, о необходимости переноса места работы переговорной группы по конфликту на востоке Украины. Актуально ли это теперь?

Да, существуют такие мнения из-за того, что Беларусь является частью Союзного государства. Это ближайший союзник Российской Федерации. Никак нельзя назвать площадку в Минске нейтральной, просто эта площадка ближе всего находится и к Украине, и к России.

И так сложилось, что есть какие-то доверительные отношения между Лукашенко и украинским руководством – это позволяет все-таки проводить эти переговоры. Это самое главное.

Если переговоры проводятся, то значит, задачу свою площадка выполняет. С другой стороны, если будут какие-то признаки того, что Минск играет на стороне России и это противоречит интересам Украины, то Украина просто может отказаться от этих переговоров. Я считаю, что Украина должна добиваться того, чтобы ее интересы учитывались в ходе этих переговоров своими средствами, а не говорить о том, что в этом виноват, например, Минск или Астана, или Нью-Йорк. Я думаю, что все-таки Украина должна прилагать все усилия, чтобы в любом месте достигать своих целей.

Сюжет показали в программе «ПроСвет» с Сергеем Пелесой

Также в программе:

Смотрите еженедельно в пятницу в 21:25 международный журнал телеканала «Белсат» «ПроСвет» с Алиной Ковшик и Сергеем Пелесой. Заходите на Facebook программы!

belsat.eu

Смотрите также
Комментарии