Сладкая кровь оппозиционерки и сюр в королевстве двойника Лукашенко. Фильм о выборах в Дагестане

ВИДЕО

Эту кавказскую республику называют южными вратами России, а некоторые местные жители «каменным мешком».

Здесь снимали легендарную советскую ленту «Белое солнце пустыни». В конце 90-х здесь создали прототип «Исламского государства» – так называемую Кадарскую зону (непризнанный автономный ваххабитский анклав). Здесь родился бывший партнер российской балерины Анастасии Волочковой – долларовый миллиардер Сулейман Керимов, а руководитель этой республики до неприличия похож на Александра Лукашенко. Вот, пожалуй и все, чем хвастаются дагестанцы, когда к ним приезжает иностранец.

Понты и уличный мусор

Около 9 вечера центр Махачкалы, столицы Дагестана, превращается в огромную автомобильную пробку.

«Это наш Рамазан (Рамазан Абдулатипов) едет домой, – рассказывает таксист Магомет. – Здесь любят кидать понты. Каждый делает это по-своему. Одни ездят на «Hummer’ах» и «Gelentvagen’ах», а другие с «дымком» стартуют на перекрестке на своей Ладе. Лада Priora – самая популярная машина в Дагестане. Эти тачки здесь, как местная валюта. В течение часа ее можно приобрести, продать или поменять на отару баранов», – рассказывает таксист, который уже два года возит клиентов на китайском «Lifan’е».

Сначала тебя погладят по головке, как барана, а через минуту перережут горло

Кавказский темперамент чувствуется здесь во всем. Местные водители машут руками, сигналят без перерыва, будто разговаривают на своей дагестанской автомобильной азбуке Морзе. Они ездят, как сумасшедшие, и подтверждением тому может быть курган разбитых автомобилей на трассе Махачкала-Хасавюрт (город рядом с чеченской границей).

«Чеченцы, кстати, живут лучше нас, – считает Ахмет, который согласился показать мне горный Дагестан. Кадыров навел порядок. Там нормальные дороги. В Грозном построили красивую мечеть. Они доказали, что имеют право на лучшую жизнь и заплатили за это кровью. А тут бардак. Министр ЖКХ проворовался и убежал. Сейчас в Махачкале горы мусора», – говорит молодой парень. – Поеду работать в Москву. Молодым трудно найти работу».

Лялятипов – кавказский двойник Лукашенко

Передайте привет «батьке». Он у вас молодец. Белорусы нам братья. Наши выступают за белорусскую олимпийскую сборную – стандартный набор тем, во время разговора с дагестанцем, который узнает, что я из Беларуси. Местные жители уверены, что у нас дороги чуть ли не медом намазаны, что коррупции нет, и повсюду растет картошка. О Лукашенко знают почти все, кого довелось встретить. Его здесь уважают за «сильную руку» и «умение сажать воров». А вот Рамазана Гаджимурадовича Абдулатипова (в соцсетях его нередко зовут РГА на манер белорусского АГЛ), которого несколько лет назад назначил руководителем Дагестана Владимир Путин, называют популистом и за пустую болтовню окрестили Лялятиповым.

Кумовство и дележка федеральных денег

«Дагестан – дотационный регион. Но федеральные деньги не доходят до простых людей. Я много лет работал финансовым аудитором и собственными глазами видел, как чиновники отмывают бабки, – рассказывает пожилой рыбак, которого я встретил на побережье Каспийского моря. – Путина на них нет. Он бы им здесь показал. Жаль, что ему сейчас не до нас. Там же эти еб**ые хохлы сейчас его кровь сосут».

Рассказать на камеру о своем опыте работы финансовым аудитором мужчина отказался. «Дорогой ты мой, я еще пожить хочу», – улыбнувшись, сказал рыбак.

Перевалочная база Махачкала. Завтра еду крышевать в Москву

В столице Дагестана живет около миллиона человек. В последнее время все больше молодых людей приезжают сюда из горных районов, где уровень и комфорт жизни почти не изменились со времен советской электрификации, а в некоторых деревнях – со времен покорения этой территории Российской империей. Горный Дагестан потихоньку вымирает – доехать туда тяжело, много где нет газа, местные топят печки кизяками (сушеные навозом). Дети ходят в школу по несколько километров или едут на учебный год в специальные интернаты.

«У них здесь нет перспектив. Представь себе, что ты живешь в деревне времен Льва Толстого, а после приезжаешь в Москву. Ни образования нормального, ни профессии. Вот такие ребята сбиваются в стаи и крышуют своих же», – рассказывает кандидат в Государственную Думу России от Дагестана Юля Юзик.

В 2001 году Юля приехала в Чечню, где шла война, чтобы написать книгу о шахидках. Кстати, в 2016-м она сама стала шахидкой, точнее, кандидатом-шахидкой от проекта бывшего российского олигарха Михаила Ходорковского. Никто кроме нее самой не верил в ее победу в парламентской гонке. Она много лет критиковала в западной прессе Владимира Путина и ставила неудобные вопросы тем, кто отвечал за политику на Кавказе.

«Я была наивной оппозиционеркой, критиковала власть, и это не имело никакого результата. Теперь надо ориентироваться на «теорию малых дел». Сколько можно критиковать… Надо хоть что-то сделать», – говорила мне Юля накануне 18 сентября – дня выборов в Государственную Думу РФ.

35-летняя оппозиционерка дала понять руководству Дагестана, что не будет лезть «не в свои дела» и надеялась, что Москва готовит политическую оттепель…

Что из этого получилось, смотрите в документальном фильме «Юля завоевывает Дагестан».

Юрий Высоцкий/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии