«Отстаньте от татуировок, он приехал помогать». Доброе слово про «Террор-машину»?

Інтэрв'ю

Боец Добровольческого украинского корпуса Правого Сектора с позывным «Сябар», который лично знает «Белоруса», или, как его уже окрестили в СМИ, «Террор-машину», рассказывает про Стаса Гончарова.

«Белоруса» арестовали в Витебске и обвиняют в злостном хулиганстве. Глава Следственного комитета уже пообещал, что расследование будет длиться «не очень долго».

Не исключено, что к этому добавится обвинение в разжигании расовой вражды или в наемничестве. Милиция заявляет, что имеет доказательства участия Гончарова в боевых действиях, в том числе форму и две медали, якобы полученные за бои под Иловайском и в Широкино. Тем не менее в самом начале беседы Сябар настаивает, что пока расследуют уголовное дело в отношении Станислава Гончарова, нужно называть его волонтером, а не бойцом «Азова». По крайней мере, пока другого не докажут в суде.

Мы со Стасом из одного города, оттуда я с ним знаком. Находясь здесь, в Украине, я тоже очень хорошо знаю его: как он жил здесь, как он жил там. И сейчас, когда читаю в соцсетях комментарии и вижу отношение людей – и украинцев, и белорусов, становится обидно. Обидно за наших земляков, которые так негативно относятся к Стасу.

Я понимаю, что не было бы такого отношения, если бы они не видели его татутировок. Нацистских, фашистских – пусть называют их как угодно. Суть не в татуировках. Человек был в Украине с определенными целями. Он приехал помогать братскому народу. Мы приехали по зову сердца и по-другому не могли.

Что вас оскорбляет в комментариях?

— Потому что я вижу, как эти собаки, сидящие в Украине и Беларуси, начинают брехать. Сидят на кухне с рюмкой водки и говорят, какие мы плохие.

Если ситуация на Донбассе обострится, вот эти же собаки будут просить, чтобы мы вновь поехали туда. Вопрос в том, будет ли оно нам надо.

Друг Док давно поднимает эту тему о положении добровольцев в Украине. Я не побоюсь такого выражения: нас «кинули». Мы никому не нужны, нам не дают ни гражданства, ни разрешения на проживание.

Но согласитесь, что для обычного человека увидеть белорусского волонтера с такими татуировками было шоком. Еще и видео, которое опубликовал Следственный комитет: издевательства над подростками, в которых участвует Стас. Вы не считаете, что такое поведение дискредитирует белорусских добровольцев?

Да какая разница, какие у человека взгляды! Он разве приехал пропагандировать нацизм? Нет! Где-то что-то писал про свои идеи? Нет. Чего люди прицепились к этим татуировкам? Человек занимался здесь своим делом, волонтерил. Помогал побратимам, чем мог, и делал это очень хорошо. Многие вам подтвердят, что человек просто замечательный.

Смотрите также: Задержанный доброволец Аватаров уже когда-то рассказывал, что уже был в «американке» КГБ

Он – человек тихий и спокойный. Здесь, в Украине, любил побыть один. Не то, чтобы замкнутый, но любил уединение, покой. Не было от него никакой ненависти, как люди могут подумать.

А это видео с малолетними антифашистами, которых он «отписывал» и заставлял «кидать зиги» только формальный повод для ареста. Истинные причины другие.

«Нас боятся и правильно делают»

Стас Ганчароў - пасярэдзіне
Стас Гончаров — посредине

— Как вы думаете, что будет со Стасом дальше?

— Я ничего не жду, я знаю результат: Стас будет сидеть. Посадят «по полной катушке», такие люди не выходят из зала суда. И кто бы что ни делал – бесполезно. В Украине то же самое, я езжу на суды к побратимам, против которых у следствия нет ни одного доказательства, но их держат. Патриотов начинают потихоньку сажать, потому что мы не нужны. Мы – та единица, которая мешает, единица, которая может противостоять и что-то реально делать. Власть этого боится. Украинская власть этого напрямую не говорит, белорусская – говорит. Якобы 138 дел заведено. Они боятся, что те люди вернутся, и будет угроза для Беларуси.

Они нас боятся и правильно делают. Ведь придет время, мы решим все здесь и тогда вернемся на Родину. Но мы вернемся не одни. С нами пойдут много побратимов, которые помогут нам с нашими проблемами там, также как мы помогли им здесь. Пусть нас ждут.

И потом люди, которые пишут о Стасе, что он собака и ему нужно дать пожизненное и т.д., я посмотрю вам потом в глаза.

Вернетесь в Беларусь? Как вы это представляете? Вас же будут ждать и будут к этому тоже готовиться.

— Пусть готовятся.

Когда вернетесь, что будете делать? Если сейчас всем белорусам будут по телевидению показывать татуировки Стаса, найдут может еще, чем запугать. Думаете, вас будут рады видеть?

Да у меня самого татуировка подобного плана. Ничего такого в этом нет.

У вас нацистская татуировка?

Есть определенная символика, так.

Зачем? Вы – сторонник идеи нацизма?

Люди путают нацизм, фашизм, национал-социализм. Для людей – это все то же самое.

— Да, так как это – абсолютное зло.

Я поддерживаю политику национал-социализма и считаю, что это единственный вариант для нормальной жизни.

Как много ваших побратимов придерживаются подобных взглядов?

— Хватает.

Teror

Вы не боитесь того, что со своими такими взглядами и идеями вы не будете нужны ни в Беларуси, ни в Украине?

Находясь здесь, я не пропагандирую свою идею. Она отставлена в сторону. Также, как и у Стаса. Мы сюда приехали и отставили свои идеи в сторону. Они теперь не нужны. Мы приехали помогать, а не учить других жить. Мы – боевая единица, которая будет помогать.

А когда вернетесь в Беларусь, то наверняка эти свои идеи достанете.

Я думаю, что нельзя свои идеи навязывать насильно. Нужно, например, учредить партию. Мы хотим показать людям, что это единственный вариант, чтобы жить правильно.

А что с теми, кто с вами не согласен?

Ну, вот сейчас же живут люди, которые с Лукашенко согласны.

«Стас устал»

m31wgs2t5zc-xvbp7-355x800

Вы говорили о патриотизме. Стас –патриот ?

— Да.

Вы говорили с ним по душам? Зачем ему все это нужно? В частности, война в Украине?

Он не один приехал. Мы не можем по-другому, это наш братский народ, как мы не поможем? Есть люди безразличные, для которых главное, чтобы зад был в тепле, а есть те, что готовы отдать все, в том числе и жизнь, чтобы помочь.

— И, думаете, Стас такой?

Я знаю, что он такой. Он не ехал ради какой-то выгоды, а лишь для того, чтобы помочь.

СБУ и КГБ могут сотрудничать, в том числе и в таких ситуациях, как арест добровольцев. Думаете, это так?

Это одна школа, конечно, но я сомневаюсь. Каким бы КГБ не был, но работает хорошо.

— Вы почувствовали это на себе?

Да, ко мне приходили домой, проводили обыски. Приносили моей матери фото, которое, даже не знаю, откуда выкопали. Там нас целый батальон, я в балаклаве, и это фото матери показывали. Это сейчас я уже не скрываю лица. Мне бояться нечего. Сестру часто вызывают в КГБ. Дергают, прессуют.

Большинство добровольцев наверняка знают о такой опасности. Почему Стас вдруг решил поехать в Беларусь?

Потому что Стас устал от этого всего. Я говорю о ситуации добровольцев, о том, что нас «кинули». Еще прошлой зимой он собирался ехать. Но его отговорили. А на этот раз он уже уехал.

Беседовал Дмитрий Егоров, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии