Нефтяной эмират Лукашенко закончился

Группа российских нефтяных компаний «Сафмар», принадлежащая близкому другу Александра Лукашенко, российскому олигарху Махаилу Гуцериеву, объявила, что готова обеспечить Беларусь нефтью в полном объеме и при этом выполнить все обязанности по поставкам на внутрироссийский рынок. Компании Гуцериева добывают 18 млн тонн нефти в год, а одной только Беларуси нужны 24 млн тонн. О тяжелой ситуации, в которой оказались белорусские нефтеперерабатывающие заводы, – в материале Игоря Кулея.

В Мозыре новой российской нефти нет, в Новополоцке только в незначительных объемах, так как НПЗ по-прежнему работает с минимальной технологической загрузкой. Очевидно, рабочей недели было мало, чтобы начать импорт даже той небольшой партии, о которой удалось договориться с частными российскими поставщиками нефти 4 января.

Пресс-служба «Белнефтехима» ответила на наш вопрос о том, поступает ли нефть на Мозырский НПЗ.

«Сегодня никаких изменений». – «А на новополоцком «Нафтане»?» – «Тоже никаких изменений, все в том же самом режиме».

Когда в прошлом году весной случился инцидент с загрязненной нефтью, переработка в Беларуси сократилась на 40%. Чиновники называли ситуацию катастрофой, но сегодня те объемы восприняли бы за счастье. И Мозырский, и Новополоцкий НПЗ работают с минимальной технологической загрузкой, а значит, о возобновлении экспорта белорусских нефтепродуктов нет и речи. Если считать по показателям не самого лучшего 2019 года, то каждый день без экспорта – это потеря почти 4 млн рублей для белорусского бюджета, неделя – минус 26 млн, месяц – потери более 100 млн.

Главная задача Лукашенко в отношениях с Западом в 2020 году

Комментирует экономист Ярослав Романчук, руководитель научно-исследовательского Центра Мизеса:

«Бюджет будет компенсировать тем, что повысятся цены на топливо, жилищно-коммунальные услуги, цены на транспорт. Все подорожает».

Даже если нефть начнет поступать на оба НПЗ, ситуация будет далекой от идеальной. Российские источники сообщают об общем объеме январских контрактов на 750 тыс. тонн, в то время когда для полной загрузки нужно 2 млн тонн сырья в месяц! Методом простой калькуляции получаем только треть от того, что нам нужно. Сомнительно, что при таких поставках власти позволят возобновить экспорт, поскольку этого будет хватать только для обеспечения внутреннего рынка. Чтобы вновь зарабатывать на нефти, Беларуси срочно нужен другой контракт, и глава Беларуси утверждает, что альтернатива российской нефти найдена.

Александр Лукашенко заявил:

«Почему мы до сих пор с президентом России не договорились о нефти? Потому что Россия хочет, чтобы мы купили у нее нефть по ценам, выше мировых. Где это видано? Поэтому я и отказался от такой нефти и прямо заявил: если не будет поставок по мировой цене из России, мы найдем эту нефть в другом месте. Что мы и делаем. И нашли».

Вот и ответ на то, есть ли надежда на «большой» контракт с Россией на нефть. Не совсем понятно только, где нашли. Или речь идет об упомянутых выше, недостаточных, 750 тысячах тонн на январь, которыми российский олигарх Михаил Гуцериев спасает не только своего друга Лукашенко, но и собственно себя? Ведь 42% акций Мозырского НПЗ принадлежит его компании «Славнефть». Или речь об альтернативных поставках через Латвию и Украину? Латвийские чиновники от прямого вопроса, ведутся ли переговоры с Беларусью, устраняются, прячась за общими формулировками.

Семья Лукашенко теряет на интеграции

Комментирует Ивета Канцена из Министерства транспорта Латвии:

«Вопрос сотрудничества уже ранее обсуждался с белорусской стороной. Латышские предприятия готовы предложить свои услуги в перагрузке, хранении и транспортировке нефти как в портах, так и на железной дороге».

Но даже если контракт будет подписан сегодня, чтобы запустить северный или южный маршрут, нужен не один месяц. Объемы поставок будут несравнимы с российскими, а стоимость одной тонны будет дороже. Продажа нефтепродуктов – это 25% от всего белорусского экспорта, очень болезненная потеря. Но быстрое решение дела ударит еще сильнее.

Продолжает Ярослав Романчук:

«Был нефтяной эмират, но те времена закончились. Условием к возвращению этого статуса является подписание 31 дорожной карты. А это ликвидация, де-факто, суверенитета нашей страны. Поэтому бюджет надо рассчитывать не по схеме «что бы было, если бы мы имели эти деньги», а нужно считать бюджет независимой страны. А то, что получаем за энергоносители, выносить за скобки».

Если бы нефтяная блокада со стороны России настигла Беларусь впервые, можно было бы посочувствовать нашим чиновникам и пожелать им сил и удачи в решении конфликта. Но одна и та же проблема повторяется в который раз. И кажется, никто не делает никаких выводов.

Лукашенко не согласится на все условия Кремля

Комментирует Валерия Костюгова, политолог, аналитический проект «Наше мнение»:

«Этот режим катастрофы, в котором живет страна каждые два года, выгоден властям. Это источник денег для экономики. Но даже если несем потери, как, например, во время прошлого конфликта, это никак не меняет позиций переговорщиков и не обрушивает авторитета Лукашенко. Напротив, авторитет Лукашенко укрепился. Он выглядит таким героем, который способен что-то отобрать у российских капиталистов для своей страны».

Но так ли просто будет обмануть белорусов, которые давно перестали чувствовать рост своего благосостояния? Ответ можно было бы получить в социологическом опросе, но сделать это легально в Беларуси почти невозможно. Второй вариант – посмотреть на результаты нынешних президентских выборов, но и там цифры давно оторвались от реальности и ни о чем не свидетельствуют.

Сюжет вышел в программе «ПроСвет» 11.01.2020

Другие темы выпуска:

Игорь Кулей/ИР, belsat.eu

Смотрите также