«Есть, спать и работать». Белорусы Швеции – о самом странном карантине в Европе

Пустынная площадь Сергеля в Стокгольме после рекомендации шведского правительства остаться дома в связи с распространением коронавируса. 23 марта 2020 года. Фото – Ali Lorestani / TT News Agency / Reuters / Forum

По состоянию на 27 марта, в Швеции официально зарегистрировано 2 806 случаев больных COVID-19 – в 30 раз больше, чем в Беларуси (население обеих стран практически одинаковое). Скандинавы, однако, не спешат принимать такие же меры, как в других странах Евросоюза, ограничившись введением дистанционного обучения для студентов и учеников старших классов, а также рекомендовав оставаться дома пенсионерам, людям с хроническими заболеваниями и всем, кто может оттуда работать. Живущие в Швеции белорусы рассказали «Белсату», чего в этой стране боятся больше, чем коронавируса.

Меры, принятые правительством Швеции в борьбе с коронавирусом – пожалуй, самые либеральные в ЕС: здесь все еще работают рестораны и кинотеатры, до последнего времени были разрешены мероприятия с участием до 500 человек: ограничение в 50 человек приняли лишь 27 марта.

Александр Рогачев, живущий в Швеции уже 18 лет, говорит, что спектр общественного мнения колеблется сейчас от принятия китайского варианта до «само пройдет». Медицина здесь бесплатная, но попасть в больницу очень сложно. Только если умираешь, добавляет он.

«$ 400 за то, что не соблюдали дистанцию». Белорусы США – о том, как карантин изменил Америку

«Такой подход в шведской медицине был всегда: если у вас грипп – врачу даже не звоните, лечитесь сами. Если сейчас все начнут сдавать тесты на коронавирус, а потом захотят еще полечиться и полежать в больнице – все быстро загнется. Правительство Швеции слушает Всемирную организацию здравоохранения, а также то, что говорят местные эпидемиологи. В данной ситуации это работает. Я не большой фанат нынешнего кабмина, но в данный момент считаю, что они все делают правильно. Жесткий карантин смысла не имеет, если инфекция уже распространилась по стране. Сейчас правительство старается не угробить экономику, а также систему здравоохранения, пытаясь защитить лишь людей из самых больших групп риска. Тест на коронавирус в Швеции можно пройти только медперсоналу и тем, у кого серьезные симптомы болезни», – говорит Рогачев.

В отличие от итальянской или французской, шведская армия вместо патрулирования улиц строит временные госпитали для больных коронавирусом. Здесь – больница в Гётеборге. 24 марта 2020 года. Фото – Adam Ihse / TT News Agency / Reuters / Forum

Должность инженера-разработчика в IT-компании позволяет мужчине работать из его дома в городе Норрчепинг в 170 км к югу от Стокгольма. Его двое детей продолжают ходить на занятия. По решению властей, дистанционно в Швеции сейчас учатся только те, кто могут сидеть дома самостоятельно.

«Школы не закрываются, потому что никто не хочет обвала экономики. Если их закрыть, родители должны сидеть дома. Если родители сидят дома – колом становится промышленность. Не говоря о том, что это нагрузка на социальные службы, систему правопорядка и так далее. В школу ходят ученики первой и второй ступени, то есть до 9-го класса», – говорит Рогачев.

Учеников этой возрастной группы администрации школ просят оставаться дома только в случае простуды.

«Когда у моей дочери были сопли – сидела дома. Этим, кстати, многие воспользовались: не болели, но в школу не ходили. На прошлой неделе из 25 человек в классе моего сына было 11. На этой неделе ходит уже 17», – добавляет Александр.

«Потеряли очень много денег». Как карантин повлиял на работу белорусов за границей

Любовь Кунцевич, работающая консультантом-лингвистом в компании, выпускающей компьютерные программы, также перешла на работу из дому. На установку работодателем необходимой для этого системы ушла неделя.

«Думала уже подаваться на пособие по безработице здесь. Но они поменяли спешно закон, и мне, как работнице, занятой на не полную ставку, такое пособие, которое раньше давали всем, уже не причитается. Компании могут обратиться в фонд помощи, чтобы мне, например, выплатили компенсацию, но я этим не стала заниматься. Теперь работаю за компьютером дома. Далеко не всем так повезло: авиалинии SAS отправили домой 80% своих людей. То, как обеднели рестораны и отели, по телевизору показывают чуть ли не чаще, чем бедных медсестер и больных. Вопрос: на какое время у властей хватит денег, чтобы помогать безработным, а также компаниям, чтобы те не обанкротились?» – говорит девушка.

Один из пабов в Стокгольме 23 марта 2020 года. Бары и рестораны в Швеции продолжают работать, несмотря на эпидемию коронавируса. Фото – TT News Agency / Reuters / Forum

По словам наших собеседников, с начала эпидемии рестораны потеряли около 75% клиентов, а шведские работодатели отправили в бессрочный и неоплачиваемый «отпуск» более десяти тысяч человек – в основном, занятых в промышленности и авиаперевозках. Работодатели надеются потом вернуть этот персонал обратно. По мнению Любови, многие из этих людей попробуют сейчас стать студентами.

«Мне кажется, многие побегут на учебу: она здесь для всех бесплатная и стипендию неплохую можно получать. Правда, ее частично дают как кредит под маленький процент, но выплачивать очень легко. Я вот записалась на два дистанционных курса – буду собирать на черный день», – добавляет девушка.

«Черным днем» в борьбе с эпидемией в Швеции стал вторник.

«После того как 25 марта умерло сразу 18 человек за один день, всех, кто связан с медициной, вызвали в больницы – включая пенсионеров, хотя они в группе риска. Папе моего парня 74 года, он общий врач в маленьком городе – и его все равно попросили выйти на работу», – рассказывает девушка.

Мужчина моет машину такси в центре Стокгольма в качестве меры предосторожности для предотвращения распространения коронавируса. 24 марта 2020 года. Фото – Anders Wiklund / TT News Agency / Forum

Шведов не нужно пугать штрафами

В отношении остальных пенсионеров стратегия Минздрава построена на их максимальной изоляции. Справиться с ней шведам намного проще, чем другим европейцам в силу географических отличий и особенностей национального характера.

Во-первых, здесь не принято жить вместе с пожилыми родителями. Соответственно, у бабушек и дедушек уменьшается риск подхватить вирус от внуков, которые могут болеть COVID-19 без симптомов.

Во-вторых, при количестве населения как в Беларуси, эта страна в два раза больше нашей. Плотность населения Швеции меньше, чем в Италии, в десять раз.

В-третьих, по словам наших собеседников, шведов не нужно пугать штрафами, чтобы они не собирались большими группами. Пенсионеры здесь дисциплинированно выполняют рекомендации правительства сидеть дома, выходя лишь в магазины.

Когда семья Александра Рогачева предложила соседям-пенсионерам помощь в покупке еды, те предложением так и не воспользовались. Но в качестве благодарности связали в ответ прихватки для горячего.

«Справляются сами, – говорит Александр. – Сели на машину, съездили в магазин, купили еды, приготовили. Кроме этого, тут есть многочисленные социальные службы, которые могут помочь с доставкой еды – они сейчас работают на 120%», – рассказывает Александр.

Курьер доставляет покупки жителям Стокгольма во время эпидемии коронавируса. 21 марта 2020 года. Фото – Anders Wiklund / TT News Agency / Reuters / Forum

Правда, такая дисциплинированность характерна лишь для «шведских» шведов, отмечает он.

Об отличиях между «шведскими» и «нешведскими» шведами «Белсату» рассказала Наталья, работающая помощником бухгалтера в одном из стокгольмских агенств переводов.

«Когда в регионе Сконе [лен на юге Швеции. – Прим. «Белсат»] начали умирать первые люди, СМИ писали о них поименно: например, «Мария Брит, 68 лет, никаких проблем со здоровьем». Так же писали о следующих жертвах. Когда на прошлой неделе умер сомалиец, а вслед за ними еще несколько, в газетах писали, что «умерли шведские сомалийцы». Ни имени, ни чем они занимались, ни сколько им было лет. Дополнения к статьям появились только когда иммигранты стали возмущаться по этому поводу», – отмечает Наталья.

Стурторьет (Большая площадь) в Мальмё 18 марта 2020 года. Фото – Johan Nilsson / TT News Agency / Forum

Горечь у самих шведов, по словам девушки, вызвала приостановка спортивных мероприятий. С особенной болью они восприняли отмену чемпионата мира по хоккею, который должен был пройти в мае в Дании.

«Они грустят, практически плачут, – говорит Наталья. – Сейчас остановились все соревнования: нет ни хоккея, ни футбола, ни биатлона. Муж моей сестры говорит, что теперь остается только есть, спать и работать», – добавляет она.

Во время эпидемии шведы так и не закрыли лыжные курорты на севере страны: эпидемиологи считают, что заразиться в баре или лифте намного проще, чем катаясь на лыжах. А в работу шведского санэпида правительство вмешаться не может, отмечает в беседе с газетой «Выборча» живущий в Швеции репортер Мацей Заремба-Белявский: государственные ведомства здесь намного независимее, чем в других странах.

«Это означает, что в борьбе с эпидемией отсутствует политика, а выполняются только рекомендации специалистов. В этой ситуации нет никакой возможности сыграть на публику каким-нибудь закрытием границ», – говорит Заремба-Белявский.

Солдаты строят полевой госпиталь на территории выставочного центра Stockholmsmässan на юге Стокгольма. 26 марта 2020 года. Он станет дополнительным пространством для интенсивной терапии пациентов с COVID-19, если это будет необходимо. Фото – Jonas Ekstromer / TT News Agency / Forum

«Если посмотреть на графики роста количества заболевших в разных странах, то они более-менее одинаковы – независимо от того, закрыта или открыта страна. Правительство примет меры в том случае, если в этом тренде произойдут изменения», – добавляет Александр Рогачев.

По официальным данным, прирост заболевших на этой неделе замедлился, но после того, как в пятницу от коронавируса умер 92-й пациент, глава Национального совета по здравоохранению Йоханна Сандвал заявила о возможном расширении мер по борьбе с эпидемией.

ДД/ДР belsat.eu

Новости