«Чтобы не думали, что мы – секта». В Гродно создают музей Белорусской Униатской церкви


Еще в конце XVIII в. униатами себя считали около 75% жителей современной территории Беларуси. Теперь осталось менее 20 мелких приходов на всю страну. Почему единая уния, которая на практике объединяла христиан, оказалась для «неудобной» для всех?

Греко-католический священник в Гродно начал собирать экспонаты для первого и единственного в Беларуси музея Белорусской Униатской церкви. Пастор гродненского греко-католического прихода Андрей Крот говорит, что идея создания музея была естественной в связи с непрерывными просьбами желающих увидеть, где молятся греко-католики. В приход регулярно приходят посетители. Совсем недавно приходила молодежь одного из костелов в Гродно, вскоре появится экскурсия для людей старшего возраста. Такой уголок истории очень нужен, – считает священник.

 «Мы и музей создаем для того, чтобы сохранить и популяризировать наше наследие. Чтобы люди знали, что такая церковь существовала. Чтобы знали, какой вклад она внесла в культуру белорусов, что это – не какая-то секта, появившаяся здесь после распада Советского Союза, а церковь, которая имеет свою традицию и эта традиция никогда не прерывалась, даже когда она была запрещена официально».

Еще в конце 18-го века на территории современной Беларуси униатами себя считали около 75% жителей. Другие конфессии составляли определенный процент, но это было меньшинство. Сегодня по всей Беларуси действуют около 20-ти сообществ, в каждом от нескольких десятков до нескольких тысяч человек. Как получилось, что самая распространенная в свое время церковь в Беларуси почти полностью исчезла?

Неудобная «сельская вера»

img_9101

«Греко-католическая церковь никогда не была любима. С самого начала она была неудобной для всех, начиная со времен подписания унии. Часто говорят, что это было политическое дело, которое власти Речи Посполитой организовали для того, чтобы обратить всех православных в католицизм и сделать из них поляков. Нет. Мы видим, что с самого начала власти Речи Посполитой были против нее. Канцлер Лев Сапега не любил униатскую церковь. Даже католические епископы к ней относились очень осторожно. До этого православные были гражданами второго сорта в Речи Посполитой, а с подписанием унии, они становились католиками и могли претендовать на те же права, которые имели католики. Униатские епископы также могли претендовать на то, чтобы войти в сенат», – рассказывает отец Андрей.

Идея унии не всем нравилась с самого начала и даже во времена расцвета в XVIII веке случались не очень приятные моменты в самом существовании униатов. Где-то в первой половине XVIII в. было принято «Постановление о Поповичах», которое провозглашало о том, что дети греко-католических священников, при условии, если они не становились священниками, автоматически переходили в разряд крепостных крестьян. Это стало большим ударом по церкви, по ее имиджу и, конечно, по конкретным людям. Если многодетная семья и священник имели 10 детей, то только старший мог перенять приход. Остальные становились крепостными. Это постановление существовало несколько десятков лет.

 «Всегда были какие-то политические течения, которые старались принизить унию. О ней говорили, что «то есть крестьянская вера», – говорит Андрей Крот.

Упразднение и возрождение

img_9188

Униатская Церковь в Беларуси была полностью упразднена во времена Российской Империи в 1839-м году и присоединена к Русской Православной Церкви. Настоящее возрождение унии началось в 1920-ых годах в Западной Беларуси, которая попала в состав Польши. Однако и польские власти не способствовали униатам. Отец Андрей вспоминает случай, когда одну из часовен в Гродно опечатали, а там внутри были Святые Дары. «Вот так арестовали Иисуса Христа, – шутит священник. – Также высылали священников. В 30-е годы вместо того, чтобы работать в Беларуси, наших священников путем интриг отправляли в Маньчжурию, чтобы они там работали с русскими, которые вообще никакой унии не хотели».

В будущем музее будут представлены несколько периодов существования Греко-католической Церкви в Беларуси, начиная от подписания Брестской унии, период подполья и эмиграции в ХХ в., а также период возрождения церкви в 90-е годы прошлого века.

«Идея такая появилась, потому что появилось несколько вещей и мы подумали, что будет важно подчеркнуть что уния не исчерпывается двумя сотнями лет существования униатской церкви. Она всегда волновала умы белорусов.

Белорусы, как народ, живущий на границе, на стыке нескольких вероисповеданий, всегда стремились к тому, чтобы каким-то образом объединиться. Ведь все наши предки и современники понимают, что разделение между христианами – это не нормально. И пока что больше никакой такой жизнеспособной модели кроме униатской церкви не придумано.

Уже начиная с 50-60-х годов говорится о необходимости единства между христианами, однако дальше слов и некоторых незначительных действий это не продвинулось. А уния была реальным единством. Можно ее критиковать за какие упущения и недостатки, но на сегодняшний момент лучшей идеи объединения не найдено».

Изюминка нового музея

«Изюминкой» всех экспонатов станет недавно пожертвованная церкви уникальная книга полемических рассуждений владыки Ипатия Патея, изданная отцами-базилианами в Супрасле в 1768-м году. «Ипатий Потей был одним из основателей униатской церкви и долгое время руководил в Беларуси. Однако древние вещи пока еще собираются, – говорит отец Андрей. – Большинство экспонатов пока представляют в основном более современный период».

Например, печатные на машинке проповеди отца Виктора Данилова, который в советские времена подпольно служил в Гродно. Есть его книги, которые он сам печатал. К вере священник пришел, когда сидел в сталинских лагерях. Что интересно, сидел он за критику Сталина с точки зрения Ленина. После освобождения из лагерей он хотел стать католическим священником, но возможностей для этого тогда не было. В Советском союзе все было очень ограничено, также существовал контроль за количеством семинаристов. Поэтому будущему отцу посоветовали жениться и стать греко-католическим священником, что и произошло в 1976-м году. Парах гродненской греко-католического прихода отец Виктор Данилов оставался до 2005-го года. Сейчас он живет в Ярославле с дочерью и внуками.

Еще одним уникальным экспонатом музея будут священнические Облачения владыки Чеслава Осиповича, которые после его смерти хранились в Лондоне. Если в 90-е годы в Беларусь приехал отец Александр Надсон, то именно в этом Облачении он отслужил первую литургию после возрождения греко-католической церкви в Беларуси. В них он молился также и в Гродно во францисканском костёле.

Первый в Беларуси музей Греко-католической церкви откроется в следующем году. Отец Андрей Крот также просит людей, которые в своих домашних архивах имеют вещи, связанные с греко-католиками, присоединиться к созданию музея. Финансовая поддержка также искренне приветствуется.

 Павлина Валиш, ГВ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии