Анатолий Сидоревич напомнил Кондрусевичу как римо-католики брали за горло униатов


Прочитал открытое письмо митрополита Тадеуша Кондрусевича Светлане Алексиевич. Споткнулся на одном высказывании.

Митрополит Тадеуш утверждает, что в Беларуси «исторически сложились хорошие как межконфессиональные, так и межрелигиозные отношения».

Если это – «исторически»? С какого времени? Со времен Речи Посполитой? С царского времени? Или с межвоенного в Западной Беларуси? Так можно долго писать, как во времена Речи Посполитой нехорошо жилось православным. Как римо-католики брали за горло униатов (по-нынешнему – греко-католиков), как их латинизировали. Как обращались с теми же униатами при царе пусть расскажет кто-то другой. Не очень уютно чувствовали себя при царе и римо-католики. А при «поляках» – это парадоксально, но факт – хуже всего было белорусским католикам. Парням-белорусам была закрыта дорога в духовные семинарии. Священников-белорусов (как, например, Ильдефонса Бобича, он же Петра Просты) заставили молчать. Тех, кто не молчал, могли бросить и в тюрьму, как отца Винцента Годлевского, или запереть в Харбин, как отцов Андрея Тикоту или Язепа Германовича, выслать из Вильнюса в Слоним – как священника Адама Станкевича. Надо ли говорить после этого, как жилось в католическом государстве под хадеками, эндеками и пилсудчиками православным белорусам? Или баптистам и пятидесятникам.

Грех не напомнить, как во времена Речи Посполитой, при царе и в межвоенной Польше относились к иудеям. В царские времена звериным антисемитизмом болели не только православные, но и их католические братья-христиане. Об антисемитизме в межвоенной Польше, где католицизм был государственной религией, особенно об антисемитизме во время становления Польской Республики можно рассказывать со ссылками на источники очень долго. Разбой, грабежи, физические расправы, убийства – вот что испытали евреи от польских и ополяченных католиков. Кто создал гетто в университете имени Стефана Батория в Вильнюсе, кто заставил студентов-евреев сидеть на отдельных скамейках, вдалеке от христиан? Какую веру исповедовал тот ректор? Если не ошибаюсь, он был ксендзом.

Может Светлана Алексиевич не совсем верно выразилась, но я уверен, что высказаться так ей подсказала генетическая или историческая память. Здесь следует напомнить, что судьба Алексиевич определенным образом связана и с Западной Украиной. Неужели митрополит Кондрусевич не знает, как поляки (а они же, наверное, все или почти все римо-католики) в межвоенное время устраивали«пацификации» в Восточной Галиции? Среди жертв тех «пацификаций» были и греко-католические священники. Такое не забывается.

Не думаю, что добрые межконфессиональные и межрелигиозные отношения сложились в современной Беларуси. Да, было бы дикостью делать сейчас то, что делали власти и церкви во времена Речи Посполитой, Российской империи или Польской Республики. Есть такое понятие – принуждение к миру. Сам дух времени заставляет религиозные объединения жить мирно. Но хорошими отношения не назовешь. Православная Церковь Московского Патриархата имеет в Беларуси монополию на православие. И это ее монопольное положение поддерживает государство. Основание приходов других православных юрисдикций в Беларуси сейчас невозможно. А возможно ли в Беларуси учреждение приходов, например, лефевристов? (Для непосвященных: лефевристы – это католики, которые не признают решения II Ватиканского собора).

Скажите, а поганцы (язычники), поклонники Солнца и Огня, Перуна и Мокоши имеют ли право на существование, имеют ли право строить свои святилища и кумирни? Честно скажите, господа православные, католические, протестантские, иудейские и мусульманские священники и пасторы.

Анатолий Сидоревич/ТП, nn.by

Смотрите также
Комментарии