Результаты поиска:

Мать волонтера штаба Бабарико в суде: «Я всегда им гордилась и горжусь до сих пор»

Игорь Ермолов, волонтер штаба Виктора Бабарико. Минск, Беларусь. 15 апреля 2021 года. Фото: АК / Белсат

20 апреля продолжилось судебное заседание по делу волонтеров штаба Бабарики: политзаключенных Игоря Ермолова, Николая Сасева, Владислава Корецкого и Дмитрия Конопелько, сообщает «Весна».

Из всех обвиняют по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК («Подготовка к массовым беспорядкам») и ч. 3 ст. 293 УК («Обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках»).

Судья Светлана Бондаренко заслушала свидетелей.

Первой в суде в качестве свидетеля допросили мать Игоря ЕрмоловаСветлану Ермолову. Она сказала, что с полной уверенностью может заявить: сын воспитан в достаточно серьезных рамках законов и норм, принятых в обществе.

«Мой сын, я это уверенно заявляю, информирован и никак не мог совершать никаких противоправных действий: ни поджогов, ни погромов, ни какого-то насилия над личностью, ничего противоправного. Он не собирался оказывать никакого вооруженного сопротивления органам милиции».

Мать обвиняемого пояснила, что Игорь не рассказывал ей о событиях 9–12 августа, не сообщал о своем участии в акциях протестов. Последний раз она разговаривала с сыном 12 августа – это был эмоциональный разговор по поводу происходящего в стране, о забастовке. Запись разговора хранится в материалах дела.

«Забастовка – это одна из форм для населения после того, как случились эти выборы в нашей стране. Я сама была свидетелем, я ходила к школе, [видела], как разгоняли и угрожали люди без опознавательных знаков, и нас разогнали от этой школы».

Прокурор Роман Бизюк уточнил: «Кто первый заговорил о забастовке?»

«Такое впервые прозвучало от сына. Это были просто разговоры. Эмоциональный разговор, когда ты просто не знаешь, как защитить себя, свой голос. Забастовка – это не бунт, это право, которое нам определено Конституцией Республики Беларусь, которое имеет юридическую высшую силу и определяется основным законом…» – объяснила Светлана.

Игорь Ермолов передвигался в августе на машине матери: «Когда нужна машина, забираю я, если нужна сыну – он берет». Кстати, машину Светлане до сих пор не вернули, хотя прокурор отменил постановление на арест машины.

Волонтеры штаба Виктора Бабарико в суде Московского района: Дмитрий Конопелько, Игорь Ермолов, Владислав Корецкий, Николай Сасев. Минск, Беларусь. 15 апреля 2021 года. Фото: АК / Белсат

«Я всегда им гордилась и горжусь до сих пор. Он никогда не был незаконопослушным гражданином. В университете БГУ учился на специальности прикладная математика и информатика. Он поступил на работу в IT-компанию, где достаточно хорошо зарабатывал. Он не просто там работал, он всегда развивался: пошел на курсы, получил сертификат, похвальный лист.

Игорь всегда был творческим, много читал. Ему нравится театр, он увлекся танцами. У него очень много различных наград. Он участвовал в различных региональных и международных конкурсах. Имеет несчетное количество кубков и наград. То есть человек, который создал школу танцев, чтобы собрать вокруг себя людей, которые ведут здоровый образ жизни, культурно проводят свой досуг… Я просто не могу представить, что он что-то мог нарушить».

Мать Ермолова говорит, что нашла сына в больнице: «Мы нашли его избитым, с сотрясением головного мозга, в гематомах. У него были сломаны ребра, пробито легкое. – (Плачет). – Те бандиты, которые ворвались к нему, они взломали дверь, они не представились, он не оказывал никакого сопротивления, а его просто жестоко били. Они били его в машине, когда возили, и потом, когда его в мешке черном водили по двору избитого. Это все говорит о том, что просто нечеловеческое насилие было совершено над моим сыном. Все заявления, все жалобы в прокуратуру и соответствующие органы до сих пор не нашли никакого движения».

Суд продолжил рассмотрение дела волонтеров штаба Бабарико, которых судят за лазерные указки

Следующим выступил Дмитрий Горбачев, который рассказал, что Игоря Ермолова знает со студенчества, один из лучших его друзей, Влада Корецкого – видел до событий августа в танцевальной школе. С Конопелько и Сасевым познакомился 10 августа.

11 августа Ермолов позвонил и сказал, что заедет за Горбачевым. Игорь приехал с остальными обвиняемыми, все хотели поехать на какую-либо акцию, стали обзванивать знакомых, чтобы узнать, где и что проходит. Узнали, что люди собираются в Серебрянке, приняли решение ехать туда. В машине Конопелько предложил Горбачеву взять указку, сказал, что ее можно будет использовать, например, для того, чтобы посветить водителю автозака в глаза. Свидетель отказался.

Владислав Корецкий, волонтер штаба Виктора Бабарико. Минск, Беларусь. 15 апреля 2021 года. Фото: АК / Белсат

В Серебрянке Горбачев встретил нескольких знакомых и подошел к ним поговорить. Когда услышал, что едет ОМОН, Дмитрий убежал во дворе, потом вернулся. Не знал, где находятся остальные ребята, созвонился с Игорем. По словам свидетеля, Ермолов указкой показал, где он находится. Горбачев не видел, чтобы кто-то раздавал указки гражданам, ему тоже никто не предлагал.

Когда встретились – сели в машину и поехали в Уручье. Там Дмитрий Горбачев, пробыв какое-то время, пошел на остановку и поехал домой. Дорога занимала значительное время, транспорт ходил плохо, тогда Горбачев позвонил Ермолову и попросил его отвезти домой. Игорь забрал свидетеля на остановке, по дороге обвиняемый рассказал, что был возле ТЦ «Рига». Когда мужчины подъехали к дому Горбачева, Ермолов сказал, что переживает, что машину могут обыскать, и попросил Дмитрия взять два пакета с указками. Свидетель согласился.

На следующий день пытался дозвониться до Ермолова, а спустя еще несколько дней, когда узнал, что друг задержан – выбросил указки. Массовых беспорядков свидетель сам не наблюдал, на массовые мероприятия ездил, чтобы посмотреть, что происходит, участвовать в акция не собирался.

«Это была бесчеловечная жестокость». Продолжается суд над волонтерами штаба Бабарико

Бабушка Николая Сасева в суд в качестве свидетеля не пришла, потому что она пожилого возраста — 1939 года рождения, инвалид II группы. В процессе зачитали ее письменные показания.

Согласно протоколу допроса, бабушка Николая живет с внуком — братом обвиняемого, который является инвалидом. Политзаключенный проживает отдельно, в квартире, которая перешла ему в наследство, учился в БГУИР. Где работает и сколько зарабатывает бабушка обвиняемого не знает. Участвовал ли Николай в несанкционированных мероприятиях она не знает.

По словам бабушки, 13 или 14 августа обвиняемый приезжал к ней и говорил, что хочет съездить в Москву, чтобы погулять и купить вещи. Женщина передала внуку около 3000 долларов США, так как близких родственников у него нет и никто его не поддерживает. Также у бабушки Николая есть сбережения, которая она накопила за 20 лет.

Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько были признаны политзаключенными.

Волонтера штаба Виктора Бабарико задержали, избили и шьют уголовное дело

МГМ/ИР, belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости