Результаты поиска:

«Увольняешься из милиции – и начинаешь жить!» Бывший милиционер Железный – о 9 августа в Бресте и жизни без погон

Борода, хороший белорусский язык, открытая улыбка – 29-летний Артем Железный выглядит сейчас как айтишник или актер. Ничего не выдает в нем бывшего сотрудника брестской милиции, которому как раз 9 августа 2020 года исполнилось 28 лет. И отмечал он их не за праздничным столом в кругу семьи и друзей, а стоя плечом к плечу с коллегами-«космонавтами» на одной из центральных улиц Бреста. Правда, стоял во втором ряду, так как ему в день рождения не хватило щита…

Бывший милиционер Артем Железный, который ушел с работы после 10 августа 2020 года. Фото: КК / Белсат

«У меня должен был быть “отсыпной день”, то есть выходной, но сказали, чтобы в 17:00 все как штык были в отделе. Начальник пожал руку: “Счастья, здоровья, всего!” И нам выдали экипировку “космонавтов”. Но щитов не хватало. Может, половине не хватило – мне тоже», – рассказывает Артем Железный.

«Не боюсь крови и трупов»

Старший лейтенант милиции Артем Железный работал на тот момент в отделении уголовного розыска Брестского ОВД на транспорте. За плечами – 4 года службы в органах, в том числе несколько лет участковым. Хорошая репутация, отдельная комнатка в общежитии и неплохая для областного центра зарплата – около 1400 рублей. Все – заслуженно. Но 11 августа 2020 года Артема уволили из милиции «в связи с проступком, предусмотренным контрактом в качестве его досрочного расторжения».

Тем проступком был категорический отказ Железного выходить 11 августа на очередной разгон протестующих в Бресте. Чтобы открыто сделать это в те дни, нужно было на самом деле иметь железные нервы.

Фото: КК / Белсат

Перед тем, как взглянуть на события 9–11 августа в Бресте глазами «силовика», пытаемся его провоцировать.

«Слушай, Артем, но ведь говорят, бывших милиционеров не бывает… Неужели ничего не осталось?» – спрашиваем.

«Осталось. Я сейчас очень спокойно воспринимаю все стрессовые ситуации. Любые. Не боюсь крови и трупов. Ведь как участковый часто выезжал даже на обычные смерти. А в остальном… Я уже начал забывать, будто никогда там и не работал», – признается Железный.

«На милиции жизнь не заканчивается»

Артем улыбается, выпрямляется и говорит, что на милиции жизнь не заканчивается. Наоборот.

«Надо оставаться человеком! Прежде всего. А не думать погонами и пенсиями в 48 лет. На милиции действительно жизнь не заканчивается. Наоборот: увольняешься оттуда – и начинаешь жить и свободно дышать», – добавляет наш собеседник.

Еще деталь: Артем Железный имеет высшее образование. Причем – гуманитарное. Окончил в 2014-м Мозырский педуниверситет, получил диплом учителя истории и обществоведения. Поработал в деревенской школе, отслужил в армии, вернулся, чтобы учительствовать, но после первой зарплаты в размере около 100 долларов, решил, что надо что-то менять. Так приходят в милицию…

Фото: КК / Белсат

Сначала работал участковым в родной деревне Люсино Ганцевичского района. Потом перевелся в Брест – в отдел на транспорте. Говорит, что другие брестские милиционеры не любили их. Мол, «мы тут пашем без выходных, а железнодорожники них…я не делают». Артем утверждает, что не испытывал на работе идеологического давления. Но приближались выборы.

«Если бы люди были решительнее – они бы нас расшатали»

Железный рассказывает, что на протяжении всего июля 2020-го их еженедельно возили на полигон под поселком Мухавец отрабатывать драку с «хулиганами». Собирался весь Брестский гарнизон, инструкторами выступали омоновцы, а в качестве «хулиганов» – солдаты из внутренних войск.

«Они тоже были во всей амуниции – в бронежилетах, очках и т.д. И бросали в нас бутылки, колеса катали – создавали приблизительную ситуацию.

Какой-то начальник сказал нам, что в реальности будут ломать нам руки, ноги и головы. Так мы там то и дело тренировали, как построиться, отбиваться и выдавливать людей. По 5-8 часов под адским солнцем…» – рассказывает бывший милиционер.

То, что 9 августа кому-то не хватило щита, не было сюрпризом. Ведь на реальную схватку с «хулиганами» бросили всех – столько амуниции в Бресте не было. Несмотря на гарнизонные учения, брестская милиция вообще не была подготовлена к произошедшему, считает Железный. Начальники в первые дни совсем не знали, что делать. Царил хаос. Все были шокированы количеством людей, вышедших на улицу.

Фото: КК / Белсат

Приказы полковникам милиции отдавали омоновцы в звании капитанов. Но и их 9 августа в городе было немного.

«ОМОНа на тот момент было человек 20 в городе – один взвод. Остальных бросили на Минск. Если бы протестующие были более решительны – они бы нас расшатали. Просто снесли бы… Но все было мирно. Если кто пьян или без майки – этих аккуратно в сторону отводили сами протестующие», – рассказывает Артем.

«Милиция с народом!»

Сотрудников милиции собрали сначала во дворе Управления внутренних дел на Коммунистической, 28. Разделили на группы, определили старших. В каждой – по полсотни человек. Группу, в которую попал Железный («обычные участковые, оперы, патрульные, “обэповцы”») отвезли в микрорайон Восток. Что происходит в стране, никто не знал: интернета не было.

«Примерно в 20:00 нам сообщили, что на избирательном участке в общежитии политеха “толпа не дает подсчитывать голоса”. И мы – эти 50 космонавтов – рванули туда. Подходим, а там стоят, может, 5–7 молодых людей – девушки лет по 20 и парни. У этих девушек губы задрожали, когда нас увидели – целая толпа космонавтов. Их аккуратно завели в автобус, они что-то пытались сказать…

А мне стыдно, так стыдно стало: против кого мы здесь вышли?.. Потом их забрал автозак», – вспоминает Артем Железный.

Впоследствии группу с Железным перебросили на брестский проспект Машерова. Получили приказ перекрыть улицу, но никого не бить. А там люди, более 500 человек, скандировали: «Милиция с народом!» и «Сложи щиты!»…

Фото: КК / Белсат

«Мы были в шоке. Мало кто верил, что в Бресте соберутся люди. “Да успокойся ты, Артем, – говорили мне. – Сейчас проедемся по городу, потом – домой, и будешь отмечать свой день рождения”. Но я уже чувствовал, что так не будет», –говорит Железный.

Противостояние около «Коровы»

Потом группу перебросили на улицу Гоголя, уже перекрытую грузовиками, приказали «зачищать», но на перекрестке у памятника Тысячелетия милиционеры сами попали в окружение. По словам Железного, их окружило около 1000 протестующих.

«Ну бросали там в нас бутылки, было такое, но немного. Мне не попало. Я подхожу к командиру соседней группы, подполковнику из брестского РОВД, говорю, товарищ подполковник, давайте уйдем с перекрестка, потому что нас задавят здесь. Он постоял, посмотрел: да, давайте. Мы отступили», – рассказывает Железный.

А потом подъехали два буса ОМОНа.

«И вот это было уже жестко. Они сразу начали бросать какие-то петарды. Не гранаты, что-то другое, несколько раз они взрываются. Просто врезались в толпу, сразу били в лицо, забрасывали в автобус на пол…» – вспоминает бывший милиционер.

А еще позже было противостояние возле бара «Корова», когда к десяти сотрудникам в погонах, перекрывавшим улицу, подошли более 300 протестующих.

Фото: КК / Белсат

«Нам говорят: ребята, в Жодино уже вся милиция щиты сложила, в Кобрине – тоже. “Ребята, кого вы защищаете?” – говорят. И вот стоишь и думаешь: снять этот шлем, бросить все и пойти с людьми. А они: “Милиция с народом! Милиция с народом!” И старшего группы на тот момент с нами не было, и мы не знали, что делать. Нас везде на телефоны снимали. И мы как-то договорились с людьми: давайте вы в одну сторону уйдете, а мы – в другую. И мы развернулись и ушли, а люди – в другую сторону. И нам снова кричали: “Милиция с народом!”» – рассказывает Артем Железный.

Железный признается, что было страшно. Но страшно из-за неопределенности ситуации. Пошла молва о захваченных райисполкомах в Лиде и Ляховичах, о сожженных машинах ГАИ. Проверить информацию через интернет было невозможно. Только утром 10 августа стало понятно, что все это – ложь.

«Железный, ты нормально себя чувствуешь?»

Справка об увольнении из милиции. Фото представлено «Белсату» героем статьи

10-го августа перед собранным гарнизоном выступил заместитель начальника УВД Брестского облисполкома Александр Кисель. Сообщил, что 9 августа было задержано более 500 человек.

«“Сегодня под райотделом стоят мамы и папы и просят, чтобы отпустили их детей. Так давайте же поможем им сегодня встретиться со своими детьми в самом изоляторе”. Так и сказал. И уже дали команду: если люди будут идти с белыми браслетами в центр – всех задерживать», – рассказывает Артем.

Этот день стал для Артема переломным. В полном составе вернулся из Минска брестский ОМОН. Одурманенные минскими событиями, омоновцы и в родном городе начали стрелять в людей резиновыми пулями и применять светошумовые гранаты. Уже не слышалось лозунгов «Милиция с народом!» – в милицию летели бутылки, файеры и шарики с краской. Милицию и ОМОН подкрепили военнослужащими – десантниками, которых, по словам Артема, привезли на 20 машинах.

Рассказ Артема очень подробный. Чувствуется, что до сих пор больно, что все это неоднократно прокручивал в памяти. Рассказывает о задержанных в Жабинке, которые стояли на коленях в автобусе и которых потом «ласточкой» перебрасывали через «коридор» милиционеров с дубинками в автозак.

Фото: КК / Белсат

«И там девушка была, ее тоже, заломанную, в автозак бросили. И мы стояли прямо под домом, а какая-то бабушка с первого этажа кричала: “Что вы делаете с ними?!” Я не выдержал – просто отвернулся. А начальник моей группы – подполковник Петрусевич: “Железный, ты нормально себя чувствуешь?” Говорю, да, нормально…» – вспоминает бывший милиционер.

Три часа, чтобы одуматься

Но, триггером, говорит Артем, стал для него другой эпизод.

«Убегал парень. Как сейчас помню: белые шорты, белая майка, белые кроссы. Он знал, что не убежит, потому что наперерез бросились четверо из нашей группы.

И он сел на скамейку, руки за голову, и говорит: “Мужики, только не бейте меня…” К нему подбежали, бросили на землю и начали молотить дубинками. Били мои коллеги – не омоновцы. Я спустя три месяца их встречал, они такие: “Мы никого не били, нам нечего стыдиться…”» – говорит Артем Железный.

10 августа группу, в которой работал Железный, распустили только после полуночи. Было понятно, что и на следующий день объявят сбор.

«Я приехал к себе в общежитие и сказал сам себе: “Нет, достаточно, не хочу в этом участвовать”. Тот день все изменил в моей голове», – признается Артем.

Фото: КК / Белсат

11 августа сотрудника, который звонил из дежурной части, чтобы напомнить о сборе, Артем послал куда подальше и сообщил, что больше никуда не пойдет. Потом был звонок дежурного («Артем, да мы сейчас тебе нормальную работу найдем, посидишь в кабинете, давай успокойся»), позже – звонок и встреча с начальником отдела и заместителем начальника по идеологии («Да мы тут за два дня всех этих “ушатаем” и будем, как раньше, нормально служить»).

«Забыл сказать, что еще перед выборами в отделение попали из КГБ списки тех, кто подписывался за альтернативных кандидатов. Я тоже там был. Потому что подписывался и за Бабарико, и за Цепкало, и за Тихановскую.

Мне еще 1 или 2 августа говорили: “А что тебе, Артем, не нравится ? Вот в 1990-е мы зарплаты помидорами получали, а теперь у тебя и комната в общежитии, и 1200 рублей зарплаты”. Я уже тогда понимал, что не дадут мне покоя», – рассказывает Артем.

11 августа Железному дали три часа, чтобы одумался. Предупредили, что, если через это время не появится в отделе, уволят по статье. Старший лейтенант милиции Артем Железный на сбор не пошел.

«Железный – предатель и сволочь»

«И все, меня уволили за прогул 11-го августа. Я собрал форму. Когда пришел сдавать, начальник сказал: “О, Железный пришел – борец за правду”. А идеолог-замполит демонстративно не поздоровался. Потом я узнал, что он говорил бывшим коллегам: “Железный – предатель и сволочь, он нас всех предал”. Почти ни с кем я больше не контактировал», – говорит Артем.

Фото: КК / Белсат

По словам Артема, из Ленинского РОВД Бреста после первых дней протестов уволилось 12 человек.

«А женщина, которая принимала форму, сказала, что более 20 сотрудников по всему Бресту уволились. Но ведь, по сути, это немного. Если учитывать, что нас в городе человек 600 было», – говорит Артем.

«Знаете, на словах много чего было: если нас, мол, бросить бить людей – мы не пойдем. А в итоге – с удовольствием бегали по Бресту, каждое воскресенье гоняли людей…» – добавляет наш собеседник.

В тот же день комендант общежития попросила Железного освободить комнату, в которой он жил. Артем поехал к родителям, потом сделал визу и в октябре приехал в Польшу.

«Я понимал, что не простят. Просто руки пока у них не доходили, так как очень заняты же были. 12 августа я выложил в Instagram фото, что уволился и осуждаю насилие. Кто-то потом забросил его на Telegram. Люди писали, я чувствовал сильную поддержку», – говорит бывший брестский милиционер.

«Классно без милиции, так классно!»

Сейчас Артем Железный работает охранником под Варшавой. И сравнивает работу милиционеров в Беларуси и польских полицейских.

«Сразу скажу, что полицейским в Польше не приходится покупать за свои деньги наручники, фонарики, газ и бумагу. А мы покупали! Когда пришел в отдел, выдали наручники без ключа – делай что хочешь: или вытачивай ключ, или покупай новые», – говорит Артем.

Рассказывает, как однажды его остановили польские полицейские за нарушение правил дорожного движения. Узнав, что служил в белорусской милиции, отпустили без штрафа, но спросили, сколько их коллеги зарабатывают в Беларуси.

«Когда перевел им в злотые, говорят: “Так зачем вы работаете за такие деньги, зачем людей бьете за такие смешные зарплаты?”» – говорит Артем.

«Так зачем?» – спрашиваем и мы.

«Я не знаю… Не знаю, думают ли они вообще. Многие в открытую тогда говорили: “А я же ничего не умею делать, куда я пойду после милиции?” Здесь, мол, я знаю, что буду ходить туда-сюда с этим пистолетом на боку – и получу зарплату. Но… грустно, когда читаешь новости. Одно скажу: я уже никогда не смогу носить ту форму», – говорит Артем.

Фото: КК / Белсат

Контактов с бывшими коллегами Артем почти не имеет. Но ему сообщили, что железнодорожную милицию в Бресте уже полностью расформировали.

«Знаю, что несколько человек делали тогда такую итальянскую забастовку, один из них в прошлом году уволился. Недавно разговаривали с ним. Классно, говорит, без милиции, так классно!» – говорит Артем Железный.

«Я бы не смог вернуться туда». Бывший милиционер просит о помощи

ЗК/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости