Результаты поиска:

На три года колонии осудили гродненца за «дискомфорт» и «удар по авторитету» омоновцев

Андрей Соколовский в суде. Фото: Елена Ковальчук / hrodna.life

Октябрьский суд Гродно 2 августа осудил Андрея Соколовского на 3 года колонии усиленного режима. Гродненца обвинили по нескольким статьям Уголовного кодекса: ст. 342 УК («Организация или активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок») и ст. 364 УК («Насилие или угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел»).

Андрей также заплатит 700 рублей компенсации морального вреда потерпевшему омоновцу «Лобкову». Тот запрашивал 1000 рублей.

Четверо из пяти потерпевших омоновцев, заявивших иски о возмещении морального вреда, в ходе судебных заседаний от своих исков отказались.

Дело рассматривала судья Маргарита Ланцевич. Государственный обвинитель –прокурор Виктор Ничипорук, который ранее участвовал в подобных уголовных делах.

Андрей Соколовский – директор частной фирмы. Ему 38 лет, женат, у него шестилетний ребенок. 5 июня у Соколовского был день рождения – он его встретил в СИЗО. 12 апреля его задержали, а через три дня взяли под стражу.

Версия обвинения

По версии прокурора, 6 сентября 2020 года на улице Горновых в Гродно Андрей Соколовский принял активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, и применил насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел: стоял в сцепке граждан, не подчинялся сотрудникам ОМОНа, с группой лиц препятствовал милиционерам выполнять их обязанности. В ходе групповых действий якобы намеревался причинить боль 11 пострадавшим омоновцам, угрожал им.

Среди прочего, по мнению прокурора, Андрей Соколовский «посягал на общественное спокойствие, нарушал условия отдыха граждан, препятствовал движению транспорта». Автобусный парк и троллейбусное управление заявили, что понесли ущерб примерно 100 рублей.

По словам прокурора, Соколовский с другими гродненцами стали в ряд, подошли вплотную к омоновцам, продолжали движение, начали их выталкивать своим телом и хватать руками. Этим они, по мнению гособвинения, нанесли им физическую боль и побои.

Андрей Соколовский себя виновным не признал.

Допрос пострадавших омоновцев

В деле шесть пострадавших омоновцев, данные которых засекретили. Они проходили и по другим делам: по одной из них четыре гродненца получили 3 и 3,5 года «химии», во второй – процесс проходит над тремя гродненками, одна из которых больна онкологией. Омоновцев допросили за ширмой.

Они путались в показаниях, противоречили своим прежним показаниям. Некоторые «не помнят», наносил ли им обвиняемый Андрей Соколовский удары.

Пострадавший 41-летний омоновец Иван Иванов во время допроса был за ширмой. Просил руководствоваться показаниями, данными ранее на допросе, так как забыл о тех событиях.

«Граждане, которые были не согласны с результатами выборов, шли через старый мост на несанкционированное массовое мероприятие. Информационная группа сообщала им, что мероприятие несанкционированное. ОМОН перекрыл проход, чтобы люди не прошли к филармонии, они шли в сцепке, выкрикивали лозунги, толкали меня», – говорил он во время допроса.

Телесных повреждений у него не было. Было ли насилие со стороны Соколовского – тоже не помнит, как и самого обвиняемого, а насилие со стороны граждан «испытывал на уровне толчков».

Подобное говорили и другие омоновцы. Никто особо ничего не помнит, ведь прошло много времени. Соколовского многие опознали по фотографиям с места событий.

«Так какую физическую боль и побои вам причинил Соколовский и при каких обстоятельствах?» – спросил адвокат очередного пострадавшего омоновца Александра Белого.

«Ничего не помню с того момента».

«Куда вы обращались с рапортом об избиении? Скорую помощь вызвали?»

«Нет. С рапортом о побоях не обращался, скорую не вызвал, руководству не жаловался».

Судья спросила:

«От вас 9 июня поступило исковое заявление в суд, с подробностями инцидента и о взыскании 1000 рублей в качестве морального вреда. Как так получилось, что иск подан 9 июня, пару дней назад, а сегодня вы ничего не помните, претензий к Соколовскому не имеете?»

«Ну как там написано, так и есть», – ответил Белый.

По словам омоновца, Соколовского он опознал по фотографии, которую ему показали в СК. Там же ему и «составили исковое заявление».

В своем иске он утверждал, что его страдания проявились в «физической боли, отклонении от обычного состояния здоровья, ощущении дискомфорта, эмоциональных переживаниях из-за необходимости объяснять руководству и коллегам обстоятельства получения травмы». Действия Соколовского продемонстрировали его превосходство, а события Белый воспринял как «удар по авторитету».

«Вы на сегодняшний день какие-то претензии к Соколовскому имеете?»- спросил адвокат.

«Не имею».

Омоновец Павел Лотков объясняет, что на дежурстве они увидели толпу людей с бело-красно-белой символикой, которые шли по улице в центр города. Видел, как коллега задерживал обвиняемого:

«Мне нанесли удар в лицо. Из толпы звучали угрозы», – говорит омоновец.

«В чем проявлялась агрессивность людей?» – спросил адвокат.

«Звучали неприятные высказывания в адрес сотрудников, какие-то лозунги. Они шли прорывать оцепление», – ответил Лотков.

«Так а зачем вы мешали людям идти, если они были без дубинок, с шариками? Вы перекрыли тротуар, чтобы люди не прошли и люди пошли на проезжую часть?»

«Люди проводили митинг. Руководство дало команду, чтобы не позволить им пройти в центр города. Камней и палок у людей не было. Соколовский сопротивлялся, вырвался при задержании, размахивал руками, я проводил его в автозак».

Обвиняемый Андрей Соколовский задавал каждому омоновцу один вопрос: «Если я оказывал сопротивление и толкал сотрудника, почему я не был задержан?» В тот день омоновцы довели его до спецтранспорта, но отпустили – протокол задержания на Андрея не составили. Если он представлял такую опасность, буянил, то почему его отпустили? Ничего вразумительного на это омоновцы ответить не смогли.

СП / МГ / МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости