КГБ называет политзаключенных «террористами». К чему приведет дальнейшее давление?

КГБ все чаще употребляет слово «террорист» в отношении политических заключенных, в том числе тех, кто давно за решеткой и даже теоретически не мог вести никакой общественной деятельности. Очередной политзаключенный в списке так называемых террористов – Руслан Слуцкий, осужденный на одиннадцать лет за подбрасывание шипов под автоколонну сторонников Лукашенко. Витовт Сивчик продолжит тему.

Новые репрессии от КГБ. Начиная с 20-го мая и до сегодняшнего дня лукашенковские чекисты расширили список так называемых террористов еще на 20 человек.

Среди так называемых террористов оказались представители штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова и Максим Знак, которые уже осуждены на 11 и 10 лет и постоянно подчеркивали: протест должен быть мирным.

В списке – политзаключенная Антонина Коновалова, доверенное лицо Светланы Тихановской (которую КГБ назвал «террористкой» еще в прошлом году) и соратник Николая Статкевича – политзаключенный Сергей Спариш, осужденный якобы за причастность к телеграм-каналу «Армия с народом» и схваченный еще до августа 2020-го года.

Какие последствия могут оказаться у таких попыток запугать общество – смотрите в видеосюжете Витовта Сивчика.

«Белсат» /ИР

Падпісвайся на telegram Белсату

Смотрите также