В Беларуси нужен центр для кризисных ситуаций

После августовских событий сотням белорусов понадобилась помощь медиков, психологов, юристов. Часто люди просто не знают, куда обратиться со своей проблемой. В идеале необходим координационный центр для кризисных ситуаций. Пока же белорусское общество учится эффективно самоорганизовываться.

В результате жестоких разгонов акций протеста и насилия силовиков многим понадобилась медицинская помощь. Средняя стоимость консультации в частном медцентре в Минске – от 10 рублей, ультразвук в зависимости от локализации – от 20 до 60. многие частные учреждения в те дни работали на общественных началах. Объявления давали через соцсети.

«Первую неделю после выборов мы работали без выходных. Основное количество пострадавших обращалось с разнообразными травмами, чаще всего – кровоподтеки, ссадины. Было несколько пациентов с осколочными ранами», – отмечает Руслан Дорошевич, заместитель директора медцентра «Форестмед».

«Того, что не дышал, выбросили из автозака». Свидетельства жертв насилия

Сотни, если не тысячи белорусов, оказались в состоянии шоковой травмы. Справиться с ней без помощи специалистов – сложно. Работа с острой травматической реакцией и острым травматическим расстройством – до трех месяцев, столько же потребуется, чтобы избавиться от посттравмы. Учитывая среднюю стоимость психологических услуг в Минске (60-70 рублей в час), позволить себе это смогли бы немногие. Но возникли целые сообщества психологов-волонтеров.

Волонтер – властям: «Разберите одну резиденцию, сдайте на металлолом! Да сделайте хоть что-то!»

Адвокатская помощь в Беларуси тоже стоит недешево – около 100 рублей одна часовая консультация. Юрист может оказывать только бесплатную помощь, адвокаты же могут работать как бесплатно, так и за деньги. И среди адвокатского сообщества оказалось немало волонтерских инициатив. Что касается характера помощи, то сначала это было базовое консультирование тех, кто пострадал от силовиков, а после профессиональных забастовок стали обращаться представители стачкомов.

Такая помощь будет нужна белорусам еще долго, убежден юрист Александр Жук:

«После того, как были поданы заявления в следственные органы, естественно, должны быть ответы, потом эти ответы, в случае несогласия, нужно обжаловать. Таким образом, потребуется помощь для жалоб в высшие органы. Когда появятся судебные процессы, потребуется помощь адвокатов уже для представления граждан в суде».

Пока же ни одного уголовного дела в отношении силовиков не возбуждено.

Сколько платят белорусы за милицейское насилие?

Белорусское общество консолидируется, чтобы поддержать тех, кто пострадал от режима. Одним из ярчайших примеров такой самоорганизации стали стихийные волонтерские лагеря возле белорусских следственных изоляторов. Чтобы помочь тем, кого выпускали из Центра изоляции правонарушителей на Окрестина, и их близким возник целый городок: медики, психологи, адвокаты, полевая кухня, водители. Множество неравнодушных белорусов покупали еду, воду, лекарства, привозили в лагерь теплые вещи.

«Часто люди просто не знают, куда обратиться со своей проблемой. Выход – агрегаторы, где можно найти профессиональные инициативы, психологов, медиков, юристов, волонтеров. В идеале, конечно, необходим координационный центр для кризисных ситуаций», – считает Александр Жук.

Также в программе «Асабісты капітал»:

  • Каков результат забастовок на предприятиях?
  • Как Лукашенко пытался «купить» поддержку
  • Эксперт: Государство сделало все, чтобы люди начали уезжать

Другие материалы

«Беларусь постепенно превратится в Приднестровье». Что спасет экономику?

Сколько платят белорусы за милицейское насилие?

Деньги закончились. Как выжить без них?

«Кому эта информация что даст?» Как от белорусов скрывают настоящий масштаб эпидемии

Деньги на чужой беде. Кто наживается на эпидемии?

Новая нормальность. Какой будет Беларусь после пандемии?

Каронакризис. Сравнили государственную помощь в Беларуси и других странах

Медицина не для всех. Где и кто лечит чиновников?