Три призрака Айзика Кучара

Один из самых влиятельных белорусских литературных критиков, литературоведов и киносценарист – Айзик Евелевич Кучар. Он сумел не только пережить времена сталинского террора, но и сделать карьеру. Как при жизни Кучера, так и сейчас многие уверены, что в страшные 1930-е годы Айзик Евелевич активно писал доносы на друзей-писателей.

Летом 1980 года выходит «Литературно-критические статьи Алеся Кучера». Хорошо выпив, автор со стопкой экземпляров своей свежей книги в руках садится за руль «Волги». Алесь Кучар уже известный литературовед и признанный сценарист БССР. По его сценариям поставили такие известные ленты, как «Красные листья», «Часы остановились в полночь», «Восточный коридор». Однако сценарист расстроен.

«Почему же он не радовался, а гнал на своей «Волге» так, будто убегая от самого черта?», – спрашивает ведущий Василий Дранько-Майсюк.

Пьяный Кучар попадает в отделение милиции, где у него забирают права и задерживают на ночь. В полузабытьи к Айзику приходят призраки его бывших друзей: поэта Валерия Морякова и литературного критика Григория Березкина. До ареста обоих в 1935 и 1941 годах был причастен сам Айзик.

Приходит к Кучеру и призрак Лукаша Бендэ, самого грозного белорусского критика с конца 20-ых до середины 30-ых годов, злейшего врага белорусских писателей. С Бендэ Айзик работал в конце 1940-ых годов над составлением хрестоматии по белорусской литературе.

«При ее обработке в адрес писателей выбирались выражения наиболее пошлые, а слова – наиболее острые», – вспоминал Кучар это сотрудничество.

О чем говорит Айзик Кучар с призраками бывших друзей и врага? Он оправдывается перед ними, просит прощения? А, может, он тоже был заложником тех страшных времен и другого выхода у него не было?

Смотрите в очередной серии «Лабиринтов».

Другие серии «Лабиринтов» здесь

Другие материалы

Кровь. Массаж. Любовь. Новые факты жизни Алоизы Пашкевич

Пуля для КГБ от Василя Быкова

Что Язэп Дроздович делал на Сатурне?

Ищите женщину. Как НКВД ломал писателя Головача

Кармен в вышиванке против оперной дивы из Москвы. Кто кого победил?

Пэн: между топором и Парижем

Адам Станкевич – человек, победивший Мефистофеля

Ужасы Павлинки