Горячий комментарий После Мюнхена, Запад больше не считает Беларусь полным сателлитом России


Лукашенко Мюнхенская конференция по безопасности точно пошла в плюс. Так, своего восторга от стремления Александра Лукашенко развязать конфликт в Донбассе не скрывал председатель Мюнхенской конференции безопасности Вольфганг Ишингер. Стоит ли удивляться тому, что на следующее заседание конференции Ишингер уже собирается пригласить и президента Беларуси?

Валерий Карбалевич, политолог:

«То, что говорил глава Мюнхенской конференции – это скорее дипломатия, скорее благодарность. Если говорить о более широком контексте подхода Запада к Беларуси, то действительно после Крыма геополитика выдавила проблему демократии и прав человека, которые отошли в сторону. В регионе очень напряженная военно-политическая ситуация, а Беларусь немного продемонстрировала, что она не полностью поддерживает позицию России в конфликте с Западом и Украиной. За все это Беларусь возвращается в повестку дня европейской политики, европейских процессов. […] Лукашенко уже имеет приглашение в четыре европейские столицы: Ригу, Вену, Париж и Мюнхен. […] Эти заявления Лукашенко укрепляют в международном сообществе взгляд на Беларусь как на самостоятельный субъект международной политики, что это не полный сателлит России…»

Трудно не заметить, что в последнее время в Минск нередко приезжают западные чиновники, а сам глава Беларуси, которого раньше называли последним диктатором Европы, стал, что называется, «рукопожатным». «Белсат» спросил у министра иностранных дел Польши Яцека Чапутовича, почему же Европа изменила свое отношение к Лукашенко:

«Трудно сказать, изменилось ли европейское отношение. Но действительно, мне кажется, организация встречи по поводу Украины, есть минские соглашения. Это показывает, что Беларусь хочет играть определенную роль и хочет для себя хотя бы символического признания обособленности от России. Здесь можно увидеть положительный момент – это желание показать определенную независимость. Выступление президента [Лукашенко] на этой конференции было традиционным. Протестовал, критиковал планы Польши пригласить более сильное военное присутствие США. Твердил, что это может нести определенную угрозу. Но я понимаю, что у него такая роль. Тем не менее, мы хотим разговаривать, хотим быть транспарентными, когда идет речь о действиях Североатлантического союза для того, чтобы преодолевать определенную враждебность между нашими государствами. Эта конференция – это как определенный шаг в нормализации отношений для снижения международной напряженности».

Продолжение разговора – в сюжете.

Смотрите также
Комментарии