Навальный выяснил, что жена министра культуры незаконно владеет пентхаусом

Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального выпустил новое расследование – о черепах, фильме о православном меценате, права на который принадлежат православному меценату, а также о пентхаусе в центре Москвы, принадлежащим жене министра культуры Владимира Мединского и купленном, как утверждает Навальный, незаконно.

Двухэтажный пентхаус в элитном кооперативе в московских Хамовниках нашёл у жены министра культуры Владимира Мединского Алексей Навальный. Фонд борьбы с коррупцией утверждает, что такая квартира стоит около 200 млн рублей – без мебели и ремонта.

Квартира принадлежит жене Мединского Марине, и, по данным из Единого госреестра недвижимости, была приобретена в прошлом году. Находится на 12 и 13 этажах. Площадь пентхауза – 300 квадратных метров. Внутри, как утверждает Навальный, спортзал, библиотека, а также – терраса в видом на Москву.

«Даже учитывая то, что семья Мединских декларирует необъяснимый гигантский годовой доход, им бы понадобилось откладывать все до копейки свои доходы с 13-ого года, что позволить купить только одно помещение – без ремонта, без мебели», — говорит Алексей Навальный.

Квадратные метры ни о чем не говорят, как и рыночная стоимость, считают в Trasparency International. Реальная стоимость жилья – неизвестна. Вероятно, она ниже заявленной Навальным, существует некий дисконт недвижимости для высокопоставленных чиновников.

«За кадром расследования Навального осталось, что его семья – почти все бизнесмены – и жена, и сестра. Доход у супруги Мединского – это постоянно растущая величина. Сам Мединский был директором и владельцем консалтинговой группы и тоже не самый бедный человек», – говорит Илья Шуманов, заместитель гендиректора Trasparency International – R.

Расследование Навального вскрыло только местонахождение пентхауза, а не его наличие. Жилье министр культуры не скрывает, квартира метражом 300 квадратных метров находится в его антикоррупционной декларации за прошлый год.

«Я уверен, что больше нигде, ни в одной стране, нет министра культуры с такой недвижимостью», – отмечает Навальный.

Другой вопрос – законность происхождения имущества, говорит Илья Шуманов. Оно или приобретено незаконно, или же в результате продажи неких задекларированных ранее акций:

«На мой взгляд, категория «200 миллионов рублей», для человека, семья которого декларирует 30-40 миллионов рублей, это не та сумма, когда можно говорить о превышении какого-то порога».

Сам министр культуры расследование Навального комментировать отказался:

«Я не хочу это комментировать. Потом как-нибудь всё скажем».

Отсутствие публичной реакции чиновников на расследования об их имуществе типична для России. Здесь, возможно, дело в уверенности Мединского в законности приобретения имущества. Но чаще всего дело в другом.

«Отсутствие института репутации в России. Любое обвинение в коррупции, злоупотреблении полномочиями и прочее, смывается со следующим дождем. Ничего не происходит. Завтра еще одна новость будет, послезавтра тоже», – подчеркивает Шуманов.

Другая тема расследования Навального – финансирование российского кинематографа – сферы, пронизанной, как говорят эксперты, коррупцией и распределением госсредств конкретным людям. Речь про фильм о православном меценате Иннокентии Сибиряков, продвижение которого финансируется Министерством культуры. Права на фильм принадлежат Константину Голощапову – так называемому «массажисту Путина» из петербургской секции дзюдо, тоже православному меценату, из Русского афонского общества.

Владимир Мединский, кстати, является автором книги «О русском воровстве и мздоимстве», и пишет так: «В России всегда воровали? Это её неотъемлемое свойство? Ничего подобного». И дает советы – как излечить страну от коррупции.

Самоуправление, контроль общества, свободные СМИ, независимый суд и бизнес и показательные процессы над коррупционерами. Вот советы главы Минкульта. А самое главное – уменьшение госконтроля над всеми сферами жизни. Вероятно, также над киноискусством.

Маша Макарова, Максим Гаранин, belsat.eu

Другие материалы

«Всем пофигу!»: красная зона самоизоляции для россиян становится нормой

В связи с карантином украинские правозащитники требуют амнистии для заключенных

Эрнест Мезак: В пересчете на миллион населения у нас заболеваний больше, чем в Москве

Полный выпуск «Вот так»

Ирина Маслова: «27 погибших и из них девять, одна треть, это врачи»

Журнал Vademecum: «Жесткая цензура на государственном уровне»

«Наши сотрудники получили надбавку к зарплате максимально $ 7». В каких условиях работают медики в Украине

Полный выпуск «Вот так»