Куда и по чьей вине из Беларуси утекало молоко в 90-ых?

Лукашенко вспомнил о дефиците молока, который наблюдался в Беларуси в конце 90-ых. Но забыл рассказать, по чьей вине «молочка» утекала из страны. Разбираемся, куда она исчезла и кому это было выгодно! 15 миллиардов долларов высокотехнологичного экспорта за 2019 год – об этом СМИ рассказал председатель Государственного комитета по науке Александр Шумилин. Но мы доказали, что он врёт. Подробнее – в новом выпуске программы «Лукавые новости»

Как Лукашенко создал искусственный дефицит молока в конце 90-ых

Александр Лукашенко 28 января провел совещание по агропромышленному комплексу Витебской области, во время которого вспомнил обстановку с молочными продуктами, которая была 20 лет назад в Беларуси.

«Двадцать лет назад, вы помните, было по-другому: жрать было нечего, тогда литр молока был счастьем», – сказал Лукашенко.

Некоторые беларусы быстро отреагировали на слова президента и начали вспоминать, что происходило в стране 20 лет назад. Вот что написала на своей странице в Фейсбуке наша коллега Екатерина Ткаченко:

«Мне вспомнилось, как где-то в начале 1999 года Минск будоражила история про продавщицу магазина в Серебрянке. Тогда выдавали только пакет молока в одни руку. А к продавщице подошла женщина и слёзно просила продать два пакета. Продавщица пожалела женщину, а та оказалась из проверяющих органов, составила акт и продавщице вкатили штраф размером в несколько её зарплат. Продавщица пошла в подсобку и повесилась. У неё остался маленький ребенок. Не помню, удалось ли тогда белорусским СМИ подробно раскопать эту историю, но даже в российской программе «Времечко» упомянули о ней».

Мы стали разбираться и поняли, что в конце 90-ых – в начале двухтысячных в Беларуси действительно существовали проблемы с молоком. То есть Александр Лукашенко не врёт. Но, как оказалось, и не договаривает. Мы попросили прокомментировать былую ситуацию Александра Ярошука, который в то время являлся первым заместителем председателя Минского облисполкома и отвечал за деятельность агропромышленного комплекса.

«Здесь наш президент прав: проблема была и проблема очень острая. Но в силу своей природной скромности он, вероятно, не сказал, кто сотворил эту проблему. А сотворил её он сам! В то время в Беларуси, в Минске, цены на молочную продукцию, молоко, сметану, масло и всё остальное где-то были в 2-3 раза ниже, чем в России, Москве. Продукция сметалась словно гигантским пылесосом с прилавков и вывозилась в Россию», – рассказал Александр Ярошук, бывший первый заместитель председателя Минского облисполкома.

Мы нашли цифры, которые подтверждают ценовую разницу на молоко в России и Беларуси. 1998 год: по данным Росстата средняя стоимость 1 литра молока в России составляла почти 4 российских рубля. В Беларуси, в эквиваленте – всего полтора. То есть в 2 с половиной раза меньше.

То есть дефицит создался на ровном месте – из-за того, что правительство искусственно занижало цены. Некоторые жители Беларуси скупали молочку у себя на родине и вывозили её за пределы страны, зарабатывая на разнице цен и создавая дефицит для своих сограждан. По словам Ярошука, ежедневно объемы реализации мясомолочной продукции на минском продовольственном рынке превышали норму в 2-3 раза:

«Но почему он держал? Держал ещё и потому, что тогда на слуху шел полный процесс создания союзного государства, и человек уже видел себя одной ногой в Кремле, и для этого нужно было показать общественному мнению России, населению, какая чудесная страна Беларусь, какое замечательное здесь правительство, какой выдающийся президент, крепкий хозяйственник, который держит фантастически низкие цены на молочную продукцию».

Бывший первый заместитель председателя Минского облисполкома вспоминает, что ни впоследствии появившиеся ограничения на продажу «молочки» ни даже указы об конфискации автомобилей, на которых продукты вывозились в Россию, не могли сдержать наших земляков от молочного соблазна.

«Всякими правдами и неправдами добивались этих разрешений. То есть вывозили за счёт того, что скупали молоко в магазинах. И вывозили за счёт того, что разными правдами и неправдами добивались разрешения напрямую с молочных заводов, напрямую с мясокомбинатов везли тоже продовольствие в Россию», – говорит Александр Ярошук, бывший первый заместитель председателя Минского облисполкома.

Таким образом, Александр Лукашенко во время воспоминаний про период, когда литр молока был счастьем – почему-то забыл рассказать, что дефицит был искусственно вызван государственным регулированием цен.

Кто и как врёт об экспорте высокотехнологичной продукции

«Беларусь наращивает экспорт высокотехнологичной продукции: от электромобилей до суперкомпьютеров», – материал с таким заголовком вышел на белорусском государственном телеканале ОНТ.

«Растёт и экспорт высокотехнологичной продукции. Зарубежным компаниям интересны наши наработки в медицине, промышленности, IT-технологиях. Итоги 2019-года специалисты назвали оптимистичными», – рассказали в эфире телеканала ОНТ.

Далее председатель Государственного комитета по науке Александр Шумилин назвал конкретные цифры. Кстати, называя их он говорит про текущий год, но, из контекста этой и других публикаций в СМИ очевидно, что чиновник оговорился и подытоживает, на самом деле, результаты 2019-го.

«В этом году экспорт высокотехнологичной продукции достигнет почти $15 млрд. Это очень знаковая цифра. В этом году только в рамках государственных технических программ было произведено научно-технической продукции на 5 млрд рублей. Это приблизительно на 2% больше, чем в прошлом году», – рассказал Шумилин.

15 миллиардов долларов высокотехнологичного экспорта за 2019 год. По расчётам завсектора Академии Наук Валентины Щетко, в 2015 году меньше высокотехнологичной продукции экспортировала Швеция – родина Вольво, Эриксон, Электролюкс и десятков других менее известных брэндов.

Как же Беларуси удалось обогнать эту инновационную державу по экспорту высокотехнологичной продукции? Ответ прост – никак. Председатель госкомитета по науке просто лукавит.

Смотрим тот же рейтинг, где мы нашли обьём высокотехнологичного экспорта Швеции. В этом же списке мы находим и Беларусь. Только не выше Швеции, а… на 39 позиций ниже. Объем высокотехнологичного экспорта в 2015 году, согласно этому исследованию – всего лишь 561 миллион долларов – почти в 27 раз меньше, чем утверждает Шумилин.

Правда, между этими данными 5 лет разницы. Изменилась ли картина? С этим вопросом мы обратились в Белстат.

«2,9 процента за январь-ноябрь была доля товаров высокотехнологичных», – рассказали нам в Белстате.

Весь белорусский экспорт за 2019 год, по данным Белстата – 33 миллиарда долларов. Почти 3% от общего – получается около миллиарда. Именно столько высокотехнологичной продукции экспортировала в прошлом году Беларусь. В 15 раз меньше, чем утверждает глава комитета по науке.

В долгосрочной же перспективе технологичный уровень белорусской экономики, наоборот, падает. В 2011 доля высокотехнологичной и среднетехнологичной продукции высокого уровня в белорусской промышленности составляла почти 45%. В 2018 уже всего лишь 40% с небольшим. А доля низкотехнологичного сектора, за это время, выросла практически на целых 10 процентных пунктов. Другими словами, белорусская экономика движется от среднетехнологичной модели в сторону сырьевой: продает, к примеру, всё меньше грузовиков, а больше удобрений и еды.

Таким образом председатель Государственного комитета по науке и технологиям Беларуси Александр Шумилин преувеличил во много раз объём белорусского высокотехнологичного экспорта. А государственный телеканал ОНТ развил этот фейк в своём телесюжете.

Другие материалы

«Достижения» 20-летки: итоги правления Лукашенко

Неозвученные итоги Всебеларуского собрания

Вранье ради Лукашенко

Как Лукашенко взялся за природу

Беларусская пропаганда взялась за российские протесты

Лукашенко использовал больных детей для бизнеса

Очередной «развод» Лукашенко: Всебеларусское собрание

Жена офицера – новый пропагандист на СТВ