Вот так «Кричали, что я убила Моторолу». Интервью с украинкой, освобожденной из плена ДНР


В киевской больнице «Феофания» сейчас проходят реабилитацию сорок мирных жителей, освобожденных из плена в конце прошлого года.

В основном, им требуется психологическая помощь. Выйдя на свободу, каждый из них еще долгие годы будет страдать от посттравматического синдрома. Что пришлось пережить людям в несправедливом заключении и как они собираются строить новую жизнь? Исповедь одной из узниц ДНР – в сюжете Елены Солодовниковой.

Она стала звездой российских пропагандистских каналов.

На родине в Донецке Валентину Бучок назвали шпионкой и приговорили к 17 годам лишения свободы. Поводом для подозрений стало то, что она – электромонтёр, сфотографировала дом, где ремонтировала проводку, и носила с собой карту Донецка. Валентину задержали на улице и отвезли в Министерство Государственной Безопасности самопровозглашенной ДНР. Допрос проводили больше суток, с пакетом на голове.

«Кошмар продолжился. Пакет вот такой, наручники. Я одета как для работы на улице, естественно, пот заливает глаза, в помещении теплом. Удары по голове. «Это ты убила Моторолу!» Мне было смешно, честно. Вы же нашли убийц Моторолы», – рассказывает про издевательства Валентина Бучок.

Потом станет ясно: в действительности ее задержали за проукраинкие взгляды, которые она не скрывала на оккупированной территории.

«Я – гражданка Украины! Слава Украине, в суде я им сказала, что Украина есть, была и будет!» – продолжает свой рассказ женщина.

В ожидании приговора Валентину отправили на принудительные работы.

«От мытья полов до погрузки российского вооружения – коробки, ящики, мыть машины. Я отказалась это делать, сказала, что я не рабыня. Не буду работать за пайку», – говорит Валентина Бучок.

Тогда строптивую пленницу перевели в СИЗО. И поселили не к таким же, как она, политическим заключенным, а к опасному криминальному контингенту.

«СИЗО донецкое – это ад! Меня там ели прусаки! Вот это все шрамы, они выгрызали, все было воспаленное, ноги были как тумбы. Красные. Я хочу, чтобы люди поняли, что происходит в Донецке. Ладно я такая, потом привезли еще 65 лет, «шпион», женщина пожилая. Как ей? И она до сих пор там находится. Еще многие там. Нужно быть крепким духом«, – отмечает Валентина Бучок.

Но самым страшным были не ужасные бытовые условия (в камере не было туалета), или скудная еда (кормили кашей на воде), а психологическое давление сокамерниц: велись разговоры про расстрел, про то, что «сейчас военное время».

Валентина признается: жила надеждой на обмен. Все девять месяцев в неволе она напоминала себе, что получила срок за то, что не побоялась говорить правду на оккупированной территории:

«Я говорила, что нужно закрыть границу с Российской Федерацией – война закончится, когда перестанут туда поступать оружие, кураторы. Они мне пакет на голову надели, но наушники одеть не догадались. И я все слышала: кураторы сказал то, кураторы сказали это. Всех там курирует Российская Федерация».

В Киев Валентину отправили, вручив подшивку ее «уголовного дела» и «помилование от Александра Захарченко». Теплые вещи и телефон женщине привезли неравнодушные люди. Сейчас Валентина ждет встречи с мужем – он служит по контракту в украинской армии, прибыл в часть незадолго до ареста жены. Как начинать жить с нуля в незнакомом городе, Валентина не знает, говорит и из Донецка сразу не уехала из-за страха не найти новую работу в пятьдесят лет.

Бывшая узница не скрывает, что на первых порах рассчитывает на помощь от государства – Кабинет Министров намерен выплатить бывшим пленным Донбасса около $ 3,5 тыс. Однако такой проект еще не утвержден.

Елена Солодовникова, belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии