Костюшко: зачем белорусы отказываются от героя?

Потомок дворянского рода с белорусских земель Тадеуш Бонавентура Костюшко боролся за независимость Польши. Государства с названием Беларусь тогда не было. И это дает основание части историков отказывать белорусам в праве называть Костюшко своим героем.

Правильно ли это, в белсатовском ток-шоу «Intermarium» дискутируют историки из Беларуси, Литвы и Польши.

Восстание, которое возглавил Тадеуш Костюшко, началось в 1794 году. Речь Посполитая только что пережила второй раздел и находилась под оккупацией прусских и российских войск. Король Станислав Август Понятовский был отодвинут от власти. Государством управляли пророссийские элиты.

Экономика была в критическом состоянии. Ослабленная бесконечными военными действиями, Речь Посполитая потеряла свои торговые пути, но при этом была обязана удерживать 40-тысячную оккупационную армию. На оплату своей армии, состоявшее из 15 тыс. человек, денег не было. Закрывались мануфактуры и банки. Росли цены, а вместе с ними – и недовольство населения.

К крестьянским бунтам и выступлениям православного населения, которое боролось за свои права, добавилась борьба магнатских группировок внутри страны. Большая часть общества понимала, что второй раздел Речи Посполитой – только прелюдия к полной ликвидации государства. Чтобы его сохранить, нужно было изменить политический строй, экономическую жизнь и систему обороны. Позиция короля Станислава Августа Понятовского – сохранить остатки страны под российским протекторатом – не находила поддержки.

Началось восстание. Его участники хотели восстановить Речь Посполитую в границах 1772 года, вернуть Конституцию 3 мая 1791 года и продолжить реформы. Одновременно надо было противостоять трем мощным государствам: России, Австрии и Пруссии. Восстание закончилось поражением. Его подавлением с особой жестокостью командовал известный российский полководец Александр Суворов.

Из 150 тыс. человек, которые по разным оценкам приняли участие в восстании, от 30 до 40 тыс. происходили с земель Великого княжества Литовского. Руководитель Тадеуш Костюшко неоднократно подчеркивал свое литвинское происхождение. Поскольку слово «белорусский» здесь не звучит, часть ученых считает, что белорусы не вправе присоединить эту фигуру к пантеону своих национальных героев.

«Здесь традиция заложена в первые годы советской власти. Когда из белорусов делали крестьянскую нацию, без знати, без национальных героев, – говорит Светлана Куль-Сельверстова, доктор исторических наук, профессор Белостокской политехники.

Она обращает внимание, что на каждом этапе развития нации есть герои, которые могут принадлежать нескольким народам:

«Я все время провожу аналогию: Карл Великий – чей он? Немецкий, французский?».

Во времена Костюшко словом «литвин» обозначали не национальную принадлежность, а государственную – к Великому княжеству Литовскому. Так же как поляками называли себя все граждане Речи Посполитой.

Почему в Беларуси выступают против Костюшко, и кому это нужно?

«Потому что Костюшко – это воплощение государственной идеи. Калиновский – в меньшей степени. Он не столько за государство, сколько за социальное равенство. На мой взгляд, есть силы, которые не хотят, чтобы у Беларуси были национальные герои, которые вдохновляют на борьбу за государственность, – считает Светлана Куль-Сельверстова. – Если мы возьмем пантеон белорусских героев советских времен, там у нас государственников не будет. Там не будет ни Сапеги, ни Радзивиллов. А вот Евфросиния Полоцкая – пожалуйста! Скорина, Янка Купала. Калиновского даже можно – он за государство не боролся, он – за равенство».

«Здесь логика какая: если сегодня мы вычеркивали Костюшко из своей истории, мы вычеркивали и государство, которому он служил, – Речь Посполитую. То есть несколько веков своей истории. Поэтому без Костюшко – никак», – соглашается с ней в студии «Intermarium» Андрей Киштымов, кандидат исторических наук, сотрудник Республиканской лаборатории историко-культурного наследия.

Еще один участник ток-шоу, Валдас Ракуцис доктор исторических наук, профессор Клайпедского университета (Литва) обращает внимание на то, что соседи не должны отбирать героев друг у друга:

«Такие личности, как Костюшко и Адам Мицкевич нас объединяют. Мы должны найти основания для сотрудничества народов, потому что нас разделяют разные интересы, а нужны такие вещи, которые объединяют. Это люди-мосты».

Имело ли восстание шансы на победу? И почему известные в Речи Посполитой личности пошли на сотрудничество с Россией? Смотрите ток-шоу «Intermarium» (видео выше).

Смотреть другие выпуски ток-шоу «Intermarium»

ИО/АА, belsat.eu

Другие материалы

Были застрелены 3 ректора БГУ, 10 редакторов газеты «Звезда». Как уничтожали Беларусь

Победим ли мы Лукашенко так же, как поляки победили коммунистов?

Как Россия могла исчезнуть с карты мира и причем здесь белорусы

«Белорусов называли туземцами». Как Российская империя грабила ВКЛ

Белорусы пострадали больше всего? Как Кремль ставил эксперименты над народами

Как Сталин помог Гитлеру начать войну

Агенты или борцы за Беларусь? Ищем правду о КПЗБ

Выжило ли бы ВКЛ без поляков?