Александр Подрабинек о том, как страна переживает эпидемию

Россия, слава Богу, отказалась от своего особого пути хотя бы в отношении борьбы с коронавирусом. В больших городах вводятся карантинные меры, резко сокращающие контакты между людьми и соответственно уменьшающие возможности распространения инфекции.

Улицы Москвы опустели. На 2/3 снизилась интенсивность дорожного движения, на 80% стало меньше автомобильных аварий. Невнятное решение президента Путина о дополнительных выходных, сначала на неделю, а затем до конца апреля, скорректировано мэром Москвы Сергеем Собяниным, по существу введшим в Москве локдаун – изоляцию всех ото всех.

Видеоматериал смотрите в программе «Вот так»:

Эпидемиологи говорят, что это хорошо и правильно. Обыватели говорят, что это не очень хорошо, хотя может быть и правильно. Правозащитники говорят, что это наверное хорошо, но неправильно сделано. Предприниматели просто в ужасе. И каждый по-своему прав.

Эпидемиологи, опираясь на данные математического моделирования эпидемий, утверждают, что при отсутствии всяких административных мер по сдерживанию эпидемии только в Москве погибло бы до 120 тысяч человек. На пике эпидемии потребовалось бы 48 тысяч реанимационных коек, в то время как в Москве их только 2,5 тысячи. В то же время при нынешних мерах локдауна они прогнозируют смертность в 250 человек и не более 80 человек, нуждающихся в реанимации на пике эпидемии. Хочется верить эпидемиологам, а что будет на самом деле, мы скоро увидим.

Обыватели в основном понимают необходимость ограничительных мер и поэтому сидят по своим домам. Правда, некоторые легкомысленные люди в прошлый уикенд поехали в парки и подмосковные леса жарить шашлыки и отдыхать со вкусом – так ведь Путин же объявил не карантин, а лишние выходные! Все медиа подхватили эту тему, демонстрируя миру русскую глупость и беспечность.

Чечня закрывается, а Москва превращается в Китай

Надо понимать природу новостей: массовому читателю или зрителю подается удачная картинка. А из огромного большинства людей, сидящих у себя по домам, картинку не сделаешь.

Предприниматели в ужасе: им не только надо платить налоги и взносы, но теперь придется оплачивать и подаренные Путиным народу месячные выходные с полным сохранением зарплаты. И это при остановившейся работе! Как тут не повторить вслед за Высоцким: где деньги, Зин?

Ну и наконец правозащитники. Бить во все колокола при любом нарушении прав человека – их профессиональная забота. И слава богу, что есть такие звонари. Это правильно даже в тех случаях, когда экстремальные обстоятельства обгоняют законотворческие возможности. А в России это правильно вдвойне, потому что, повторяю, нет такой беды, которую российская власть не использовала бы в своих шкурных интересах.

Русская весна на карантине. Как переживают коронавирус в провинции – на примере Великого Новгорода

Государственная Дума в спешном порядке принимает законы, позволяющие ввести в правовое русло уже предпринятые противоэпидемические меры. В том числе колоссальные штрафы за нарушение карантина. Правда, достаточно ясного определения самого карантина в законе нет, но власть надеется, что на эти юридические неувязки мало кто будет сейчас обращать внимание: когда горит дом, не до изысканности костюма. Только на это у власти вся надежда.

Наряду с наказаниями за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, власть под шумок принимает законы, ограничивающие свободу слова. За распространение недостоверной информации, представляющей угрозу жизни и безопасности, или неверной информации о принимаемых мерах по обеспечению безопасности, предусмотрена административная ответственность со штрафом до 10 миллионов рублей и уголовная – до 5 лет лишения свободы.

Кто и как будет трактовать опасность распространения информации нам в России хорошо понятно. Мы-то знаем, что для власти информация опаснее инфекции. Все это мы проходили еще при советской власти, так что ничего нового путинский режим нам не предлагает. Особенно впечатляет норма о клевете на меры по обеспечению безопасности населения. Это они так защищают себя от справедливой критики. Ради этого в Уголовный кодекс ввели новую статью 207-прим. Характерно, что стоит она рядом со статьей об ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Молитва или карантин? К чему призывают священники разных конфессий на Кавказе

Хотите знать как это будет работать? А вот так. В конце прошлого года в Сочи с формулировкой «за разглашение охраняемой законом тайны» уволили врача 5 городской больницы Юлию Фрелих.

Разглашение тайны состояло в том, что она в интернете рассказала о нехватке лекарств в городской больнице, черной кассе и плохом питании пациентов. Теперь бы она увольнением не отделалась, а вполне могла бы получить 5 лет по статье 207-прим. Вот так под шумок борьбы с пандемией власть ведет наступление на гражданские свободы и права человека.

Но есть и хорошая новость на этой неделе. Александр Лукашенко нашел средство от коронавируса. Это, прежде всего хоккей на льду, а кроме того трактор, поле, баня и водка. А пандемия, по его словам, это просто психоз. Правда, пока не слышно, чтобы кто-нибудь воспользовался антивирусным набором белорусского диктатора.

Хотя в России у него есть последователи в виде секты отрицателей пандемии, которые считают все происходящее происками мировой закулисы, злокозненных политиков и продажных журналистов. А никакого вируса нет, потому что его не видно. Поэтому они беззаботны, веселы и играют в хоккей. Ну разве это плохо? Хоть кому-то во время всемирного бедствия по-детски хорошо.

Александр Подрабинек belsat.eu

Фото: Sergei Fadeichev / TASS / Forum

Эпидемия правового хаоса в эпоху коронавируса

Другие материалы

Законы все жестче, прав все меньше

История референдумов в Беларуси: изменения не к лучшему

В Москве за регистрацию на сайте в поддержку Навального увольняют машинистов метро

Полный выпуск «Вот так»

Израиль и Палестина далеки от перемирия

Полный выпуск «Вот так»

Казанский стрелок был болен, но владел оружием на законных основаниях

Идеология и смертная казнь: в России ищут лекарство против насилия