По законам Берии: русский этап в XXI веке

Личные гарантии безопасности Алексея Навального дал директор Федеральной службы исполнения наказаний России Александр Калашников. В интервью агентству ТАСС он заявил: «Я гарантирую, что никакой угрозы его здоровью и жизни не существует». Глава ФСИН подтвердил, что политика отправили в колонию. Туда, «где он должен сейчас находиться». При этом места этапирования Калашников не назвал.

О том, что Алексея Навального нет в «Матросской тишине» рассказал Твиттере адвокат политика Вадим Кобзев. Он пришел на свидание к своему подзащитному, но после трех часов ожидания узнал, что оппозиционера увезли СИЗО: «Мне сказали, что свидание не может быть предоставлено, потому что он убыл из этого учреждения. Таким образом, он был из этого СИЗО куда-то этапирован. Мне не сказали куда. По закону эту информацию предоставляют родственникам».

Однако, по словам адвоката, родственникам тоже не сообщили об этапировании Навального. По закону это должны были сделать. При этом впереди еще рассмотрение апелляции на приговор суда по делу ветерана Игната Артеменко. Правозащитник Ольга Романова подчеркивает:

«Даже не коллективный Путин, а Путин лично все-таки решил пойти по максимально жесткому пути».

По словам Романовой, этапирование – очень сложный период для каждого заключенного. Организация «Международная амнистия» в 2017 году опубликовала доклад о практике этапирования заключенных. По данным правозащитников, в густонаселенной Московской области находятся только шесть пенитенциарных учреждений, в то время как в Коми, на Крайнем Севере, – 13. Именно отсутствием свободных мест в колониях власти объясняют необходимость этапа. Это значит, что заключенные отправляются за сотни, если не тысячи километров от дома и родных.

В тесных купе столыпинских вагонов могут оказаться 12 человек. Иногда без нормального питания и доступа к лекарствам. Дорога в таких условиях с остановками занимает недели. «Это этап, каким он был ровно 100 лет назад. Сейчас исполнилось 90 лет созданию ГУЛАГа. Это те же этапы. Ничего не поменялось. Реформирование системы произошло один раз, в 1953 году, когда эту систему передали от НКВД в Минюст. Все остальное – это даже не косметика, это просто смешно», – говорит Ольга Романова.

Она считает, что Алексея Навального могут отправить в Ивановскую или Владимирскую область. По закону расстояние для Навального не может быть более 500 километров. Михаил Ходорковский был осужден за мошенничество и хищение в особо крупном размере и отправлен сначала в Забайкалье, а потом – в Карелию. Олега Сенцова, которого российские власти обвиняли в терроризме, увезли на восток – в Якутию, а потом перевели на Север – в полярный поселок Лабытнанги. А вот Ильдар Дадин, осужденный за незаконные с точки зрения властей акции протеста, проехал этапом 4 тысячи километров между Карелией и Алтайским краем. По словам эколога Евгения Витишко, которого накануне Олимпийских игр в Сочи году осудили за порчу чужого имущества и отправили за тысячу километров от дома, этап – это фактически дополнительная форма наказания, которой нет в Уголовном кодексе.

«Непонятно, как отапливается вагон. Постоянный холод. Меня задержали в тепло. Я был в легком пальто. Находясь в столыпинском вагоне, промерзаешь до последней клеточки. Это абсолютно неоправданно, это утяжеляет судьбу и политзаключенных, и обычных заключенных», – говорит Витишко.

Неизвестность – еще одна грань истории этапа. Часто ни родственники заключенного, ни он сам не знают, где же именно будет конечная остановка. Официально переписка или телефонные звонки во время этапа не запрещены, но на практике заключенному всегда могут отказать на основании отсутствия технической возможности. Это время тишины может длиться неделями.

Ян Моравицкий / Белсат

Другие материалы

В России снова обыски у журналистов

Новости стран СНГ

В Петербурге сгорел комплекс исторических зданий. Возможен поджог

«Он пример для подражания». Морской пехотинец Алексей Годзенко вспоминает погибшего на Донбассе отца

Полный выпуск «Вот так»

Турцию закрыли для российских туристов

За заявку – в тюрьму?

Захват админзданий и оккупация украинских городов. Семь лет назад началась война в Донбассе