Замок, который уже никогда не вернется. Топ-10 гродненских витрин, которые нельзя забыть


Старый Замок в Гродно находится в состоянии реконструкции, которая пока еще не затронула фонды и выставочные залы. Но уже через месяц экспозиция закроется, а в помещениях бывшего дворца Батория начнутся исследования и ремонтные работы.

Сотрудники музея решили отметить закрытие экспозиции, которая создавалась начиная с 1930-х годов. Некоторые стенды остались полностью нетронутыми с 1960-х годов. Научный сотрудник Андрей Вашкевич провел по этому случаю «ностальжи-экскурсию».

Сотрудник музея Андрей Вашкевич во время экскурсии. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Музейщик отметил, что где-то через месяц с витринами и экспонатами в сегодняшнем виде можно будет распрощаться. Что-то в перспективе останется в «обновленном» дворце Батория после его открытия. Что-то может переехать в другие здания в Гродно, переданные историко-археологическому музею. Что-то может исчезнуть с глаз посетителей навсегда, ибо будет сдано в фонды.

Мы решили собрать Топ-10 витрин замка, которые помнит со школы каждый житель Гродно, да рассказать о них.

1. Меч крестоносца, который крестоносцам не принадлежал

Про этот меч во время экскурсий и в музейных буклетах всегда говорилось конкретно: такими мечами, мол, немецкие рыцари убивали наших предков во время «нападений крестоносцев». Надпись на мече «Пей кровь» по-немецки должна была вызывать ужас. По факту оказалось, что это двуручных меч «фламберг», которыми пользовались немецкие ландскнехты с ХVI в. и позже, то есть к нашим местам он вряд ли имел какое-то отношение.

Двуручный немецкий меч с надписью «Пей кровь». Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Вообще, у музейщиков возникал вопрос: может это более поздняя подделка, например, XIX в.? Ибо меч действительно огромный и пользоваться им мог только воин- «монстр» типа Грегора Клигана из «Игры престолов». Обычные «фламберги», что можно увидеть в европейских арсеналах, меньше и тоньше.

Двуручный немецкий меч с надписью «Пей кровь». Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

2. Пушка за 50 рублей

В музейном архиве хранятся три довольно странных протокола фондово-закупочных комиссий. Представьте: лето 1966-го года. Рабочие, которые очищают Неман, привозят в музей пушку. Им выделили около 50 рублей в качестве презента. Через две недели те же рабочие привозят еще одну пушку. Им дают уже немного меньшую сумму. Еще через пару недель история повторяется. Денег дают еще меньше. Музейщики шутили, что если бы сумма не уменьшалась, то в музее могло бы быть может и 10 таких орудий.

Вход в музей: знаменитые ступени с пушками. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Пушки находили в Немане за железнодорожным мостом, где во время Северной войны были российские бастионы. Войска Петра I отступали, поэтому со своего временного моста и сбросили пушки, чтобы оружие не досталось шведам.

3. «Царские ворота» с чердака

У историко-археологического музея некогда был предшественник: церковный музей, который формировался в здании бернардинского монастыря, на месте которого сегодня стоит Драматический театр. Музей так и не возник, зато на чердаке монастыря эти ворота в 1930-х нашел Юзеф Иодковский, создатель музея в Старом замке. Нашел, правда, в очень плохом состоянии.

Соломенные «царские ворота». Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

В 1970-е ворота восстановила народная мастерица, которая работала с соломой. В белорусских деревнях действительно зачастую делали церковные интерьеры из соломы! Единственное, что сохранилось их мало. Еще одни «царские ворота» есть в Минске и в Украине – два экземпляра. Именно эти ворота происходят из Полесья, из окрестностей Иваново, датируются началом XIX в.

4. Пояс, который чудом не ушел за границу…

Как-то вечером в 1998-м году несколько человек принесли свернутую ткань в музей. Цветной свиток оказался… слуцким поясом. Точнее, поясом по типу Слуцкого, так как сделан он был не на слуцких мануфактурах. Ребята, которые его принесли, понимали, что вещь ценная, но почему-то решили обратиться в музей, а не к дельцам, занимавшимся антиквариатом, которые вывозили такие вещи за границу. В музее это единственный подобный пояс, который даже и развернуть совершенно невозможно из-за его длины.

Шляхетский пояс, сделанный по образцу слуцких поясов. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Интересно, что исследовательница церковного искусства Любовь Зорина, которая много лет занималась предметами искусства в церквях и костелах, писала, что в храмам Гродненщины совсем недавно было множество настоящих слуцких поясов. Но за последние 30 лет они… исчезли неизвестно куда. Поэтому и наличие в Гродно этого пояса – большая удача!

Стенд с реликвиями Восстания Калиновского. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

5. Повстанческая сабля из Калуги и два мужа Элизы Ожешко

На небольшой витрине собраны несколько уникальных артефактов времен Восстания Калиновского. Едва ли не самый шикарный – это целый альбом с фотографиями повстанцев XIX в. Среди прочих персоналий, рядом здесь стоят снимки двух мужей поэтессы Элизы Ожешко. Ниже лежит повстанческая сабля с гербами и патриотической надписью. Немыслимо, но ее передали в Гродно… из Калуги. Как она туда попала? Неизвестно. Кстати, это тоже свидетельство уже забытой традиции обменов экспонатами между музеями, которая существовала во времена СССР.

6. Ковры и покрывала: память об экспедиции

Перед тем, как выставить экспонаты, их нужно еще собрать. С 1950-х до начала 1990-х поездки по сбору и выкупу экспонатов, которые проводились по деревням, были регулярным явлением. Традицию музейщики возродили уже в 2000-х. В основном в таких поездках собираются этнографические вещи: ткацкие станки, веретена, ковры, кувшины, полотенца и т.д. Что-о люди готовы отдать бесплатно, что-то – продать.

Этнографические стенды: память о многочисленных этнографических поездах по деревням. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Бывают и комичные случаи, когда кто-то из сотрудников или их друзей звонит, стоя на… помойке. Туда могут выбросить что-то из мебели или старых предметов интерьера. Собирать те же тканые ковры по деревням удобно, когда их сушат или трясут от пыли старушки. Остается только найти машину, приехать и забрать.

7. Орденские «иконостасы» на тысячи долларов

Экспозиция, посвященная Второй Мировой, в музее создавалась, как говорят, еще «по горячим следам». И события были недавно, и ветераны еще были молоды. Главной персоной на ней был, разумеется, Сталин: огромный бюст и портрет во весь рост. Когда Сталин умер, то к бюсту приносили венки. Позже иссохшие венки музейщики были вынуждены… сдать в фонды как реликвии, но после «развенчания культа личности» – выбросили с легким сердцем.

Форма, награды и личные вещи советских офицеров. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Сегодня экспозиция о войне – это в основном кители, награды и личные вещи высокопоставленных военных, связанных с Гродно. Например, в музее стоит здоровенный стол со скульптурой льва, который принадлежал генералу Антонову. Тот всю войну провел при Сталине, консультируя и помогая главнокомандующему. До сих пор потомки ветеранов несут в музей награды. Если это комплекты с орденами Кутузова или Хмельницкого, то по рыночным ценам подобные подарки тянут на тысячи долларов…

8. Немецкие флаги и кресты Булак-Балаховича

Небольшой стенд, специально находящийся почти на полу, посвящен побежденному нацизму. Немецкие флаги, оружие, награды. Интересно, что флаги ненастоящие, были сделаны уже после войны. В СССР для нужд музеев и кино существовала целая индустрия по производству не только немецкой формы, но и флагов третьего Рейха.

Форма, награды и личные вещи советских офицеров. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»
Немецкий уголок: дубликаты флагов и настоящее оружие. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

А вот награды Германии и Японии – настоящие. Смешно, но среди них долгое время тоже лежал и крест генерала Станислава Булак-Балаховича. Белый эмалированный крест имел изображение черепа, поэтому сотрудники в советское время, по-видимому, и записали его автоматически в число «эсэсовской символики».

9. Динозавры и «фото первобытного человека»

Исследовательница Ванда Юркевич вместе с художником Кузнецовым в 1967 году создали в музее экспозицию, посвященную природе, начиная от зарождения жизни на Земле. Клыки мамонтов, окаменевшие моллюски, примеры геологических пород – все здесь. В 1981-м здесь прошел всесоюзный семинар сотрудников музеев природы, а эта экспозиция была признана лучшей в СССР. Возможно поэтому ее и не меняли с того самого 1967-го года.

Экспозиция по доисторическим временам держится с 1967-го года. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Интересно, что где-то в фондах до сих пор хранится экспонат с загадочным подписью: «Фото первобытного человека». Понятно, что фото касается не самого существа, но реконструкции его вида, но шутка про таинственный снимок ходит среди сотрудников до сих пор.

10. Лесной великан с глиной под шерстью

Экспозиция, посвященная природе, пожалуй, единственная полностью деидеологизирована. Ведь и в межвоенный период, когда музей создавался, и во времена СССР, и сейчас, так или иначе, имеют место идеологические оценки и «воспитательная роль». А вот чучела кабанов, сов и зубров находятся вне политики и временем.

Чучело огромного зубра из Беловежской пущи. Фото — Василий Молчанов / «Белсат»

Среди прочих чучел выделяется огромная фигура зубра, который весил не менее тонны. Современные зубры, которые водятся в Беловежской пуще, меньше почти на треть, так как являются помессю с кавказскими зубрами. Это же чучело было сделано из нашего настоящего обитателя пущи. Старые чучела, как не странно, очень тяжелые, так как внутри имеют металлический каркас и глину. Переносить их для сотрудников музея – настоящее испытание, сравнимое с переносом пианино для пианиста.

Впрочем, в перспективе при переезде экспозиции, доли этой ни сотрудникам музея, ни зубрам, не миновать.

АК/АА, фото Василий Молчанов

belsat.eu

Смотрите также
Комментарии