За пластиковую бутылку в омоновца – до шести лет

Вадима Хижнякова задержали в Гродно 27 сентября. По данным МВД, человек похожий на него бросил полупустую пластиковую бутылку в омоновцев, когда те тащили по земле задержанных. Момент попал на видео. Сейчас Вадиму грозит до шести лет за решеткой.

Гродненцу и белорусу Вадиму Хижнякову 52 года. В последние годы он занимался бизнесом в Казахстане. В Минске у него дочь, в Гродно – отец-пенсионер, ветеран Афганистана. Во время выборов Вадим был наблюдателем на одном из участков.

Задержали его 27 сентября возле развлекательного центра «Галактика». Там ОМОН жестко задерживал участников протестов, кого-то волокли по земле. На видео, которое попало в сеть, видно, как люди пытаются отбить задержанных. По данным МВД, одним из них как раз и оказался Хижняков.

По словам адвоката, Хижнякову во время задержания брызнули газом в лицо, волокли по земле. После задержания его осматривал врач и обнаружил синяки. В квартире мужчины провели обыск, забрали телефон и листовки. Ничего связанного с экстремизмом или призывами к радикальным действиям не выявили, однако с 27 сентября Хижняков остается под стражей. Сейчас – в СИЗО при Гродненской тюрьме.

Милиционеры не обращались за медицинской помощью

«Хижнякову инкриминируется ст. 364 УК – угроза или применение насилия к сотруднику правоохранительных органов, – рассказывает адвокат Юлия Юргелевич, – Его взяли за участие в мирной акции. Якобы опознали по видео, где тот бросает полупустую пластиковую бутылку в омоновца. Лица на видео не видно – только элементы одежды. Сейчас он в статусе обвиняемого. Преступление якобы совершено группой лиц по предварительному сговору: фигурируют четыре человека. Но эти люди друг друга не знают и не видели даже во время инцидента».

Постановление о возбуждении уголовного дела против Хижнякова. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Из документов дела известно о двух якобы пострадавших сотрудниках МВД. Вместе с тем, по словам адвоката, никто из милиционеров не обращался за медицинской помощью в контексте дела Хижнякова. Иначе это было бы известно. В тот же день – 27 сентября – известно об одной сотруднице МВД, которой разбили нос, но речь шла о другом месте и к Хижнякову это не имело никакого отношения.

Максимальный срок по инкриминируемой мужчине ст. 364 УК – шесть лет лишения свободы. Но по «нижней планке» есть также и ограничение свободы. То есть теоретически может быть и «химия».

«Я считаю, что держать человека под стражей по такому уголовному делу незаконно и необоснованно, – считает Юлия Юргелевич, – можно было взять подписку о невыезде, например. Вдобавок, открытым остается вопрос, он это на видео или чем-то похожий на него человек?»

«Считаю, что это государственный террор»

Валерий Хижняков, отец арестованного. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Отец арестованного – 73-летний Валерий Викторович Хижняков. Бывший кадровый военный, ветеран войны в Афганистане. Пережил два инфаркта и с улыбкой добавляет, что третьего не хотелось бы.

«Агрессии у сына никогда не наблюдал. Да, был наблюдателем на выборах, ходил на митинги. Он по жизни такой человек – за справедливость, – рассказывает отец, – 27-го сентября меня не было дома, уехал на дачу. Поздно вечером только узнал, что сына задержали: позвонила адвокат. После, разумеется, не виделся с ним, не общался. Конверты в СИЗО только недавно передали. Жду, чтобы отписал. Но там говорят долго идет, чуть ли не месяц».

Валерий Хижняков, отец арестованного. Фото: Василий Молчанов / «Белсат»

Валерий Викторович возмущен и говорит, что для него, как для военного человека, эта история выглядит как нонсенс:

«Я тоже служил, но никогда бы на такое не пошел. Даже министр обороны говорил, что армия выступит за власть против народа, которому они присягу давали. И когда Лукашенко последний раз инаугурацию проводил – я обратил внимание – раньше народу присягали. А теперь – народу и президенту. Послушайте, когда он перед военными выступал! Это что такое?».

Отец арестованного признается, что не ждет справедливости от этой власти. Вспоминает пример с баскетболисткой Левченко и добавляет, что «бьют лучших». Если дело придет в суд, то собирается идти обязательно. Даже речь готовит.

«Считаю, что это государственный террор, – резюмирует Валерий Викторович, – если таких людей будем сажать, то с кем останемся? С кем система останется? Это же не бандиты, не насильники. Сын – человек с высшим образованием, имеет работу, дочь. Ну давайте с ОМОНом останемся – и будем дубинками строить процветающую Беларусь…»

АК/ИР, Belsat.eu

Новости