За белорусский язык его называли «коммунистом». Вспоминаем ксендза Владислава Чернявского

14 января 1918 родился священник, который одним из первых полностью перевел Библию на белорусский язык.

Два года назад, на столетие со дня рождения Владислава Чернявского, в Вишнево, где он работал почти 50 лет, открылся музей. Инициатором его создания стала прихожанка, бывшая учительница химии и биологии, Тереса Битель, которая сменила профессию, чтобы следить за музеем. Сегодня это две комнатки местного Дома культуры, которые вмещают раритетные книги священника, тетради с его рукописями и переводами и другие личные вещи.

Рабочий столик белорусского священника. Фото — Василий Молчанов/Белсат

«Музей мы открыли в 2016-м году, благодаря финансовой помощи из Красного костела, но работа выполнялась благодарными прихожанами. Потому что отец Владислав более 45 лет работал у нас на Вишневщине. И мы ему благодарны за Библию на белорусском языке и за то, каким он был человеком.

Тереса Битель, заведующая музеем В.Чернявского. Фото — Василий Молчанов/Белсат

Разумеется, всем не угодишь, но многие остались ему очень благодарны. Люди, которых он крестил, которых привел к Богу и так далее. Как подтверждение этому, могу показать, сколько было всяких посвящений отцу Владиславу. У Дануты Бичель есть посвященный стих, у Виктора Шнита, Марианны Дуксы, Лидии Гординец, Гири Трусакевич…», — рассказывает госпожа Тереса, которая лично близко дружила со священником.

«Молись, как все молились, и не выдумывай»

Владислав Чернявский родился 14 января 1916 года возле Гольшан. В семье обычных белорусских крестьян было 12 детей. Родители умерли рано. Прожил 85 лет, большинство из которых служил в Вишнево (Воложинский район).

«У нас он работал с 1953-го года. До него работал поляк, ксендз-иезуит Станислав Михальский. Затем приехал отец Владислав и занялся белорусизацией. Он вспоминал, что поляки-клирики в семинарии даже жгли белорусскую литературу и это его настолько поразило, что он не мог простить такой несправедливости. После семинарии он приехал сюда и также продолжал свою белорусскую линию, хотя и встречал сопротивление. Вот видите, подтверждение — письмо-анонимка, где на польском языке прихожане пишут, что не надо нам твоих ни песенок белорусских, ни историй. Молись, как все молились, и не выдумывай», — госпожа Тереса указывает на небольшой лист под стеклом экспозиции.

«Мы все просим ксендза настоятеля о том, чтобы не переводил литания и другие песни и молитвы. Мы уже не дети, чтобы переучиваться, мы все уже в старшем возрасте и будем петь по-польски, как нас научили наши родители. Отец настоятель сам видит, что все меньше и меньше людей в костеле. Они ездят в другие храмы, где священники молятся, как полагается и не придумывают никаких переводов песенок, бумаг. Мы просим настоятеля во время чтения Евангелия и проповеди не говорить об истории всего мира. Это Святой Костел и мы собираемся, чтобы молиться, а не слушать разные байки. Скоро дойдет до того, что костел будет совершенно пустой, и мы не соберем на оплату костела», — говорится в анонимке, написанной по-польски верующими.

Церковь, где служил Владислав Чернявский. Фото — Василий Молчанов/Белсат

«Говорят, что он не любил поляков, а он не любил ополяченных белорусов»

«И крестины, и браки — все по-белорусски делал. Когда приезжали поляки к нему, он говорил на польском языке. Некоторые говорят, ему не нравился польский язык, а на самом деле он не любил ополяченных белорусов. Когда приезжали литовцы, он говорил с ними на литовском языке.

Особенно он нервничал, когда видел польский текст, написанный кириллицей. Он топал ногами и ругался, как это может быть такое. Были проблемы с властями церковными. После ксендза Михальского, у нас не было 3 года ксендза в костеле. И тогда в 50-е годы церковный комитет (местные верующие) поехали в Москву просить ксендза. И когда приехал отец Владислав, они ему прямо в глаза говорили, что отвезем сейчас обратно. Они получили совсем не то, чего ожидали», — объясняет госпожа Тереса.

Кніга Роду, первая попытка издания перевода В. Чернявского. Фото — Василий Молчанов/Белсат

«Белорусский язык? Значит коммунист!»

«Я долгое время не могла понять, почему его называли коммунистом. Сейчас я уже понимаю. Для польскоязычного населения, белорусский язык значил «это коммунист»! Это не то, к чему они привыкли», — рассказывает Тереса Битель.

Несмотря на протесты некоторых прихожан, Владислав Чернявский не переставал белорусизировать Вишнево. Он продолжал вести богослужения по-белорусски, а в свободное время садился за переводы песен, молитв и Священного Писания.

Рукопись кс. Владислава Чернявского с переводом литургии на белорусский язык. Фото — Василий Молчанов/Белсат

В музее можно увидеть много личных вещей священника. Словари, с которыми работал, стулья на которых сидел, икона перед которой молился — Сердца Иисуса, а также рукописи. 31 тетрадку с каллиграфическим почерком. Литургические тексты и тексты мессы, литании, молитвы, песни. Все это — переводы на белорусский. Библию в переводе Чернявского издали только в 2012-м году, через 11 лет после его смерти. При жизни отец Владислав дождался только издания белорусскоязычного Нового Завета и Пятикнижия.

«В 1968 году он был на аудиенции у Папы Павла VI, где говорили на латыни. Отец Владислав пожаловался, что белорусы-католики до сих пор не имеют своей Библии, на что получил ответ: так займись же переводом! Он мог стать первым белорусским католическим епископом, но не позволила советская власть…», — рассказывает госпожа Тереса.

Фото из архива В. Чернявского. Фото — Василий Молчанов/Белсат

Откуда такая любовь к белорусской культуре?

Дядя Владислава, Франтишек Чернявский был русскоязычным и уехал за границу. Отец Владислав написал ему, чтобы возвращался. А дядя ответил: «не хочу быть удобрением для почвы в Беларуси». И он не вернулся. Также на него повлияли епископ Чеслав Сипович и отец Александр Надсон.

Как вспоминает Тереса, Чернявского посвятили в священники в 1944-м году в студии отцов-мариан в Вильнюсе, которых финансировала княгиня Радзивилл.

Могила Владислава Чернявского возле костела. Фото — Василий Молчанов/Белсат

«Бога любил, Библию переводил и людям Беларуси служил»

Отец Владислав Чернявский умер в вишневской больнице 22 декабря 2001 года. Его похоронили возле костела, где священник работал почти всю свою жизнь.

«Так получилось, что мой брат был при нем в тот момент и держал его руку. Он долго болел. Несколько инсультов было», — объясняет Тереса Битель.

На вопрос, каким при жизни был священник, женщина коротко отвечает:

«Как сказал художник Феликс Янушкевич, для него были три слова главные: Бог, Библия, Беларусь. Бога любил, Библию переводил и людям Беларуси служил».

Паулина Валиш, belsat.eu

Смотрите также

Новости