Выжидание с запахом нефти

Александр
Федута
политконсультант

Разразившийся в начале наступившего 2020 года скандал с прекращением поставок российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы, на самом деле, не содержал в себе ничего неожиданного. Скорее, наоборот: носил совершенно плановый характер. Александр Лукашенко знал, что ему придется искать альтернативные по отношению к России источники нефтяных поставок, о чем и сообщил публично накануне, дав соответствующее поручение правительству. Владимир Путин знал, что скандал будет – мало того, он же его и провоцировал.

Таким образом, все радостные («Ну, наконец-то!») вздохи, как и вздохи сожаления («А как же мы теперь?») были уместны разве что в устах астронавтов, последние десять лет пробывших на Луне и мало интересовавшихся политикой на постсоветском пространстве.

В январе на белорусские НПЗ должно быть поставлено 600 тысяч тонн российской нефти

Уже, по меньшей мере, год идет война характеров по принципу «Кто кого наклонит?». Ну, да, примерно год – если отсчитывать ее начало от пресловутого меморандума Дмитрия Козака. И было глупостью рассчитывать, что стороны, не пришедшие к согласию за одиннадцать дней до новогодних праздников, вдруг придут к нему через пять дней после наступления 2020-го года.

И на этот раз ни к какому согласию они не пришли.

Лукашенко получил согласие Кремля на поставки нефти из запасов Михаила Гуцериева. К этому были готовы все.

Кремль, проведший не так давно обыски в офисах гуцериевских компаний.

Гуцериев, все последние годы бережно исполнявший прихоти белорусского владыки и получавший взамен возможность зарабатывать в Беларуси те деньги, которые ему не дают зарабатывать в России (то есть, зарабатывать дают, но ведь еще больше хочется).

https://belsat.eu/ru/news/lukashenko-pozdravil-oligarha-gutserieva-s-yubileem-top-7-faktov-o-rossijskom-druge-glavy-belarusi/

И Лукашенко, понимавший, что если решение Кремлем и будет принято, то исключительно на краткий срок и вовсе не за счет любимцев российского президента, к числу которых семья Гуцериевых никогда не относилась.

То есть, на месяц ситуация как-то разрулилась. Но при этом все стороны тщательно наблюдают за тем, кто и как вел себя во время наивысшей напряженности.

Лукашенко – как и Путин – обратил внимание на готовность Литвы и Латвии предоставить возможность для альтернативных поставок нефти. Лукашенко сделал в соответствующий кластер своей памяти положительную отметку. Путин ничего никуда не заносил, поскольку иллюзий относительно позиции балтийских государств никогда не питал и не питает.

Представители Литвы и Латвии выразили готовность оказать Беларуси услуги по перегрузке, хранению и транспортировке нефти. С латвийской стороны с соответствующим заявлением выступило Министерство транспорта, со стороны Литвы о возможности транспортировать в Беларусь до 3 млн тонн нефти в год заявили в компании LG Cargo, которая является частью Литовской железной дороги. Фото: Yuri Smityuk / TASS / Forum

Гуцериев проставил в графе «Убытки» соответствующую потерянной «премии» за поставленную нефть сумму и начал ждать, когда и в какой форме сможет наверстать потерянную выгоду (все-таки речь идет не о подарке в виде персонального, хотя и очень дорогого вертолета, а о несколько большей сумме).

Путин ждет февраля. В случае, если тлеющий ближневосточный конфликт усугубится вследствие убийства американской ракетой иранского генерала Касема Сулеймани, цена на нефть вырастет достаточно резко (что, похоже, уже начинает происходить). А это будет еще один повод не допускать поставок российской нефти в Беларусь по демпинговым ценам. Или – по меньшей мере, требовать взамен чего-то более существенного и важного для российского руководства, нежели гуцериевские прибыли.

Нефтеперерабатывающий завод в Мозыре, 4 января 2020 г. С 1 января Россия прекратила поставки нефти на белорусские НПЗ, а Беларусь была вынуждена прекратить эскпорт нефтепродуктов, чтобы экономить ресурсы для внутренних потребностей. Фото Vasily Fedosenko / Reuters / Forum

Вы хотите сказать, что все три участника случившегося скандала не знают, что через месяц то же самое решение будет невозможным? Знают, очень хорошо знают. Именно поэтому каждый из тройки имеет в запасе какой-то запасной вариант, в надежде, что двое других о нем пока не догадываются.

Мы – точно не догадываемся. Поэтому запасаемся попкорном.

Правда, попкорн, похоже, долго будет пахнуть нефтью.

Александр Федута belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы