В Гродно повесили доску почета в честь писателя Алексея Карпюка


Памятная доска в честь белорусского писателя Алексея Карпюка в Гродно. Фото - Василий Молчанов/Белсат

Белорус, фронтовик, узник концлагеря, диссидент, один из руководителей демократического движения в Гродно начале 90-х, лучший друг Василя Быкова, один из самых ярких и значительных белорусских прозаиков ХХ в., – регалии Алексея Карпюка можно перечислять долго. Belsat.eu разобрался, почему его имя в Беларуси остается малоизвестным.

В 1992 году Международный биографический центр в Кембридже присвоил Алексею Карпюк звание «Лучшего человека года». Однако прошло целых 27 лет, пока память заслуженного писателя достойно почтили на родине. Вывеску авторства скульптора Владимира Пантелеева повесили на доме №49 по ул. Ожешко. Здесь находилась квартира, в которой долгое время вместе с семьей жил и работал Карпюк. Его не любила советская власть, современная – относится с настороженностью, с его произведениями учителя не знакомят в школе, и имя Алексея Карпюка остается известным только узкому кругу гродненской интеллигенции.

Фото belsat.eu
Открытие памятной доски в честь белорусского писателя Алексея Карпюка в Гродно. Фото — Василий Молчанов/Белсат

«За польский язык в доме мог получить тумаков»

История жизни этого скромного человека напоминает одиссею. Алексей Карпюк родился в белорусской крестьянской семье в деревне Страшево на сегодняшней Белосточчине.

«Отец воспитывался в белорусской среде, но это была Польша, а белорусы в тот период считались людьми второго сорта. Он учился в польской школе и одноклассники смеялись над его белорусским языком. В свою очередь, если бы в доме он хоть слово сказал по-польски, то сразу бы получил тумаков от матери и от отца. И это уважение к Беларуси, к местной культуре он пронес с собой через всю жизнь», – вспоминает дочь писателя Валентина Карпюк.

Открытие памятной доски в честь белорусского писателя Алексея Карпюка в Гродно. Фото — Василий Молчанов/Белсат

Во время войны Алексей Карпюк участвовал в партизанском движении, однако в 42-м году попал в плен и был вывезен в концлагерь Штуттгоф, из которого умудрился сбежать. Вернувшись к дому, организовал партизанский отряд имени Кастуся Калиновского, а в 44-м, когда пришла Красная армия, всех его участников отправили на фронт. Алексей Карпюк дошел до Берлина, был дважды ранен.

Алексей Карпюк вместе с Василем Быковым. Фото из книги «Прощание с иллюзиями».
На могиле писателя в Гродно, 14 июля 1992 года. Фото из книги «Прощание с иллюзиями».
Во время директорства в школе деревни Бискупцы под Волковысском, 1952 г. Фото из книги «Прощание с иллюзиями».
Открытие памятной доски в честь белорусского писателя Алексея Карпюка в Гродно. Фото — Василий Молчанов/Белсат

Не признанный властями

Многие исторические факты о Западной Беларуси и правдивое описание партизанского движения, о котором писал Карпюк в своих рассказах, были нежелательными для тогдашней власти. Это и переписка с Солженицыным, и дружба с Гениюшами.

Во время перестройки Алексей Карпюк активно публиковался, поддерживал партию БНФ и клуб «Факел», основывал ОБС «Бацькаўшчына» («Отечество»). Однако белорусскому патриоту судьбой не было предназначено пожить в независимой Беларуси. Он ушел из жизни в июле 1992 года. За дружбу с Быковым и Позняком его не признала и современная власть.

Его романы «Данута» и «Вершалински рай» – одни из самых ярких белорусских произведений прошлого века.

Паулина Валиш/МВ belsat.eu

Смотрите также
Комментарии