Узбекистан – от жестокой диктатуры до фасадной демократии

Голосует Танзила Нарбаева, председатель верхней палаты узбекского парламента, 22 декабря 2019. Фото – Twitter/@TNarbaeva

В Узбекистане объявили результаты второго, повторного, тура парламентских выборов. Это первые выборы после смерти президента Ислама Каримова, который на протяжении 27 лет правил страной, расправляясь над политическими противниками.

Стеной за президента

После смерти Ислама Каримова в 2016 году власть в стране забрал Шавкат Мирзиеев. Он поручил открыть страну для иностранных инвестиций и провести политические и экономические реформы. Однако к старту на прошедших выборах не были допущены ни независимые, ни оппозиционные кандидаты, а все партии, претендовавшие на места в парламенте, солидарны в лояльности президенту.

Шавкат Мирзиеев. Фото – president.uz

В первом туре парламентских выборов, который прошел 22 декабре, победила Либерально-демократическая партия Узбекистана, набрав 34% голосов. Остальные места заняли: Демократическая партия национального возрождения (27%), Социал-демократическая партия «Справедливость» (16%), Народно-демократическая партия (14%), а также Экологическая партия (9%).

Результаты второго тура и окончательное распределение депутатских мест в парламенте вечером 6 января объявил председатель Центральной избирательной комиссии Улугбек Мирзо. С 53 местами в парламенте лидируют либеральные демократы, 36 мест получили демократы национального возрождения, 24 – социал-демократы, 22 – Народно-демократическая партия, 15 – Экопартия.

Эти политические силы объединяют две общие черты. Первая заключается в том, что все они поддерживают президента Мерзиеева, и вторая – в их программах нет никаких различий.

На практике это означает, что избиратели не имели реального выбора из заявленных 750 кандидатов от 5 партий. К участию в выборах не допустили ни одного кандидата от оппозиции.

Ни свободные, ни демократические

За голосованием во втором туре, прошедшем 5 января, следили 140 тысяч наблюдателей из Узбекистана и 800 прибывших из-за рубежа, которые представляют различные международные организации, такие как Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) или СНГ.

Декабрьские выборы миссия ОБСЕ оценивала однозначно – они не были ни свободными, ни демократическими. По крайней мере, по европейским стандартам.

Были допущены многочисленные нарушения: голосование от имени других лиц, пренебрежение процедурами подсчета голосов, хотя, по мнению властей, выборы должны были стать после смерти Ислама Каримова в 2016 году новым открытием в истории независимого Узбекистана в соответствии с названием «Новый Узбекистан – новые выборы».

Другие правозащитные организации также считают узбекскую политическую систему авторитарной, в ней мало места свободе слова и политическому плюрализму. Поэтому термин «фасадная демократия» вовсе не является преувеличением, хотя надо признать, что три года назад Мирзиеев начал робкие политические реформы. В стране покончили с практикой принудительного труда, закрыли печально известную тюрьму, разрешили въезд западным журналистам, масштабы коррупции уменьшились, приоткрылись двери для западных инвесторов.

Откуда взялся Узбекистан?

Многие узбеки и западные наблюдатели задаются вопросом, не являются ли изменения косметическими, скрывающими суть системы – азиатский деспотизм, который еще до 1920-х годов доминировал в квазинезависимых ханствах: Хиве, Коканде и Бухаре. После их падения у узбеков не было времени, чтобы научиться демократии. Потому что пришли русские… Сталин. Потом появился Каримов.

После завоевания в XIX веке русскими Средней Азии долгие годы с 1886-го ее назвали «Туркестанским краем». Включал он, грубо говоря, территории сегодняшних Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Киргизии. Земли этнически, религиозно и культурно разнообразные, хоть и связанные одним общим – исламом. Не было национальностей, потому что жители этой земли идентифицировали себя, скорее, со своим кланом и уммой – мусульманской общиной. Никто не чувствовал себя таджиком, узбеком или киргизом.

Национальный плавильный котел и «карандаш Сталина»

Еще при правлении Ленина с 1918 года они функционировали как единое целое, то есть Туркестанская АССР. Пока не появился Сталин. В 1924 году он обозначил границы этих стран – они проходили примерно по этническим разделениям, но все равно переплетались. Тюркоязычные узбеки проживали до Казахстана и составляли многочисленную группу населения в каждом из соседних государств.

В свою очередь, большую часть узбекского Самарканда и Бухары составляли персидскоязычные таджики. Были еще каракалпаки, русские, украинцы, китайцы, уйгуры и арабы. Помимо нарисованных границ Сталин вручил им сфабрикованную историю и создал советские республики – Узбекскую, Таджикскую, Туркменскую и Киргизскую – по логике старой как мир и империя политики «разделяй и властвуй».

«В семье братских республик»

В рамках советского разделения труда между республиками Узбекистан должен был заняться производством хлопка, из которого в Москве ткали полотно, перерабатываемое далее в другой республике в одежду. Это привело к экологической катастрофе – иссушению Аральского моря, отравлению тысяч квадратных километров плодородной земли пестицидами и гербицидами. Это стало причиной многих заболеваний, особенно у детей.

https://belsat.eu/ru/news/belarus-prisoedinyaetsya-k-hlopkovomu-proizvodstvu-v-uzbekistane-etu-otrasl-ekonomiki-nazyvayut-rabovladelcheskoj/

Под оккупацией Советов была упразднена религия и одно из самых важных и влиятельных исламских религиозных братств – созданное в Бухаре в 1389 году суфийское братство Накшбандия. Медресе и мечети превратились в склады, конюшни или знаменитые «музеи атеизма».

В Узбекистан стекались толпы русских, занимавших ключевые должности в промышленности, администрации, милиции и образовании. Москва называла это явление «цивилизационной миссией», давая взамен за природные богатства страны оперу, балет и русский язык.

Без Кремля

Все это до определенного времени. После распада СССР молодые республики вдруг должны были найти свою идентичность и построить экономику, уже без централизованного управления из Кремля, но также и без субсидий.

Осиротевшие региональные коммунистические партии также должны были найти себя в новой ситуации. Как правило, они быстро перевоплощались в новые, уже с «демократией» и «народом» в названии, чтобы сохранить власть и имущество.

В Узбекистане Ислам Каримов, с 1989 года первый секретарь узбекских коммунистов, с большим скепсисом присматривался к Перестройке Михаила Горбачева. В августе 1991 года он поддержал консервативных коммунистов в попытке его свержения, а когда путч провалился, 31 августа объявил независимость Узбекистана. Однако он руководствовался не желанием обрести национальную независимость, а желанием избежать Горбачевской либерализации и сохранения системы, которая к демократии не имела никакого отношения.

Ислам Каримов и Александр Лукашенко, 2013 r. Фото – president.gov.by

Под властью деспота

Под руководством Каримова Узбекистан стал одной из худших диктатур в мире. Он умело использовал страх перед возрождающимся радикальным исламом и этническими конфликтами, а также беспорядки в соседних странах для оправдания своего режима и расправы не только с исламскими экстремистами, но и свободой слова, и оппозицией.

Приоритетом для него стала стабильность и защита его неделимой, абсолютной власти.

У Службы национальной безопасности (СНБ – аналог КГБ) везде были свои «глаза и уши». В знаменитой тюрьме Жаслык регулярно пытали заключенных, жестокое обращение было нормой.

Колонию открыли в 1999 году на территории, предназначенной во времена Советов для проведения испытаний химического оружия. В 2013 году одновременно пребывало в ней 7 тысяч заключенных. Прежде всего, по политическим причинам.

Обед в тюрьме Жаслык, сентябрь 2003 года. Фото – Reuters Photographer / Reuters / Forum

Один из арестантов, писатель Мамадали Махмудов вспоминал после освобождения из тюрьмы в 2003 году, что его жгли раскаленным прутом и избивали, угрожали насилием и смертью. Другим заключенным вырывали ногти, применяли электрошок, насиловали и так далее. В 2002 году было выявлено, что подозреваемые в религиозном экстремизме были заживо сварены в кипятке.

Диктатура – меньшее зло?

Обвиняемый в нарушении прав человека Каримов оправдывался тем, что таким образом борется с Исламским движением Узбекистана, которое фактически совершило несколько террористических атак. В том числе – неудачную на самого Каримова. В марте 2004 года женщина-самоубийца взорвала себя и убила 6 милиционеров. Еще одна была убита, прежде чем запустила взрыватель бомбы. Власти быстро осудили Исламское движение Узбекистана, Аль-Каиду и Партию Освобождения.

Однако, по мнению некоторых экспертов, все это могло быть провокацией СНБ. После атак на волне арестов были задержаны 23 предпринимателя из Андижана, обвиняемые в принадлежности к организации из правительственного списка террористов. После длительного процесса 11 мая 2005 года должен был быть объявлен приговор. Однако многотысячная толпа, собравшаяся перед зданием суда, помешала этому, судья отложил оглашение приговора.

Резня на площади Бабура

Ночью группа вооруженных людей ворвалась в тюрьму и освободила как предпринимателей, так и несколько сотен заключенных, убив при этом нескольких охранников. После этого нападающие взяли нескольких заложников и потребовали отставки Каримова с поста президента страны. В это же время на площади Бабура в Андижане собрались несколько тысяч человек. Они требовали разобраться с коррупцией и отставки Каримова.

К вечеру военные перекрыли всю площадь и начали стрелять. Точное число жертв неизвестно. Одни источники говорят, что было от 400 до 600 убитых. Другие – что гораздо больше.

Бойня в Андижане вызвала резкую критику западных правительств. Даже США, до сих пор близкий союзник в борьбе с Аль-Каидой, не могли закрыть глаза на злоупотребления власти. В ответ Каримов выставил до конца 2005 года из страны всех американцев, западные организации и журналистов.

Новый Узбекистан – новые выборы?

В сентябре 2016 года, после 27 лет правления, Каримов скончался.

На похоронах Ислама Каримова среди прочих присутствовали президенты Таджикистана, Туркменистана и Афганистана, премьер-министры России, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Грузии, глава МИД Ирана, государственный министр ОАЭ, исполнительный секретарь СНГ

Президентом стал ныне 62-летний бывший активист Комсомола и экс-премьер Шавкат Мирзиеев. Он баллотировался от Либерально-демократической партии Узбекистана, созданной самим Каримовым в 2003 году как противовес доминирующей постсоветской Народно-демократической партии Узбекистана.

Мирзиеев выиграл в первом туре, как и его предшественник, получив примерно такое же, как и он, число голосов – около 90%. Для среднеазиатской страны он стал не исключением, а, скорее, нормой. Уже в начале своего правления объявил, что уменьшит коррупцию, обеспечит свободу слова, откроет страну для западных журналистов.

https://belsat.eu/ru/news/na-prezidentskih-vyborah-v-uzbekistane-pobezhdayet-preyemnik-karimova-yemu-uzhe-kupili-tort/

Первой мишенью борьбы с коррупцией стала Гульнара Каримова, старшая дочь покойного президента. Она попала в тюрьму за хищение более миллиарда долларов государственных денег. В реальности, под домашний арест Гульнара попала уже в 2012 году, еще при жизни своего отца. Причиной «ссылки» тогда, правда, была не коррупция, а то, что Гульнара осмелилась публично сказать, что сама может стать президентом Узбекистан. А папа должен отправиться на заслуженную пенсию.

https://belsat.eu/ru/news/doch-eks-glavy-uzbekistana-poprosila-proshheniya-u-naroda-i-vernula-bolee-milliarda-dollarov/

Узбекская душа

Не забуду слов моего гида по Самарканду, учителя по профессии, который таким образом подрабатывал к скромной зарплате. На мой вопрос, почему так медленно идет построение гражданского общества в Узбекистане, он ответил:

«Мы замкнутые. Веками нас учили подчиняться. Сначала во времена Тамерлана, потом – ханов и Советов. Может, у нас в крови рабство? Даже если это не так, это трудно будет изменить».

Однако, надеюсь, что он ошибался.

Антоний Стырчуля для belsat.eu

Антоний Стырчуля, польский журналист, в прошлом связанный с Радио Солидарность, Радио Свободная Европа, Польское радио, Радио для тебя. Создатель Информационного радийного агентства Польского радио. В 1996-1998 – пресс-секретарь президента Польши Александра Квасьневского. Специалист по связям с общественностью и преподаватель.

Новости