Успокоится ли улица?

Руслан
Шошин
Журналист польской газеты «Rzeczpospolita»

Похоже, что Польша столкнулась с самым серьезным вызовом в своей новейшей истории.

В среду Варшава информировала о 18 820 новых заболеваниях, умерло 236 человек (у 207 из которых были, кроме коронавируса, другие болезни). Это абсолютный рекорд в Польше с начала пандемии. Число больных приближается к 20 тысячам, а это значит, что со дня на день в стране может быть объявлен локдаун (карантин, прекращение работы предприятий и т.д.) либо очередные ограничения. О таком сценарии говорил недавно министр здравоохранения Адам Недельский и предупреждал соотечественников, чтобы выполняли рекомендации соответствующих служб. Но окончательное решение будет принимать правительство и правящая партия Закон и справедливость. А там прекрасно понимают, что очередной остановки экономика может просто не выдержать. Но дело не только в экономике и не только в пандемии.

Уже почти неделю в разных городах страны происходят массовые протесты, хотя по закону сейчас в Польше не может собираться более пяти человек и запрещены все массовые мероприятия. Только в среду тысячи людей собрались под зданием парламента. Дошло до стычек протестующих с полицией, когда первые пробовали прорваться на территорию Сейма. Во вторник вечером движение «Strajk Kobiet» (забастовка женщин) заявили о своих постулатах: отставка правительства и полная легализация абортов.

– Мы хотим отставки правительства и создаем консультационный совет как в Беларуси, – заявила во время пресс-конференции лидер движения Марта Лэмпарт. В среду протестующие призвали польских женщин не идти на работу.

А началось все в прошлый четверг, когда Конституционный суд решил, что прерывание беременности в связи с «тяжелой болезнью плода, которая угрожает его жизни, а также большим риском увечья» является «несогласным с Конституцией». А это означает, что аборты в Польше почти полностью будут запрещены. Они смогут происходить только в случае угрозы жизни женщины и в случаях, когда беременность – результат насилия. Протестующие обрушились на католическое духовенство, мол, польские власти действуют «под влиянием ксендзов». В результате протестов дошло, среди прочего, до раскрашивания краской дверей и стен костелов в Варшаве и нескольких других городах страны.

В свою очередь лидер правящей партии и вицепремьер Ярослав Качиньский призвал во вторник в специальной речи к «защите костелов».

– Надо защищать Польшу, защищать патриотизм, и давайте проявим решимость и отвагу. Только тогда можно победить в войне, которую нам прямо объявили наши противники, – гсказал Качиньский.

Кстати, первыми о «войне» заговорили протестующие, появился даже такой хештег – #ToJestWojna (#ЭтоВойна). Протестующих активно поддерживают оппозиционные партии, горячо делается и в парламенте где оппозиция пыталась на днях блокировать трибуну. Конечно, это еще не война и Польша вовсе не диктатура Лукашенко, с которой протестующие сравнивают правящую партию. Но ситуация действительно опасная и кризисная.

В Варшаве прекрасно понимают, что введение обязательной самоизоляции или очередных ограничений может спровоцировать еще большие протесты, стычки с полицией, а крови никто не хочет. Но без ограничений Польшу (в случае возраста заболеваний) ждет быстрый паралич системы здравоохранения и прирост числа жертв вируса.

Политическую ситуацию обостряет и тот факт, что в среду высказалась дочь президента Анджея Дуды, находящегося в изоляции после положительного теста на коронавирус. Кинга Дуда – общественный советник главы Польши, близкого к правящей партии.

– В таком необычно сложном деле, когда есть сознание того, что рождается ребенок и он может умереть спустя несколько минут или часов после рождения, решение о рождении или прерывании беременности должно принадлежать к женщине и быть согласным с ее собственной совестью, – заявила дочь президента. – Я понимаю возмущение женщин, которое вызвало решение Конституционного суда 22 октября.

В среду поздно вечером высказался и польский президент. С одной стороны Анджей Дуда поддержал протестующих женщин. С другой – предположил, что закон об абортах должен быть «доработан». Мол, надо «защитить детей с синдромом Дауна», но не вынуждать женщин рожать детей в ситуации, если ребенок умрет сразу после рождения. Дуда призвал соотечественников к сдержанности и просил «сохранить спакойствие». Но успокоится ли улица?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы