Те же, с Канопацкой, но без Лялькова

Александр
Федута
политконсультант

Госпожа Канопацкая заявила, что она собрала сто тысяч подписей и поблагодарила за помощь активистов оппозиционных партий. Вероятно, имелся в виду персонально Игорь Ляльков, сдавший экс-депутатке на прокат свое оппозиционное имя и репутацию.

Я не Станиславский, чтобы заявлять (в данном случае), верю я Анне Анатольевне или не верю. Ее интересует (опять-таки в данном случае), поверит ли ей Лидия Ермошина. Мне кажется, что поверит. Действительно, почему бы не поверить очаровательной женщине с декольте, непринужденно сравнивающей другого претендента с педофилом? А если она – с декольте, опять-таки – произнесет ту же фразу непосредственно в эфире белорусского телевидения? Представляете себе, насколько живее пройдет агитационная кампания?

Но мы сейчас не о Канопацкой. С ней, к сожалению, ясно если не все, то многое. В Гродно на пикет к Тихановскому ее не повезли, но по стране прокатиться позволят.

Мы о Лялькове.

Во время президентской кампании 2015 года господин Ляльков активно сопутствовал поездкам Татьяны Короткевич. Тогда, по его словам, многие члены БНФ, одним из руководителей которого он являлся, отнеслись к его позиции с пониманием. К тому же, скандал с подписями, которые штаб Татьяны Николаевны якобы не собрал, разгорелся все-таки позже – когда с соответствующим заявлением выступил Ярослав Берникович. Но даже это заявление могло не повлиять: ни для кого не секрет, что «ГП» все время занималась исключительно петиционными кампаниями, так что база данных с именами и адресами фанатов у штаба была – нужно было лишь послать по этим адресам гонцов с подписными листами.

На пикете возле Комаровского рынка в Минске, 7 июня. Фото: belsat.eu

Но сейчас, когда речь идет об «активистах оппозиционных партий», и единственный статусный персонаж среди инициативной группы Анны Канопацкой – Игорь Ляльков, очень хочется получить информацию из его уст. Так сказать, сколько подписей собрано конкретно – и членами каких оппозиционных партий. Ибо именно Ляльков, как писала пресса, является руководителем этой мощнейшей во всех отношениях структуры, способной обеспечить регистрацию любой женщины с декольте (и, вероятно, мужчины со столь же выдающимися достоинствами). Он – глава инициативной группы. Вот, хочется услышать начальника транспортного цеха, как говорил Михаил Жванецкий.

И здесь на память приходит опять – опять! – кампания 2010 года.

Тогда зарегистрировали всех. Только все «зарегистрированные» в прямом эфире набросились на отсутствовавшего перед телекамерой Александра Лукашенко и порвали его просто как тузик грелку. Закончилось все для них очень плохо: каждый получил свой срок.

Анна Канопацкая. Фото: Вячеслав Лазарев / Belsat.eu

Сейчас, похоже, готовится та же схема. Зарегистрированы будут не все, но многие, в том числе один из рейтинговых альтернативных кандидатов. Но вот остальные зарегистрированные получат (или уже получили) четкое указание, кого именно рвать. Не Лукашенко рвать. Указание будет дано в расчете на, говоря словами одного нерукопожатного социолога, «кумулятивный эффект», когда количество вылитого на персону негатива перерастет в качество отношения к нему электората.

Схема, однако, имеет все шансы не сработать.

Во-первых, как учит опыт 1994 года, закон перехода количественных изменений в качественные срабатывает далеко не всегда. Уже сейчас, сколько ни поливайте грязью Тихановского, Бабарико или Цепкало, липнет к ним гораздо меньше говна, чем льется. Думаю, после регистрации они просто отряхнутся и пойдут дальше, не оглядываясь на госпожу Канопацкую. Именно так в 1994 году было с кандидатом Лукашенко (Цепкало свидетель).

Во-вторых, привлечение в президентскую кампанию проституток уже было загодя анонсировано Олегом Гайдукевичем и продолжено госпожой Еленой К. Так что никакого эффекта неожиданности в этом не будет. Самой же Анне Канопацкой уже по барабану, как о ней и кто подумает: декольте и красный автомобиль помогут ей сохранить некоторую привлекательность даже по окончании выборов.

Фото: Вячеслав Лазарев / Belsat.eu

Но вот что будет с Игорем Ляльковым?

После кампании 2010 года я задал нескольким участникам ее схожие вопросы: а подписи-то ваша группа собрала?

Один ответил честно, хотя и не без уклончивости:

– Но меня же зарегистрировали. Нужно было бороться дальше.

Эта отговорка из уст господина Лялькова звучать будет, по меньшей мере, не убедительно. Его кандидатка будет бороться явно не с тем объектом, с которым хотели бы сражаться члены его партии.

Начальник штаба второго кандидата, лицо искренне верующее, заявил мне:

– Мне сказали, что мы собрали подписи.

Дальше уточнять, кто именно сказал об этом человеку, чьей обязанностью было лично пересмотреть все подписные листы и избавиться от сомнительных, было бессмысленно. «Сказали», – ну, он и поверил. Как же не поверить-то? Людям вообще нужно верить почаще.

Очень хочется получить ответ на этот вопрос от господина Лялькова. Полезно, когда люди публичные берут на себя ответственность за происходящее. Ну, конечно, еще несколько человек из этой же инициативной группы увидеть и задать им пару-тройку вопросов. Хотя бы потому, что в 2015 году в интервью Виталию Цыганкову Игорь Ляльков заявил:

– Те, кто призывает Татьяну Короткевич сняться, работают на легитимацию Лукашенко.

Вот интересно, на чью легитимацию будет работать пребывание госпожи Канопацкой в нашем информационном пространстве во время нынешней избирательной кампании. Ибо оно нам обеспечено. Как обеспечено и теперь уже окончательное отсутствие в нашей жизни Игоря Лялькова.

Как говорит Виктор Бабарико, Бог простит.

Александр Федута belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы