Спикер дипломатии Евросоюза о санкциях против Лукашенко: Важно не количество, а качество

В контактах с российскими партнерами мы подчеркиваем, что репрессии белорусского режима в отношении белорусского народа абсолютно неприемлемы, как неприемлемо и любое вмешательство извне, заявил Петер Стано, пресс-секретарь Европейской службы внешних отношений в интервью Алине Ковшик. Чиновник добавил, что официальный Брюссель считает белорусов частью европейского сообщества. В чем логика санкций ЕС против режима Лукашенко?

Высокий представитель Евросоюза Жозеп Боррель встретился со Светланой Тихановской. Что они обсуждали, и будут ли после этого какие-то практические шаги?

Встреча была знаком поддержки Евросоюзом Светланы Тихановской и всех белорусов, которые справедливо требуют, чтобы их голос услышали, хотят иметь влияние на управление собственной страной и хотят, чтобы уважали их выбор, который касается президента, лидера страны. Европейский Союз очень громко высказывался с самого начала, с момента фальсификации выборов в августе. Говорили, что мы поддерживаем эти требования белорусского народа, мы поддерживаем Светлану и всех, кто борется за права белорусов. И эта встреча была хорошим поводом обсудить ситуацию и последние события. Конечно, ЕС очень пристально следит за ситуацией, но всегда хорошо получить информацию из первых уст.

Это была не первая такая встреча. Госпожа Тихановская несколько месяцев назад встречалась в Брюсселе с министрами иностранных дел ЕС. Нам было важно быть с ней, услышать ее, ведь мы рассматриваем ее как голос всех тех белорусов, которые хотят, чтобы их права и демократические свободы уважали. Встреча дала нам возможность продемонстрировать нашу поддержку этим требованиям и поддержку народу Беларуси в стремлении к тому, чтобы власти уважали его выбор, мнения белорусского населения.

Светлана Тихановская о санкциях ЕС против Лукашенко: Это несерьезно

Светлана сказала мне, что все белорусы спрашивают у нее: «Хорошо, ты ездишь в Брюссель и другие места, но какие конкретные шаги предпринимаются?» Будут ли приняты конкретные решения после ее визита?

Конкретные решения уже были. Евросоюз не только наблюдает за событиями в Беларуси, но и реагирует. Мы уже дважды отреагировали санкциями против людей, которые отвечают за недопустимое насилие и фальсификацию выборов в Беларуси. Сейчас мы применяем санкции к тем 55 лицам, которых считаем ответственными за те плохие вещи, которые происходят в Беларуси. Это конкретные шаги и решения. Еще одно конкретное решение – это поддержка ЕС. Не только политическая, но и экономическая поддержка гражданского общества, независимых СМИ, всех, кто стал жертвой властных репрессий. Мы поддерживаем всех этих людей и организации очень конкретным образом.

Каким именно? Можете ли привести цифры, имена?

Имена были опубликованы. Мы озвучили имена всех, кто попал под санкции Евросоюза, это более 55 человек. Мы собираемся принять новый, третий пакет санкций, в который мы добавим больше людей, а также юридических лиц – компании, предприятия. Нам очень важно продемонстрировать, что мы не собираемся вести дел с теми, кто ответственен за игнорирование полноправного голоса и требований белорусов. Что касается цифр, то они тоже известны. Мы объявили и повторили несколько раз, сколько именно миллионов мы даем Беларуси, белорусскому населению, по двум направлениям. Первое направление — помощь в борьбе с последствиями коронавируса, потому что это очень важно, а второе – та самая поддержка гражданского общества, независимых СМИ, правозащитников, чтобы они могли достойно жить и иметь достаточно ресурсов продолжать свою легитимную демократическую деятельность.

Тем не менее, мы немного разочарованы тем, что этот третий пакет санкций намного мягче, чем было первоначально предложено. Почему так произошло, и правда ли, что Германия и Латвия выступали за сокращение этого списка?

Переговоры по окончательному списку санкций не публичны, поэтому мы никогда не раскрываем их деталей. Санкции – результат единогласного решения всех стран-членов ЕС. Иными словами, это всегда компромисс между потребностями и требованиями разных стран. Но если санкции уже приняли, то они отражают общее решение и видение Европейского Союза. И дело тут не в количестве –теоретически, можно было бы добавить в список 100, 200, 300, даже 1000 имен. Но важно, чтобы под санкции попали именно те, кто несет ответственность. Мы не вводим санкции для санкций, для нас это юридический инструмент, и для него должно быть хорошее юридическое обоснование – то есть достаточно доказательств, что эти люди или организации действительно должны подвергнуться санкциям.

Каждый, кто подвергается санкциям ЕС, имеет право на апелляцию в Европейском суде. Поэтому нам нужны на самом деле железные доказательства, свидетельствующие об ответственности каждого человека и организации, которых мы добавляем в список. Это очень серьезно. Мы охватываем санкциями людей, которых считаем ответственными, и на которых у нас собрано достаточно юридически значимых доказательств и свидетельств, что они на самом деле отвечают за эти плохие вещи. И опять-таки, дело не в количестве, а в качестве. Если санкции охватят реально ответственных за ситуацию людей, если они почувствуют себя затронутыми, то возможно, они подумают дважды перед тем, как продолжать такую деятельность, поддерживать режим и так далее. Именно в этом логика санкций ЕС.

В любом случае, белорусы ждут следующего пакета санкций. Когда мы можем их ждать?

Механизм санкций ЕС открыт, они регулярно пересматриваются. Поэтому каждый раз, когда у нас будет повод расширить список людей или организаций, или даже охват санкций, так как у нас есть и другие санкции… На данном этапе наши санкции касаются замораживания счетов лиц и запрета на поездки, и также гражданам и компаниям в Евросоюзе запрещено передавать финансовые ресурсы тем, на кого распространяются санкции. Но у нас есть и секторальные санкции, и другие типы. Поэтому как только страны-члены Евросоюза решат, что настал момент, когда нужно воспользоваться этими другими санкциями, мы это сделаем. Мы постоянно наблюдаем за ситуацией в Беларуси, и при необходимости отреагируем.

Вероника Цепкало: Победа очень близка

Сегодня белорусская демократическая оппозиция получила премию имени Сахарова, была красивая церемония. Как вы воспринимаете этих людей здесь, в Брюсселе, почему их отметили?

Ваш вопрос лучше задать Европейскому парламенту, который учредил и дает эту награду. Европейская комиссия или ее внешнеполитическая служба может только добавить, что мы абсолютно согласны с этим выбором и воспринимаем его как отражение или поддержку смелости всех тех, кто борется за легитимные права народа Беларуси. Ведь речь идет о европейских ценностях. Беларусь –европейская страна, белорусы –европейская нация, мы считаем их частью нашего сообщества. К сожалению, они изолированы очень плохим режимом, и чрезвычайно плохо, что между нами есть граница. Но у белорусов есть очень важное европейское стремление к тому, чтобы их свободный выбор уважали. И если это невозможно, как в этот момент, если режим не позволяет им высказаться и не уважает их выбор, совершает репрессии, то самое малое, что мы можем сделать, – хотя бы отдать должное и поддержать тех, кто борется против этих неприемлемых репрессий. Это, с одной стороны, очень символический, а с другой стороны, очень сильный жест признания и поддержки всех, кто борется за основные, фундаментальные демократические права.

Контактируют ли Брюссель и Москва по вопросу Беларуси? Связываетесь ли вы с Владимиром Путиным или дипломатическими службами России?

Европейский союз с самого начала кризиса в Беларуси заявил, что это внутреннее дело Беларуси – и оно должно решаться в Беларуси, белорусским народом, путем очень широкого, инклюзивного общенационального диалога. Поэтому мы против какого-либо внешнего вмешательства и призываем всех международных игроков воздержаться от такого вмешательства. Каждая страна, каждая нация имеет право на решение вопросов так, как она видит приемлемым, так, чтобы эти решения отражали мнение большинства населения. Конечно, мы обсуждаем с Москвой самые разные темы – например, ситуацию в регионе. Мы обсуждали с российскими партнерами ситуацию в Нагорном Карабахе, и таким же образом мы поднимали и поднимаем белорусский вопрос, но всегда подчеркиваем, что репрессии белорусского режима в отношении белорусского народа абсолютно неприемлемы, как неприемлемо и любое вмешательство извне. Мы должны дать возможность самим белорусам найти решение путем общенационального инклюзивного диалога.

Интервью вышло в программе «ПроСвет» 17.12.2020

Коллаж из фото: YVES HERMAN / Reuters / Forum

 

Новости