«Собак поливают водой и жгут током». Почему насилие над животными в Беларуси – это норма?


В Логойске мужчина на глазах детей изрезал собаку, в Гомеле пьяный выбросил собаку с балкона многоэтажки, житель Любани распял кота на кресте – такие истории поражают, но уже не удивляют. Насилие над животными было всегда, но благодаря социальным сетям и СМИ теперь можно оценить весь масштаб проблемы.

В Беларуси нет закона, который мог бы защитить животных. В Кодексе об административных правонарушениях есть статья 15.45 «Жестокое обращение с животными», которая за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных предусматривает штраф в размере от 10 до 30 базовых величин. С 2015 года начала действовать ч. 1 статьи 339 УК РБ. Это уже уголовная ответственность, но все равно достаточно мягкая. Эта статья предусматривает общественные работы, штраф, исправительные работы или арест.

Если же живодера привлекают повторно, то только тогда появляется возможность ограничения или лишения свободы на срок до одного года. В чем разница и как квалифицировать преступление? Уголовная ответственность может грозить только в том случае, если преступление совершено из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений либо в присутствии заведомо малолетнего.

Смерть собаки Мармышки и суд над ловцом

1 сентября 2016 года. В столичный микрорайон Сухарево по заявке председателя товарищества собственников дома приезжают сотрудники службы отлова. Во дворе бегает собака. Дмитрий Кранцевич достает ружье и стреляет в нее, собака падает, бьется в конвульсиях. Ловец подходит ближе и вторым выстрелом добивает животное. Его напарник хватает тело собаки и забрасывает в фургон. В суде Кранцевич утверждал, что никто собаку не убивал, она вообще убежала. Возможно, ему бы поверили, если бы местные жители не показали записи с камеры видеонаблюдения, где был зафиксирован момент убийства собаки Мармышки. За жестокое обращение с животными Дмитрий Кранцевич получил штраф 11 базовых величин.

Привлечь к ответственности ловца получилось только благодаря слаженным действиям местных жителей и зоозащитников. Этот случай скорее исключение, чем правило. Конечно, некоторые получают не штрафы, а лишаются свободы, но это не результат действия статьи о жестоком обращении с животными.

«Такие решения выносятся по совокупности. Обычно преступление совершается в присутствии малолетних или в публичном месте, что уже расценивается как хулиганство. И вот за это хулиганство, конечно, наступает уже большая ответственность, чем только за жестокое обращение с животными», – говорит юрист и основатель зоозащитной организации «Анималекс» Анастасия Жаврид.

Закон, которого нет

Анастасія Жаўрыд. Ірына Арахоўская / Belsat.eu

С 2002 года в Беларуси пытаются принять закон об обращении с животными. Прошло 16 лет, закона все еще нет, все попытки его принять заканчиваются отправлением документа на доработку. Многие зоозащитники говорят, что лучше без закона, чем принимать его в таком виде, как сейчас. Множество вопросов относительно содержания животных не регулируется этим законом, а некоторые его пункты чешут все группы животных под одну гребенку.

Дело в том, что закон о защите животных будет касаться не только домашних животных –тут в игру вступают и Минсельхозпрод, и Минприроды, и Минздрав. У каждого свои интересы.

«Минприроды вообще не заинтересовано ни в какой защите. Чем занимается Минприроды? Оно раздает лицензии на охоту и рыбалку. Им вообще все равно, что происходит с дикими животными», – отмечает Анастасия.

Анастасия приводит пример, когда в один из столичных ресторанов привезли тигра. Когда начали выяснять, оказалось, что у животного нет необходимых документов. Минприроды вынесло предупреждение, но пока они его выносили, животное вывезли из Беларуси и что с ним было дальше – неизвестно.

Все случаи исключительные?

Право на отлов животных монополизировано государством. При Министерстве ЖКХ созданы службы отлова, которые занимаются проблемой бездомных животных на улицах. Деньги на отлов выделяются из государственного бюджета.

Зоозащитники пытались узнать, какие суммы на это тратит ЖКХ, но коммунальщики не особо охотно делятся такой информацией. В то же время, они считают себя коммерческой организацией, получается, что они ведут коммерческую деятельность. Только рентабельна ли такая деятельность? Животных на улицах меньше не становится, они все равно размножаются, к ним добавляются и выброшенные владельцами коты и собаки. Но отлов продолжает осваивать государственный бюджет.

Ловец готовится к выстрелу. Через минуту собаки не станет. Фото: VK группы „«Нет» отстрелу в Солигорске!”

9 августа 2017 года. Солигорск. На глазах у людей сотрудник местного отлова стреляет шприцем в бездомную собаку. Собака бросается на ловца, он отбивается ружьем. Собака успокаивается и садится. Ловец делает второй выстрел, собака падает на землю и начинает биться в конвульсиях.

«Есть допущения в законодательстве, что в исключительных случаях собаки подлежат отстрелу, но нигде не сказано, что такое исключительный случай. На деле мы получаем, что исключительный случай – это отсутствие пункта временного содержания», – объясняет Анастасия.

Анастасия отмечает, что под отстрел могут попасть и домашние животные. Как пример она приводит случай, когда ловцы застрелили йоркширского терьера, который бежал за своих хозяином.

В то же время у органов ЖКХ нигде не прописана обязанность создавать пункты временного содержания. В том же Солигорске после убийства собаки местные жители и зоозащитники просили городские власти прекратить отстрелы и создать пункт временного содержания, они были готовы посодействовать финансово, под обращением подписалось 1600 человек. В исполкоме ответили, что создание пункта временного содержания не планируется, а оснований для отмены отстрела не имеется. Круг замкнулся.

Почему собаки умирают в муках?

Сотрудники ЖКХ бросили эту собаку умирать в мусорном контейнере. Фото: скриншот из видео Максима Гарды

Февраль 2017 года. Лунинец. В центре города ловцы отстреливают собак. Журналист местного издания «Медиа-Полесье» Максим Гарда выбегает из дома, чтобы проследить за ловцами. Машину ЖКХ он находит возле мусорных контейнеров, куда ловцы выкинули подстреленных собак. Одна из них еще была жива. Максим достал ее из контейнера и попытался вытащить дротик с ядом, но собака убежала.

В дротиках содержится яд дитилин, который вызывает паралич скелетной и дыхательной мускулатуры.

«Дитилин у нас одно время был запрещен, а потом его каким-то образом разрешили, но никому об этом не сказали. Когда начали бить тревогу, что собаки задыхаются, очень туманные были ответы, что ловцы работают с разрешенными препаратами, при этом названия не указывали. А сейчас они уже даже не стесняются и говорят: да, это дитилин. Для человека этот препарат тоже опасен, он вызывает точно такие же реакции, только вопрос в дозировке», – рассказывает Анастасия.

Если собак отстреливают средь бела дня, никто не может дать гарантии, что дротик не попадет в случайного человека. Уже была ситуация, когда дробь, которой отстреливали собак, попала в окно дома, где спал маленький ребенок.

В городах, где есть пункты временного содержания, умерщвление собак происходит тоже далеко не гуманными способами.

«В Гомеле собак обливают водой и жгут током, а в Бресте их отстреливали, по крайней мере, так было в 2015–2016 годах», – говорит Анастасия.

Возвращаясь к выброшенным в Лунинце в контейнер собакам – нарушение было не только в том, что их стреляли на глазах у прохожих, но и в том, куда их вывезли. По правилам трупы животных нужно вывозить на скотомогильники, где тела захораниваются и посыпаются специальным химическим веществом.

Собака, которую вытащили из скотомогильника. Фото: egida.by

Летом 2017 года зоозащитникам сообщили, что в Логойском районе в один из скотомогильников сбросили двух живых щенков. Волонтеры приехали и достали собак, одна практически сразу умерла, вторую удалось спасти. Того, кто выбросил собак, найти не удалось.

Осторожно! Видео содержит шокирующие кадры

Отсутствие продуманного закона о защите животных и государственных программ, которые помогли бы решить хотя бы часть проблем, касающихся бездомных собак и котов, порождает вот такие ужасные случаи насилия над беззащитными существами. Но проблема не только в неэффективности государственных инструментов, огромная часть животных остается на улице либо погибает только из-за наплевательского отношения своих хозяев или жестокости окружающих. Об этом читайте в продолжение темы -интервью с юристкой, зоозащитницей и основательницей организации «Анималекс» Анастасией Жаврид, вскоре на belsat.eu.

ГА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии