Широкино – все еще горячая точка на карте Украины

Фото

Сложно поверить, но неподалеку от мирного полумиллионного Мариуполя идут непрекращающиеся бои. Специфические новости в виде сухих военных сводок – обычное дело для местных СМИ. В феврале 2019-го исполняется 4 года после освобождения от российской оккупации приморского украинского поселка Широкино. В результате тех событий линия фронта отодвинулась на несколько километров к востоку от стратегически важного Мариуполя.

Одной из причин освобождения Широкино Вооруженными силами Украины был обстрел вражескими войсками из артиллерийских установок ГРАД жилого микрорайона Восточный. Тогда в Мариуполе погибло 29 мирных жителей, около сотни было ранено. Среди них – подростки и дети.

Сгоревшая вместе с автомобилями стоянка, прямые попадания. МКР Восточный, Мариуполь 25 января 2015. Фото Юлия Гаркуша/belsat.eu

«Мои дети тогда были дома на Восточном, мы уже эвакуировали их в Мариуполь. А мы с мужем еще жили в Широкино и слушали, как снаряды летают на город… Связи с Восточным тогда не было, я стояла в своем магазине и у меня с полок посыпались банки от выстрелов, я насчитала около 80. Потом дозвонилась подруге, она сказала – Наташа там все в дыму», – рассказывает Наталья Логозинская, переселенка из Широкино.

Квартира с видом на «русский мир» и Широкино, разрушенная российскими ГРАДами. Вид на границу с РФ, МКР Восточный, Мариуполь, 25 янв. 2015. Фото Юлия Гаркуша/belsat.eu

Дом на море – с видом на фронт

На данный момент село Широкино, в котором у Натальи был дом, работа и хозяйство, полностью разрушено. Но остались его жители. В большинстве своем они расселились в ближайшем Мариуполе.

Наталья с мужем Александром, с. Широкино 2012 г. Источник Facebook

С Натальей встречаемся в ее бистро, тут сегодня раздают гуманитарную помощь. Широкинцы получают стандартный набор – одну коробку со средствами гигиены и еще одну – продуктовую. Помещение кафе – среди многоэтажек Восточного, микрорайона от центра удаленного и приближенного к линии разграничения.

Линия разграничения отмечена красным цветом. Кликните на изображение, чтобы увеличить

«Ну, а что, там населения полторы тысячи в селе было. Почти каждый друг друга знал, как в селах бывает. Знаете? Я же теперь и тут с каждым здороваюсь. Каждая эта бабушка, которая имела огород, сад, сейчас сидит в квартирах в четырех стенах. Жалуются мне, мы бы дома уже где-то, уже как-то шевелились! А инструмент садовый весь дома остался. Ну, вот на первый субботник нас собралось 40 человек. Лопаты с граблями нам принесли местные жители, за это мы их угощали кофе».

Кофе свой, спонсор – один из трех своих же фаст-фудов, которые Наталья открыла в прифронтовом Мариуполе. Приняла к себе на работу еще шестерых таких же переселенцев, соседей из Широкино.

«Было такое время, что и на хлеб не было. А на глаза попадались грантовые программы для переселенцев. Я читала и ничего не понимала. Потом увидела объявление о бизнес тренинге. Сходила и первый день вечером плакала и пила лекарства от головной боли. Муж и все близкие говорили – да зачем оно тебе, брось!»

В итоге грант Логозинская получила, первый, но не последний. Первого на полноценный бизнес не хватило, потому пришлось подключать организацию содействия гражданскому населению SIMIC и ВСУ. Чтобы попасть в разбитое Широкино, написали заявление, наняли авто без водителя. Обследовав руины магазина, вывезли пару рабочих рефрижераторов и разбитую витрину из широкинского магазина, в котором когда-то работала Наталья.

Военные и «спасенные» холодильники, 2016 г.

Несчастные совпадения

4 сентября 2014 года был первый массированный обстрел Широкино, вспоминает Наталья, и семья вынуждена была разделиться – сначала в город увезли детей.

«А мы вернулись, у мужа столярная мастерская была и ремонт лодочных моторов. У меня там магазинчик был, до того, как выехали, хотя бы хлеб людям привозили».

Кроме того держали большое птичье хозяйство на несколько сотен голов. Птицу успели переработать на тушенку, но подвал с запасами остался погребен под обломками дома. 12 февраля 2015 пришлось уехать и взрослым. В дом попало сразу 6 снарядов.

«Мы с мужем были в подвале. У нас было разрушено все. За один «прилет». С нами в подвале был ноутбук и пакет документов. Страшно, в это время в Широкино в санаториях жили переселенцы из Луганской», – говорит Наталья.

Так совпало, что в этот же день 12 февраля мариуполец Альберт Хомяк, военный капеллан, помогал эвакуировать остатки мирного населения.

Капеллан Альберт Хомяк на фронте. Источник Facebook

«Впервые я попал в Широкино 12 февраля 2015 года – это был один из дней операции по освобождению Широкино, тогда «Азовцы» (бойцы полка «Азов» – Прим. Belsat.eu) начали наступление на оккупантов. Мы (с христианской миссией – Прим. Belsat.eu) возили гуманитарную помощь, питание, свечи, там не было электрики… Когда мы пробирались в село, был такой страшный обстрел! Мы метались, потому что впервые попали в такую ситуацию. В итоге бросили автомобиль, и нас спас военный. Он отвел нас в подвал, где прятался еще с десяток местных жителей. И вот мы сколько могли раздали помощь, но в итоге оказалось, что ехали мы туда эвакуировать людей. И так мы вывозили людей целый день… Нам нечего там делать теперь, там остались только военные, а условия проезда ужесточились. С изменениями в правилах пребывания на передовой мы перестали ездить в Широкино», – рассказывает Альберт Хомяк.

Капелланы на ступенях разбитой школы Широкино. Источник Facebook

Бегущие от войны

Мариуполь – лидер среди всех городов Украины по количеству принятых иногородних жителей. По информации пресс-службы ДОГА от 14 февраля 2019 года, здесь осело 97 067 человек. Среди них более 24 тысяч – люди трудоспособного возраста. Всего в Украине 1,5 миллиона внутренних переселенцев, так официально называют украинцев, бегущих от тесной близости с войной.

За период активных боев 2015 года часть широкинцев, а это около 1000 человек, перебралась в Мариуполь, сообщает Татьяна Подобная, голова общественной организации Широкино. За это время в прифронтовом Мариуполе в семьях переселенцев родилось 20 малышей, еще около 100 детей – в возрасте от 3 до 14 лет. Почти все семьи живут в арендованном жилье. Пока только трое получили социальное жилье от государства.

Разрушенный дом со следами от снарядов в Широкино. Источник Facebook

Украина – минный антилидер

Женевский центр гуманитарного разминирования Fondation Suisse de Déminage является одной из международных организаций, которая помогает Украине, избавится от мин и неразорвавшихся снарядов. В феврале 2018 года GICHD обнародовал отчет, из которого следует, что Украина – на первом месте, обогнав даже Афганистан и Сирию по количеству пострадавшего мирного населения от противопехотных и противотанковых мин.

Разминирование территории Донецкой и Луганской областей даже после полного прекращения боевых действий может длиться от 10 до 20 лет. Сколько это будет стоить стране, пока сказать сложно. Полный набор операций по гуманитарному разминированию стоил, например, Хорватии $550 млн.

Нищие в гостях у бедных? Как в России живут украинские беженцы

Специалисты того же Женевского и Стокгольмского центров подсчитали, что в 2016 году на долю Украины приходилось 20% всех зарегистрированных «минных» инцидентов и 24% всех людей, пострадавших от разрывов мин на планете.

В 2016 году начался этап не технического обследования территорий. Сводная карта от Минобороны Украины, где цветными точками изображена информация от международных организаций, которые занимаются разминированием на территории Украины, в свободном доступе – Fondation Suisse de Déminage, Danish Demining Group, The Halo Trust. Сводная статистика по карте говорит о том, что на данный момент ими частично обследована территория Донецкой и Луганской областей – это 242 места, загрязненные минами, и общей площадью в 28 тыс. 554 кв.м. И это только часть освобожденных от оккупации территорий.

Широкино на этой карте не отмечено. Там все еще каждый день слышны звуки войны, и проходит линия фронта – так называемый «ноль».

Это единственный населенный пункт, куда после эвакуации не вернулся ни один человек. Те дома и строения, что уцелели от взрывов снарядов, разрушены временем. Вся территория поселка заминирована.

«Военные оставили для себя какие-то улочки для перемещения. А многие дома заминированы еще той стороной, – рассказывает капеллан Альберт Хомяк, – думаю, в ближайшие лет десять туда люди не вернутся. Если назвать это одним словом – я б сказал слово «хаос».

*****

Зимой 2018 года, а именно 6 декабря, Верховная Рада Украины приняла несколько важных законопроектов. Первый – о минной безопасности зоны боевых действий на Востоке страны, а точнее о противоминной деятельности в Украине, и другой – о прилегающей зоне Украины, дающий пограничникам береговой охраны полномочиям на открытие огня без предупреждения в случае отражения атаки с моря. Уже 26 февраля 2019 года президент Петр Порошенко снова говорит о данных разведки и об угрозе полномасштабной атаки. На мариупольськом направлении снова напряженно, РФ разворачивает на границе системы «Искандер», а сводки с фронта говорят об убитых и раненых почти каждый день. Так, за последние двое суток, по информации пресс-центра штаба ОСС, 25-26 февраля погиб один украинский военный, один попал в плен, еще четверо ранено.

Читайте и смотрите по теме:

История нахимовцев, которые в 2014 год остались верными Украине.

Помните тех смелых парней из Нахимовского училища, которые в 2014 году пели украинский гимн? Посмотрите, что с ними сейчаc.https://belsat.eu/ru/?p=995861

Publiée par «Белсат» по-русски sur Mardi 26 février 2019

Юлия Гаркуша-Галко, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии