Северокорейские смартфоны-конструкторы, Принцесса На-Ра и корейский NEXTA


Северная Корея обходит санкции ООН, чтобы создать собственные модели смартфонов и заработать на внутреннем спросе. Об этом свидетельствуют эксперты, а также корейцы, которые смогли убежать из КНДР.

Так, смартфон «Пхеньян 2423», выпущенный в конце прошлого года, имеет все компоненты обычного смартфона. Но что в нем местного? Слоты для сим-карты и карты памяти имеют серийные номера японского производителя Toshiba. Чипсет – от тайваньской фирмы MediaTek. Сам мобильник имеет номер, который ведет к китайской компании Gionee, производителю дешевых смартфонов. Программное оборудование – Android от Google.

«Этот мобильник собран из деталей из различных стран. Все запчасти включены в международные санкции против КНДР, что вызывает вопросы», – говорит южнокорейский эксперт по мобильным телефонам Ли Ен Хван.

Тайваньский MediaTek и японская Toshiba заявили информационному агентству Reuters, что не ведут бизнеса с КНДР и не нарушают санкций. Компания Google заявила, что любой производитель оборудования может пользоваться Андроидом – эта программа имеет открытый исходный код. Правда, пользоваться КНДР-овскими мобильниками можно только для звонков внутри страны, а загрузкаи передача файлов сильно ограничены.

Если установить неразрешенную властями программу, телефон «заглючит», а информация из его исчезнет.

«От 3 до 6 миллионов человек используют эти смартфоны, а плата за обслуживание и прием звонков также очень велика. Это может быть источником дохода для властей», – объясняет Шин Ми-Нё, генеральный директор Организации объединения Кореи.

В среднем северокорейские мобильники стоят от $100 до $400 – и это старые модели. Еще $15 нужно заплатить за 100 минут разговоров. Для подчиненных Ким Чен Ына это большие деньги, но смартфоны окупаются прежде всего на черном рынке. В КНДР процветает теневая экономика на образец позднесоветских – со своими контрабандистами, цеховиками, фарцовщиками и спекулянтами, под прикрытием партийной коррупции и с жесткими наказаниями в случае ареста.

«Я продала двух свиней, а также возила снадобья контрабандой в Китай. И собирала юани. Я собирала и собирала, продала все, что было стоящего в доме. И тогда смогла приобрести смартфон», – рассказывает Чхой, перебежчица из КНДР.

Государственную программу смартфонизации показательно поддержал Блистательный Товарищ Ким Чен Ын. Глава КНДР лично ездил на фабрику пощупать телефоны и публично хвалил качество местного продукта.

«С экономической и житейской точки зрения, полагаю, в Северной Корее пользование смартфонами вырастет. Молодежь уже играет в игры на смартфонах и пользуется ими для образования. Смартфон там – это символ богатства», – рассказывает Шин Ми-Нё, генеральный директор Организации объединения Кореи.

Организация Объединенных Наций применила санкции против КНДР за развитие ракетно-ядерной программы и угрозы применить оружие массового уничтожения против соседних стран.

***

«NEXTA» по-корейски и Принцесса На-Ра

А те жители Северной Кореи, которые сумели взломать программное обеспечение, могут не только получить информацию из свободной части полуострова, но и посмотреть видеофайлы из блогов перебежчиков. Беглецы из КНДР, которые заводят блоги на Youtube, в последнее время набирают популярность, рассказывая о ежедневной жизни своих земляков.

«Конечно, люди интересуются политикой КНДР, но им также хочется знать, что там едят, что делают на выходные, как живут. Северокорейские ютуберы создали свою нишу на рынке видеоблогов, просто делясь своими историями», – рассказывает эксперт Конкукскога университета в Сеуле Чон Ёнг-Сун.

Самая популярная тема – истории побега из КНДР, смертельно опасных. Канг На-Ра, которую фанаты называют Принцессой На-Ра, чуть не утонула, когда убегала через реку Туманган в Китай, откуда смогла переправиться в Южную Корею к матери. Здесь однако Канг На-Ра сталкивается и с интернет-ненавистью. Чтобы вылить свою злость и страх перед ядерной войной, некоторые комментаторы желают ей попасть на северокорейские рудники или погибнуть от отравленной иглы убийц. Но радостей больше. Видео о макияже в стиле КНДР или кулинарные рецепты собирает подписчиков и дает немного денег от рекламы.

«Я счастлива, когда разговариваю с людьми, отвечаю на их комментарии или слышу рекомендации, как улучшить трансляции», – улыбается перабежчица-блогер.

За последние 20 лет примерно 32 тысячи северных корейцев смогли убежать на юг от нищеты и политических репрессий. Когда молодые ютуберы рассказывают истории жизни по ту сторону минного поля, о голодоморе в семьях и муштру в школах, их соотечественники, рожденные в Южной Корее, лишаются стереотипов и страхов перед разделенной частью народа.

Ярослав Стешик/ИР belsat.eu

Смотрите также
Комментарии