Все виновны. Озвучены приговоры по делу Коржича


Фото Ирины Ареховской

Суд признал всех троих сержантов: Барановского, Скуратовича и Вежевича, главных фигурантов дела Коржича, виновными. Барановский – кроме 430 и 455 статей – был признан виновным по ч.1 ст. 205 (кража) и наказан 9 годами лишения свободы в колонии усиленного режима. Скуратовича наказали 6 годами, Вежевича – 7 годами. Именно такие сроки и требовал гособвинитель прокурор Юрий Шерснев. Приговор озвучен в суде Московского района столицы.

Процесс длился почти три месяца, расследование заняло 9 месяцев. На заседаниях выступили несколько десятков солдат, которые во время срочной службы проходили обучение в Печах. Все они свидетельствовали об издевательствах, вымогательстве и других неуставных отношениях в военной части.

Мать Александра Коржича в комментарии СМИ отметила, что военное руководство должно знать о фактах дедовщины в Борисове. Что касается планов, женщина надеется дойти до главы государства, который принимал дело Коржича на личный контроль.

«Я была согласна заплатить любые деньги, потому что Сашу держали как заложника, возили как психически больного человека. Саша начал воевать с системой, с беззаконием в армии. Руководство центра в Печах все знало. Полковник Чернецкий взял большой грех на душу, сказал мне: «Ваш сын залез в долги». Сяду в приемной Лукашенко и буду ждать, пока примет. Я хочу спросить: кому я не доплатила? За что меня оставили на всю жизнь в трауре?»

На суде по делу Коржича

В комментарии «Белсату» на вопрос «Как вы прокомментируете заявление подсудимых о давлении со стороны КГБ во время следствия?» Прокурор Юрий Шерснев отметил: «Проверка была проведена, чтобы всесторонне выяснить, что было на самом деле. После месяца проверки даже близко не было доказательств давления на обвиняемых».

Процесс неоднократно приостанавливался, в том числе после заявления подсудимых о моральном и физическом давлении со стороны КГБ. После месяца проверки Генпрокуратура пришла к выводу, что это не соответствует действительности. Адвокаты говорили, что за все время проверки никто из представителей прокуратуры не спрашивал обвиняемых о ситуации.

На суде также давали показания офицеры, среди которых бывший командир Объединенного учебного центра в Печах полковник Чернецкий. Он назвал смерть солдата «сбоем системы».

Один из командиров части, старший лейтенант Павел Суковенко, был сначала задержан именно по подозрению в причастности к гибели Коржича, но потом дело выделили в отдельное и осудили Суковенко за «злоупотребление властью». 19 октября суд приговорил его к 6 годам тюрьмы, а прапорщика Артура Вирбала – к 4 годам.

Артур Вирбал. Фото Ирина Ареховская

По мнению экспертов-психиатров, у Коржича не было психических заболеваний, но это не исключает возможности суицида. Патологоанатом утверждал, что на теле погибшего не было обнаружено следов борьбы, а смерть наступила после механической асфиксии. Вместе с тем достоверно известно, что 3 октября 2017 года Коржича нашли повешенным с натянутой на голову майкой и связанными ногами. Один из экспертов предположил, что это могло быть связано с желанием лишить себя шанса спастись или с попыткой выдать суицид за убийство. Однозначного мотива действий Коржича эксперты озвучить не смогли.

Светлана Коржич

Мать погибшего солдата, Светлана Коржич, еще в августе заявила журналистам: версия следствия о суициде – «ложь». Женщина настаивает на том, что ее сына убили в армии и требует привлечь к уголовной ответственности высокопоставленных офицеров из Печей.

«Дело Коржича» вызвало значительный резонанс в белорусском обществе, начали раскрываться факты гибели других солдат и случаи неуставных отношений в воинских частях. В громком деле до сих пор много невыясненных моментов и белых пятен.

KA/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии