«Сантиметров на 8–10 выше – и мне попали бы в сердце». СК два месяца проверяет факт ранения минчанина

«Белсат» продолжает публиковать свидетельства пострадавших участников протестов 9-11 августа. Наш собеседник Александр через несколько часов после закрытия избирательных участков получил два пулевых ранения, 15 дней провел в реанимации Минской городской больницы № 4, а потом еще неделю в хирургии. За все время у мужчины были три операции, ждет еще четвертая.

Александру 37 лет, он родился в Слониме. С отличием окончил вуз, по специальности – менеджер по туризму. В последнее время работал водителем. Его выписали из Минской городской больницы № 4 в последние дни августа. Мы поговорили с Александром на второй день после того, как он выехал из Беларуси в одну из европейских стран.

Девятого был обычный рабочий день

В день президентских выборов Александр работал. «У нас есть один склад, где мы поставщики. Все нормальные склады работают с субботы на воскресенье, а у этого единственного выходной суббота, а в воскресенье – рабочий день», – вспоминает собеседник «Белсата».

Александр после операции. Фото из личного архива

«В воскресенье 9 августа из Сухарево я поехал к клиентам в Шабаны. Все завез и после работы сидел дома. Есть у нас еще одни клиенты, у которых небольшое кафе и которым нужно было ввезти мясо в понедельник, 10-го. Ближе к вечеру я звоню девушке, которая с нами сотрудничает, и спрашиваю, привозить ли завтра продукты. А она мне отвечает, чтобы подождал: может, ей завтра ничего не надо будет. Я еще в тот момент думал, идти ли на акцию. А эта девушка, с которой я разговаривал, такая миниатюрная… И я думаю: как я буду смотреть в зеркало, если дома останусь, а она ушла, не побоялась, а я тут сижу, рассуждаю».

До стелы даже не дошел

«В центр я двинулся с Каменной Горки. Людей было немного, но было видно, что люди собираются. Меня еще подвезли к метро «Пушкинская», там уже была пробка в сторону Кальварийской. Я вышел из машины и решил идти пешком. Прошел здания милиции на Кальварийской. Там стояли милиционеры в масках, но без латов, бронежилетов. Я помню, еще пошутил, спросил их: «Что, ребята, еще 5 лет будете сапоги лизать?» Один даже улыбнулся, но в целом никто ничего не ответил. И тут я слышу сирену – и на другой стороне улицы, со стороны Скрыганова, по тротуарам подъезжает машина ГАИ, а за ней автозак».

«Били лицом об асфальт, результатов судмедэкспертизы пока нет». В СК минчанину ответили, что не знают, имеет ли смысл к ним обращаться

«За визовым центром, ближе к мосту на холме были люди, несколько десятков человек, может, человек 50 максимум. И я подумал в тот момент: надо к ним подойти. Еще громко так крикнул: «Идем на ту сторону». И человек 20, кто собирался идти дальше, вместе со мной пошли на другую сторону улицы, к той группе. Все было тихо и мирно, даже символики не было особо. Никто не нападал на милиционеров, они стояли возле автозака за щитами. Не помню, сколько я там простоял, максимум 5 минут, и просто вмиг щиты раздвинулись и прозвучал выстрел. Человеку, который стоял метров в 5-7 от меня, попали резиновой пулей».

Александр в больнице. Фото из личного архива

«Я видел глаза того, кто выстрелил, и на эмоциях напрямую ему начал кричать. Естественно, сейчас я понимаю, что им было все равно. Кричал ему: «Давай, стреляй!» Буквально секунд 10–20 – выстрел, и я чувствую, что мне прилетело. Уже сейчас я понимаю, что мне очень повезло. У меня были разбиты 10-е и 11-е ребра, сантиметров 8–10 выше – и мне попали бы в сердце. Я думаю, хорошо, я уйду отсюда. Разворачиваюсь – и мне в поясницу еще другой пулей попадают. Упал на колено, поднялся и на адреналине побежал. Может, помогло спортивное прошлое, ведь я кандидат в мастера спорта в беге на 400 метров. В тот момент, как побежал, почувствовал также, что применили перцовый газ. Кто-то мне помог остановить попутное авто, и меня подбросили к больнице № 4».

Врачи поддерживали, говорили «Жыве Беларусь!»

«В больнице я уже ничего не помнил, крови я потерял много. Позже уже разговаривал с парнем, который дежурил с 9-го на 10-го, он говорил, что всю ночь носил кровь моей группы В на переливку».

10 августа днем была вторая операция, достали 2 пули, вспоминает Александр. Также 10-го в больницу пришли следователи, забрали одежду Александра и пули. Уже после выписки из больницы с нашим собеседником связывался следователь из Фрунзенского райотдела СК по факту причинения тяжких телесных повреждений. Проверка продолжается до сих пор.

В одно из воскресений Александр вышел из больницы, чтобы на момент присоединиться к маршу. Фото из личного архива

По словам Александра, врачи признавались, что лучше бы уже стреляли боевыми пулями, ведь резиновые, когда попадают в тело человека, ведут себя совершенно непредсказуемо. «Уже позже в больницу к нам приходил хирург из военного госпиталя, он объяснял, что это не просто резиновые пули: там внутри у них – стальная часть, 2 сантиметра, а самые эти пули – 5 сантиметров», – говорит мужчина.

«Приходилось постоянно лежать на спине, повернуться было невозможно, как новогодняя елка был – в трубках, лежишь и постоянно болит, болит и болит. Постоянно. За первые 4 дня я спал только тогда, когда мне кололи промедол. И то, он позволял отключиться на полтора-два часа. Короче, лежишь и чувствуешь себя поленом. Смотришь в окно и не понимаешь, почему так медленно тянется время».

В больнице Александру сделали колостомию – вывели кишечник через живот, уже за границей его ждет четвертая операция, чтобы полностью вернуться к нормальной жизни. Во время нашего разговора у Александра еще был специальный пакет, который носил на животе.

Желания выезжать из Беларуси никогда не было

После выписки через пару дней Александр вернулся на работу и параллельно обсуждал с волонтерами возможность продолжить лечение за границей. Он говорит, что не уезжал бы из Беларуси, если бы не риск попасть под уголовное дело за участие в массовых беспорядках.

Завезли в Следственный комитет как свидетеля, оттуда – на Окрестина как преступника. Студентку БГЭУ обвиняют в массовых беспорядках

«Еще когда лежал в реанимации, мне разрешили пользоваться телефоном, и я в СМИ прочитал о программе помощи за границей от белорусских врачей в Европе. Я написал, начали общаться, прислал снимки эпикриза, они сразу говорят: «Наш клиент».

«Визу сделали очень быстро, нужна была только фотография и страховка, которую я сделал за 10 рублей в «Белгосстрахе». Я заполнил анкету, отдал, на следующий день мне уже отдали паспорт с годовой визой».

«В минском аэропорту все прошло спокойно, никто никаких вопросов не задавал. После перелета меня встретили белорусы, которые помогали с выездом и билетами, я сдал анализ на коронавирус, около суток был в отеле в изоляции, а ночью пришло сообщение, что тест на COVID-19 отрицательный».

«Марш гордости» 11 октября. Фото: Natalia Fedosenko / TASS / Forum

С 5 октября Александр находится за пределами Беларуси. Из ближайших планов – сделать операцию и закрыть колостому. После операции ему предстоит провести в больнице около двух недель.

Возвращаться обратно в Беларусь Александр пока не планирует.

«Буду пытаться здесь искать какие-то пути, – подытоживает разговор Александр. – Вернуться можно в любой момент, но если бы мое возвращение изменило кардинальным образом ситуацию в Беларуси, даже не раздумывал бы».

Мужчина выражает признательность всему персоналу Минской городской больницы № 4.

  • С 9 августа в Беларуси продолжаются продолжающиеся протесты, на воскресных акциях количество участников регулярно превышает 100 тысяч человек. Против демонстрантов власти применяют насилие и задержания. По подсчетам правозащитников, с начала выборов в Беларуси были задержаны более 14 тысяч человек, многие из них были избиты, некоторые – изнасилованы, по меньшей мере 6 человек погибли. По уголовным делам задержаны более 250 человек.
  • Несколько тысяч задержанных обратились в Следственный комитет с заявлениями на противоправные действия работников МВД. Следственный комитет не завел ни одного уголовного дела по фактам обращений граждан.

НА/МВ belsat.eu

Новости