«С проблемой пока не справимся». Маммолог Леонид Путырский о том, почему белоруски все чаще болеют раком молочной железы


Леонид Путырский – тот врач, к которому стремятся попасть тысячи белорусок. 20 лет он был главным маммологом Беларуси и руководителем отделения опухолей молочной железы в Республиканском научно-практическом центре онкологии, а сегодня продолжает практиковать как маммолог. Belsat.eu поговорил с Леонидом Путырским о том, почему в Беларуси продолжает расти уровень заболеваемости раком молочной железы и почему увеличивается количество опухолей, выявленных на поздних стадиях, несмотря на уже запущенные проекты по профилактике и раннему выявлению этой болезни.

Женщина должна следить за своим здоровьем в любом возрасте

«Скрининг – это система мер для выявления рака, который еще протекает бессимптомно, который не найти руками», – объясняет маммолог.

Маммолог Леонид Путырский. Фото https://www.facebook.com/leonid.putyrski

Наибольшую эффективность в ранней диагностике рака молочной железы, говорит врач, показала маммография. Но и здесь есть некоторые нюансы.

«Исследования проводили в разных возрастных группах. Наилучшие результаты показала группа женщин от 50 до 60 лет. Поэтому по всему миру маммографические исследования проводят женщинам от 50 до 70 лет. После 70 лет считается, что последствия рака придут позже, чем другие естественные причины смерти. Но я все равно за то, чтобы женщина следила за своим здоровьем независимо от возраста», – объясняет Леонид Путырский.

Пока нет серьезных результатов в борьбе с раком

«Сегодня ни в одной постсоветской стране нет массового скрининга молочной железы, потому что это очень дорого. Немцы на запуск массового скрининга потратили 10 лет и примерно 10 миллиардов долларов. Хорошо, что в Беларуси начали появляться пилотные проекты, когда маммограф ставится в определенной поликлинике и женщине предоставляется возможность пройти обследование. Во-первых, кому-то повезет, и рак найдут на ранней стадии. Во-вторых, любой скрининг доносит человеку мысль о необходимости следить за своим здоровьем, обращаться к врачам тогда, когда болезнь еще лечится», – делится сведениями собеседник «Белсата».

Иллюстративный снимок. Фото Kreutzfeldt / Arco / Forum

Но пилотные проекты пока что не показали серьезных результатов, белоруски продолжают болеть. Леонид Путырский видит несколько причин происходящего. Одна из них – женщины не очень ответственно относятся к своему здоровью.

«Это проблема не только Беларуси. Если женщина прошла маммограмму, приблизительно в это же время через два года она должна пройти ее снова. Но даже за границей, где на профилактику потрачены огромные деньги, через 3-4 года женщины перестают приходить на обследование. Раз сходила, два сходила – ничего не нашли, в следующий раз она проигнорировала», – говорит врач.

Маммолог Леонид Путырский. Фото https://www.facebook.com/leonid.putyrski

Не маммограммой единой

Женщине нужно самостоятельно проверять грудь и регулярно посещать гинеколога. Леонид Путырский говорит, что был период, когда от этих методов попытались отказаться:

«За границей подумали: ага, мы проводим регулярно маммографию, и этого достаточно! Но смертность в тех группах, где пытались обойтись только маммографией, была больше, чем там, где параллельно выполняли обследование еще и руками врача. Потому что скрининг чаще всего помогает при медленных формах рака, которые спокойно подрастают и через два года достигают того размера, который уже виден на маммограмме. А вот агрессивные формы примерно в половине случаев находили руками врача».

Женщинам моложе 40 лет нужно раз в год осматриваться руками врача, после 40 лет – раз в полгода, такую схему рекомендует Леонид Путырский.

Рентгенография грудной клетки. Фото Jim West / imageBROKER / Forum

«Мы 10 лет изучали вопрос, как эффективно обследовать молочную железу без маммографии. Провели большую работу по обучению врачей, гинекологов в первую очередь, хирургов и терапевтов. Научили женщин самообследованию. И если в 1994 году на ранних стадиях выявлялось 64% рака молочной железы, то через 10 лет цифра выросла до 79,4%. Это очень хороший результат!» – объясняет наш собеседник.

С проблемой пока не справимся

Что касается возможностей внедрить массовый скрининг в Беларуси, здесь есть несколько серьезных препятствий. И финансовое, по мнению Леонида Путырского, не самое важное: «Да, аппаратуры нужно много. В каждом городе, где население от 100 тысяч, нужен маммограф. Нужны и мобильные аппараты, чтобы обследовать женщин в сельской местности, а это около 20 штук на страну. И здесь возникают серьезные трудности. Нашли мы деньги, закупили оборудование. Но маммограмму должны читать два независимых рентгенолога, которых нужно подготовить. А на это уходят годы! В Швеции и Америке, где я работал, на программы скрининга ставят самых опытных рентгенологов. А в Беларуси таких не очень много и, конечно, у каждого аппарата такого не поставишь».

Более того, около 20% готовых маммограмм требуют углубленного дообследования, для этого женщину следует направить в онкологический диспансер.

«Это огромный поток пациентов, который нужно принять. Готовы наши клиники к этому? Нужно создать целые отделения, работающие только с программами скрининга. Потом большая часть тех, кого отправили на дообследование, будет прооперирована. И надо оперировать сразу же, а не ждать месяцами. Какая тогда будет польза от скрининга? Обнаружили малую опухоль, пока дождались операции, она превратилась во вторую или третью стадию. Эти организационные вопросы решаются сложнее финансовых. Даже Россия, которая богаче нас, сегодня делает только первые шаги в борьбе с раком. Да и то, у них больше диагностика, чем скрининг. Поставить просто маммограф – этого мало», – утверждает врач.

Иллюстративный снимок

Под вниманием должны быть не только женщины 50+

Рак молочной железы молодеет, и женщины, кровные родственницы которых болели этот тип рака, должны также контролировать свое здоровье.

«Для девушек этой группы в Беларуси есть возможности генетического исследования. Поэтому, если у матери или бабушки был рак молочной железы, особенно в молодом возрасте, такой женщине нужно сдать генетический анализ и посмотреть, есть ли мутации в определенных хромосомах. И если мутация обнаружена, женщине важно прийти к маммологу (не гинекологу!) и проконсультироваться о методах профилактики и ранней диагностики. Делать в 30 лет маммограмму, как я говорил выше, неэффективно. Молочная железа плотная, и малая опухоль просто не видна, это доказано. Не надо забывать, что маммография – это к тому же рентгенологическое исследование, в ходе которого человек получает небольшую дозу радиации. А радиация имеет свойство накапливаться. И если мы начнем с 30 лет делать много рентгенов, это само по себе может подтолкнуть и усилить генетическую предрасположенность к раку. В медицинской литературе описаны случаи, когда женщины, которым сохранили грудь, но провели облучение большой дозой радиации, через 20 лет заболели раком от этой лучевой терапии. При маммографии дозы радиации, конечно, меньше, но и они могут накапливаться», – объясняет Путырский.

«Как ты будешь смотреть на свою грудь?!»

Удаление молочной железы Леонид Путырский также не считает эффективным методом борьбы с раком: «Этот вопрос не раз обсуждался среди маммологов всего мира, особенно после того, как Анджелина Джоли сделала операцию. Но если руководствоваться такой логикой, то удалять нужно все, где может возникнуть рак. И грудь, и яичники, и кишечник, и не только! Оставим только волосы?»

Спасет осознанность

Несмотря на то, что смертность от рака остается серьезной проблемой по всему миру, еще ни одна страна не добилась серьезных результатов в первичной профилактике онкологического заболевания.

«Первичная профилактика – это защита от появления рака, это значит, что нужно провести какие-то действия, чтобы снизить заболеваемость. А это практически невозможно. Особенно в случае рака молочной железы, который не только агрессивен, но и быстро растет. Когда я начинал работать маммологом 40 лет назад, в Беларуси заболевали примерно 1 200 женщин в год, а сегодня цифра уже больше 4 тысяч», – говорит врач.

Онкология. В Беларуси ежегодно больше на тысячу случаев заболевания

В борьбе с раком остается только развивать вторичную и третичную профилактику.

«Вторичная профилактика – это и есть скрининг, раннее выявление дораковых и раковых заболеваний на той стадии, когда их можно пролечить, чтобы человек жил. А третичная профилактика – это наблюдение за уже вылеченной группой населения, контроль за тем, чтобы не возникало запущенных метастазов», – объясняет специалист.

Но все эти способы, уверен Леонид Путырский, невозможны без осознанности и желания человека держать вопросы своего здоровья под контролем.

Елена Дубовик/ИР belsat.eu

Смотрите также
Комментарии