Русский стиль – как эвакуировали российских граждан из Китая

Александр
Подрабинек
Российский журналист, советский диссидент
Иллюстративное фото – челябинские сотрудники принимают участие в учениях по эвакуации пассажиров воздушных судов с симптомами коронавируса, 5 февраля 2020 года, Челябинск, Россия. Фото – Nail Fattakhov / TASS / Forum

Паника началась не сразу. В середине декабря прошлого года в 11-миллионном китайском городе Ухань врачи зафиксировали случаи поражения легких неизвестным доселе вирусом. Он был похож на вирус «атипичной пневмонии», но распространялся быстрее. Китайские власти долго делали вид, что полностью контролируют положение. Для коммунистического режима потерять контроль над ситуацией – самое страшное, что можно себе представить. Признаться в провале было невыносимо.

Только через месяц пришло осознание того, что таиться больше нельзя. 22 января закрыли на карантин Ухань, 24 января – прилегающие городские округа. Ограничили выезд из 14 других городов. Но было уже поздно, вирус распространился по всему Китаю.

Почему людей везли в скотских условиях?

30 января Всемирная организация здравоохранения признала вспышку новой болезни чрезвычайной ситуацией мирового масштаба. Правительства многих стран приступили к экстренной эвакуации своих граждан из Китая. 1 февраля президент Владимир Путин распорядился привлечь к эвакуации российских граждан самолёты Воздушно-космических сил (ВКС) России.

5 февраля два военно-транспортных самолета ИЛ-76 ВКС России привезли в Тюмень, где находится карантинный блок, 144 человека – граждан России, Беларуси, Армении и Таджикистана. Одна из эвакуированных пишет:

«Везли как картошку. Мы летели 12 часов на лавках, без нормального туалета. Нас выгрузили на дозаправку в Улан-Удэ и даже не подготовили горячий чай и еду. В палатках стояли холодный чай и пирожки с замерзшей начинкой».

Еда замерзла потому, что палатки не обогревались, а температура воздуха была -30 градусов. Перед полетом предупредили, что нельзя пить даже за два часа до посадки, так как в военном самолете нет туалета, только ведро за шторкой. В другом самолете ведра стояли в палатке, поставленной прямо в салоне. Люди сидели на жестких скамейках. Некоторые пассажиры были с детьми. В грузовом самолете было очень холодно. В Ухане в это время года было выше плюс 10 градусов, поэтому не у всех были с собой пуховики или другая теплая одежда.

Эвакуированные, натерпевшись страху в Ухани, на условия транспортировки особо не жаловались.

Риск умереть от вируса несравним с неудобствами эвакуации. Но это не избавляет правительство от обязанности ответить на вопрос: почему людей везли в таких скотских условиях? Почему нельзя было перевезти их по-человечески в гражданских самолетах с элементарными удобствами, как это сделали власти других стран?

Спасение граждан – это не жест благородства

Граждан Германии эвакуировал из Китая Бундесвер на самолетах Airbus 310. Французские ВВС вывозили своих граждан на Airbus 320. Турция эвакуировала своих граждан военно-транспортными самолетами ВВС, переоборудованными под медицинские. Власти Японии и Монголии арендовали для эвакуации чартерные рейсы. Монголия, очень небогатая по сравнению с Россией страна, потратила на спасение своих граждан 53 тысячи долларов. В России подобных денег не нашлось?

Санаторий, где находятся эвакуированные из Китая россияне, открыт для постояльцев

Увы, дело не в этом. И даже не в том, что кто-то допустил оплошность. Дело в отношении власти к гражданам. В барском отношении, а правильнее говоря – хамском и наплевательском. «Вы и так должны быть нам безмерно благодарны, что мы вас оттуда вытащили», – так думают большие российские начальники.

Вице-премьер Татьяна Голикова озвучила это публично и даже с пафосом:

«Эвакуация наших граждан из города Ухань, провинция Хубей, – это гуманитарная акция. Мы своих не бросаем».

Эта зажравшаяся чинуша даже не понимает, что спасение своих граждан – это обязанность правительства, а вовсе не гуманитарная акция, не добровольная помощь, не жест благородства и сочувствия. Они уверены, что творят добро, а не исполняют свой служебный долг. И поэтому – радуйтесь, тому, что дали, а дареному коню в зубы не смотрят.

Власть отдает гражданам все самое худшее

В авиапарке Министерства обороны полно гражданских самолетов. Один только самолет ТУ-214, на котором летает министр обороны Сергей Шойгу, может за раз взять на свой борт до 200-т пассажиров. Но им даже в голову не придет послать свои фешенебельные государственные лайнеры на выручку обычным российским гражданам. Зато они с удовольствием летают на них сами по делам и отдыхать, или возят в них на выставки своих породистых собачек, как недавний вице-премьер Игорь Шувалов.

К сожалению, случившееся – это не эксцесс исполнения, это стиль. Устоявшийся, многовековой, неистребимый. Он проявляется на каждом шагу, в большом и малом, на всех уровнях власти.

В 2006 году мне, тогда обозревателю «Новой газеты», после разгона палаточного городка на Октябрьской площади в Минске пришлось провести две недели в местной тюрьме «Окрестино». В нашей камере сидели только иностранцы – из Азербайджана, Украины, Польши, России. В камере было холодно. Консулы из посольств регулярно приходили к сокамерникам с передачами, принесли им пуховые спальные мешки. Один раз навестил российский консул и меня. Он, единственный из всех, умудрился где-то найти и принести самое дешевое, тонкое и холодное одеяло, какие в нашей стране выдают обычно в казармах солдатам и в бараках зэкам. Это было смешно и показательно. Я думаю, он не был жмотом, но это был стиль. Такова российская традиция. Власть отдает гражданам все самое худшее. Самое лучшее она оставляет себе.

Читайте по теме:

Белорус в Китае: «Без маски не пускают в метро, но паники нет»

Александр Подрабинек для belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы