Политолог: В политику пришли люди, которые не церемонятся с соперниками


Страх и спираль молчания захватили Молдову, которую ждут самые напряженные выборы в истории. Прямо из Кишинева интервью Алины Ковшик с Игорем Боцаном, политологом, директором Ассоциации «Демократия участия».

Ваша организация уже с 1994 г. наблюдает за выборами в Молдове. Вы сейчас в очень горячем передвыборном периоде. Чем эти выборы характерны, почему они особенно важны?

Эти выборы действительно отличаются от предыдущих. Это девятые парламентские выборы после того, как Молдова стала независимым государством. Могу вам сказать, что я наблюдал за всеми этими избирательными компаниями, а это девятая избирательная кампания.

И могу сказать, что эти выборы проходят в очень сложной и напряжённой обстановке.

Потому что главные конкуренты антагонизировали свои позиции настолько, что все задаются вопросом, а что будет после выборов? Избирательные конкуренты довели себя до такого состояния, что трудно себе представить, что после выборов они смогут сесть за стол переговоров и договориться о мажоритарной коалиции.

Главные конкуренты – это кто?

Первый конкурент, пожалуй, партия, которая наберёт наибольшее число голосов, а возможно абсолютное большинство, – это партия социалистов. Партия социалистов отличается тем, что она проводит более пророссийскую политику. Они конечно изменили свою риторику за последние четыре года.

Потому что четыре года назад партия социалистов выступала за то, чтобы ассоциацию с Европейским Союзом аннулировать и объявить референдум о вхождении республики Молдова в то время в Таможенный Союз, а сейчас в ЕврАзЭС.

Они за эти четыре года сместились чуть к центру. Я помню, когда президента Додон бывал в Беларуси, встречался с бизнесменами, приглашал их. По-моему, это было два года назад. Приглашал даже приехать в Молдову с тем, чтобы ознакомиться с ситуацией и рискнуть инвестировать в республику Молдова. Чтобы впоследствии воспользоваться соглашением о свободной торговле с Европейским Союзом. Это было удивительно, потому что у нас были вопросы к Додону. Как так, вы приглашаете беларуских бизнесменов, здесь очень тёплые отношения к беларусам и Беларуси, а в вашей программе записано, что вы хотите аннулировать соглашение с Европейским Союзом. Как можно приглашать их в Молдову, чтобы они воспользовались этим соглашением о свободной торговле с Европейским Союзом?

Есть мутации. Скажем так, более к центру, но все равно это воспринимается как пророссийская политическая партия.

МИД Молдовы призывает правительство отозвать посла из России

Вторая – это демократическая партия, правящая партия. Это своеобразная партия, потому что сегодня руководство этой партии представлено своеобразным человеком Владом Плахотнюком. У него четыре ипостаси. Человек задаёт направление в политике, он её освещает, он через свою партию проводит свои идеи в парламент и правительство, а ещё он ублажает граждан своей страны своими благотворительными акциями. Четыре ипостаси, которые проявляются одновременно. Никто другой в этой стране не может себе позволить такую роскошь. Несмотря на это, доверие к Плахотнюку и партии достаточно низкое.

Поэтому приходится весь этот арсенал использовать против своих противников для того, если не самому подняться, то надавить так, чтобы уровень доверия к противнику упал как можно ниже.

Третья политическая сила сейчас – это оппозиционный блок, который занимает по опросам третье место. Второе или третье. Это люди, которые позиционируют себя, как оппозиция, люди, которые не из власти и олигархов.

Насколько это правда?

«Действие и солидарность» выступает как оппозиционная партия, проевропейская, которая говорит очень простые вещи. Они говорят следующим образом: мы подписали соглашение об ассоциации между республикой Молдова и ЕС. Это соглашение расписывает все аспекты социальной, политической, экономической жизни.

Когда мы говорим, что Молдова нуждается в стратегии, – это нонсенс. Потому что подписав соглашение об ассоциации с ЕС, мы расписались под определённую стратегию.

«Действие и солидарность» говорит: ребята, а что мы хотим, если мы подписали себе соглашение об ассоциации? Будем хорошими партнёрами для европейцев. Сделаем это, а взамен Европейский Союз, и это правда, хотел сделать в Молдове витрину для других стран восточного соседства.

Так как это небольшая страна…

Да, они так и говорили. Чтобы вы понимали, почему они так говорили. ВВП Молдовы – это три сотые от ВВП ЕС. Они говорили прямо, что хотят помочь Молдове стать хорошей витриной. Стать привлекательной для других стран бывшего СССР очень просто. Единственное условие – это то, о чем я вам говорил.

Независимый суд, дружественный бизнес климат, европейские ценности. Это конституционный строй, который работает по правилам. И самая главная ценность – это предсказуемость власти.

При этом процессы, законодательство не меняется. Вот за что выступает «Действие и солидарность». Сейчас избирательная кампания, и если посмотрим на официальные цифры к этому моменту, то Демократическая правящая партия использовала в 30 раз больше денежных ресурсов, чем «Дис». Потому что люди боятся. Боятся поддерживать.

Молдова. Через страх и провокации в парламент

То есть в Молдове среди людей есть страх.

К сожалению, есть. И вы спрашивали об особенностях этой избирательной кампании, то я хочу сказать, когда мне звонили знакомые и говорили, что мы поделились вашим телефоном с журналистами из Беларуси, я сказал, что я не хочу встречаться. Меня спросили, почему, ты же всегда был открытым. А я должен вводить самоцензуру. Многие мои друзья заметили, что я начал говорить в передачах значительно медленнее, потому что я осознаю, что я должен фильтровать то, что я говорю. Поэтому в этом году я отказался от многих встреч с журналистами. Это своего рода самоцензура. Зачем мне лишние заботы. В первые с 1994 года, с тех пор как я занимаюсь выборами.

Почему именно сейчас?

Это связанно с тем, что в политику пришли бизнес и очень состоятельные люди.

Эти люди используют в политике методы, которые они использовали в бизнесе для того, чтобы достичь высот, которых они достигли в этой области.

Это очень специфические методы, они не церемонятся с соперниками.

Какой ваш прогноз на 24 февраля, все будет плохо? Будут ли протесты? Имеет ли это смысл?

Я полагаю, что люди устали. Сейчас говорят социологи, что ситуация полностью изменилась.

Сейчас все социологи говорят о спирали молчания. О страхе. Люди не хотят искренне делиться своими политическими предпочтениями. Поэтому можно ждать любые результаты.

То есть отличные от того, что предсказывают социологи. Как вы сами понимаете, чувствуешь себя не очень уверенно. Прогнозировать просто глупо. Такая ситуация перед выборами.

Что происходит в Молдове в канун парламентских выборов смотрите в специальном выпуске программы «Просвет»:

Смотрите также
Комментарии