Отняли ребенка за кормление грудью. В Петербурге судят ВИЧ-положительную мать


ВИЧ-позитивный диагноз, угроза лишения родительских прав и уголовного наказания за «заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией». Все это нюансы двух дел, которые сейчас рассматриваются в Петербурге в отношении 44-летней Людмилы А.

Автор иллюстрации – Дэ Лёс для Belsat.eu

После более трех часов ожидания дверь Московского районного суда Петербурга наконец распахнулась. Адвокат выводит из зала невысокую худенькую женщину – её лицо замотано платком, голову она прикрывает папкой. И все же профиль мелькнул – по лицу женщины непрерывно текут слезы.

Это Людмила А. (имя изменено – Прим. Belsat.eu.), ей 44 года. Заседание суда по лишению её родительских прав проходило 9 сентября в закрытом режиме – допустили только представителей истца – органы опеки Муниципального образования «Звездное», мужа обвиняемой, её адвоката Ольгу Кривонос и саму ответчицу.

Параллельно с делом по лишению родительских прав в УМВД России по Московскому району города в отношении женщины возбуждено уголовное дело по статье 122 ч.1 УК РФ (заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией).

«У вас – форма 50»

Людмила приехала в Петербург вместе со своими выросшими детьми – они поступили учиться. Позади остался тяжелый брак с пьющим мужем и развод. Одна вырастила детей. Потом встретила человека, с которым завязались прочные отношения. Уже вместе пара стала жить в Петербурге, снимали жилье, работали. Очень хотели общего ребенка.

Примерно за полгода до долгожданной беременности Людмила посещала женскую консультацию, где у нее взяли анализы.

Результаты сообщили по телефону, сказали: «У вас – форма 50».

Что это такое – Людмила не знала, переспросила. Сказали: «ВИЧ». И все.

«Заговор фармкомпаний»

Супруги никогда не задумывались о ВИЧ/СПИДе. Людмила не знала, какими могут быть пути передачи, никогда этой проблемой не интересовалась. Услышав в трубке про «ВИЧ», полезла в Интернет, нашла там статьи про «заговор фармкомпаний» и другую неоднозначную информацию.

Она, и прежде не очень доверявшая врачам, считавшая, что достаточно вести здоровый образ жизни и лечиться народными средствами, не пошла в женскую консультацию, потому что не поняла произошедшего с ней, не приняла диагноз.

Почему важно знать свой ВИЧ-статус

До 33-х недель Людмила наблюдалась в частных медицинских центрах. На учет в женской консультации встала поздно. Там, каждый раз при посещении консультации, на вопрос, дошла ли она до Центра СПИДа, отвечала отрицательно.

«С пациенткой проводились беседы…»

Когда начались роды, она ждала мужа до последнего. Так что скорая повезла в ближайший роддом, а не в больницу имени Боткина или роддом №16, где все, в том числе и психологическая помощь, настроено на то, что могут привезти необследованных или женщин с ВИЧ-положительным статусом.

Людмила родила сама, от профилактики передачи вируса от матери к ребенку в родах отказалась.

Корреспонденту Belsat.eu в пресс-службе Центра СПИДа никак не прокомментировали сложившуюся ситуацию. Ответ дали лишь изданию о здравоохранении Vademecum:

«В родильном отделении с пациенткой проводились беседы о необходимости проведения профилактики, рисках инфицирования ВИЧ у ребенка посредством грудного вскармливания. По данной ситуации был проведен консилиум врачей в составе и.о. главного врача, и.о. заместителя главного врача по неонатологии. После повторных консультирований родительница подписала отказ от проведения профилактики и кормила новорожденного грудью. В данном случае решение провести профилактику инфицирования ВИЧ без согласия матери явилось единственно верным. Благодаря профессиональным и ответственным действиям специалистов ребенок сегодня здоров».

Родила 17 мая, 18 мая ребенка забрали

Равный консультант – это ВИЧ-положительный человек, который подготовлен для работы по принятию диагноза и приверженности к лечению других ВИЧ-положительных людей.

По словам Анны Ситниковой, равного консультанта Ассоциации «Е.В.А.», которая сопровождает Людмилу после выписки из роддома, произошло следующе:

Людмиле просто дали подписать бумаги, что она отказывается от профилактики передачи вируса от матери к ребенку. Она их подписала. После родов Людмила осталась в боксе с ребенком, без искусственного питания, голодный ребенок заплакал, она приложила его к груди, искренне полагая, что грудное молоко – не кровь, оно полезно, ничего плохого она своему малышу не сделает.

Людмила родила 17 мая, примерно через несколько часов приложила к груди, а 18 мая ребенка уже забрали. Именно тогда вызвали врача из Центра СПИДа и представителя Общественной организации «Е.В.А.». И только тогда Людмила подписала бумагу, что готова пойти в Центр СПИДа, встать на учет, лечиться, и что ребенку надо сделать профилактику ВИЧ-инфекции.

Автор иллюстрации – Дэ Лёс для Belsat.eu

Вот как прокомментировала эту ситуацию адвокат Людмилы Ольга Кривонос:

«Причиной отобрания ребенка у матери явилось не её поведение, а отсутствие надлежащего информирования при выявлении ВИЧ-инфекции. Сама Людмила до стадии осознания заболевания не дошла, врачи роддома, к сожалению, не оказали содействия в кормлении новорожденного».

Понять, что с этим можно и нужно жить дальше

То, что ребенка отобрали, стало шоком и для Людмилы, и для её супруга. Анна Ситникова начала работать с женщиной сразу после того, как та покинула родильный дом. Она говорит, что именно после выписки из роддома начался этот непростой диалог с женщиной – принять диагноз той оказалось сложно.

Осознать, что нужна пожизненная терапия, что надо узнать статус мужа, что надо понять, как с этим жить и что с этим можно и нужно жить дальше.

Малыша отвезли в детскую больницу. Людмиле поначалу не разрешали не то что на руки взять, видеться с ребенком – надо было подавить лактацию.

Когда ребенка изъяли, было заведено не только уголовное дело. Опека муниципального образования «Звездное» (по адресу роддома) подала на Людмилу в суд, чтобы лишить её родительских прав.

За время, которое прошло с тех пор, Людмила и её муж встали на учет в Центре СПИДа, начали принимать терапию, они отмечают улучшение своего общего состояния, у Людмилы вирусная нагрузка уже практически не определяется.

Отдать ребенка отцу

Каждый день мама посещает своего малыша, которого уже перевели в дом ребенка, – приносит передачи, берет на руки, гуляет с ним. Представитель дома ребенка, по словам адвоката, рассказывал об этом на суде. И все материалы, связанные с посещением мамы, с покупками для ребенка всего необходимого, были приобщены к делу.

Параллельно судебному разбирательству по лишению Людмилы прав идет другое – суд установил отцовство, ведь рождение малыша регистрировали без родителей – супруг Людмилы сам оплатил анализ ДНК, и теперь речь идет о возврате ребенка отцу.

Органы опеки по месту жительства Людмилы и её мужа приходили к ним домой и составили акт, что в квартире чисто, все приспособлено для ребенка, есть смесь для вскармливания новорожденного – здесь малыша ждут.

Уголовное дело все еще в процессе расследования.

«Она считала, что это – болезнь маргинальных слоев»

Людмила получает помощь и в Центре СПИДа, и в Центре помощи семьи и детям по месту жительства, и в Ассоциации «Е.В.А.».

«Нет никаких оснований говорить о том, что они (Людмила и её муж – Прим. Belsat.eu) представляют угрозу для своего ребенка, – говорит Ольга Кривонос. – Вся эта история с отобранием встряхнула психику моей доверительницы, она пошла в Центр СПИДа, получила и медицинскую, и социальную, и психологическую помощь для принятия своего диагноза. Она не принимала его внутренне. Отрицала психологически, она – самая обыкновенная женщина – считала, что это – болезнь каких-то маргинальных слоев, к ней это никакого отношения иметь не может».

В России ежедневно 80 человек умирает от ВИЧ. Чиновники боятся слово «презерватив»

«В Центр СПИДа многие не идут, прячутся, боятся»

Казалось бы, сейчас столько доступной информации о том, как передается ВИЧ, что надо тестироваться, что, если вирус обнаружен, надо идти в Центр СПИДа. А если вирус найден и вирусная нагрузка высока, то надо принимать терапию, тогда реально прожить длинную жизнь, родить здоровых детей.

Как тогда стала возможна драма, разыгравшаяся в семье Людмилы?

«Нет нормальной профилактики, информирования и консультирования именно в женских консультациях, а ведь 40 % женщин именно там узнают о своем ВИЧ-статусе, – говорит Анна Ситникова. – А им только говорят – идите в Центр СПИДа, многие из них не идут, прячутся, боятся».

Россия, Украина и Беларусь в лидерах по заболеваемости ВИЧ в Европе

По данным Вадима Покровского, руководителя Федерального центра по борьбе со СПИДом, ВИЧ-положительны примерно около 1 млн россиян. Примерно 300 тысяч не знают о своем статусе.

Следующее заседание по делу Людмилы назначено на 11 ноября.

Читайте другие материалы автора:

Весил 26 кг и напоминал узника Освенцима. Как Маша из мобильной помощи спасает людей с ВИЧ

Галина Артеменко belsat.eu

Смотрите также
Комментарии