Открытое письмо Игоря Ильяша к следователям

Муж Екатерины Андреевой Игорь Ильяш написал письмо к следователям Фрунзенского РОСК г. Минска, капитану юстиции Игорю Куриловичу и лейтенанту Игорю Куделе, которые вели дело журналисток «Белсата».

Игорь Ильяш и Екатерина Андреева. Фото из личного архива

***

Игорь Викторович, Игорь Владимирович!

Сегодня минуло ровно два месяца с того дня, когда вы предъявили моей супруге Екатерине Андреевой обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, которые грубо нарушают общественный порядок) за живой эфир с площади Перемен 15 ноября. Обвинение в отношении моей жены совершенно абсурдно.

В действительности Екатерина лишена свободы только за то, что показала всему миру противостояние силовиков и защитников народного мемориала Романа Бондаренко. Уж не знаю, чем вы занимались раньше и приходилось ли вам уже ломать человеческие судьбы по заказу начальства. Но вы точно не родились преступниками. Вы ими стали. И я сейчас расскажу вам, как это произошло.

Любая, самая жестокая и бездушная репрессивная машины состоит из людей. Причем большинство из них вовсе не маньяки, психопаты и садисты, а вполне нормальные люди, которые совершают ужасные поступки исключительно под влиянием ситуации – просто «делают свою работу». Лучше всего подобный типаж чудовищной нормальности описала Ханна Арендт на примере Адольфа Эйхмана.

Не сомневаюсь, что это как раз ваш случай. Готов поверить, что за пределами работы вы оба – милейшие люди, которые заботятся о своих близких, уважают старших и помогают друзьям. Во всяком случае, вне своей службы вам вряд ли пришло бы в голову похитить двух девушек, увезти их в Жодино и держать там в заточении два месяца. Но на работе вы, тем не менее, поступаете именно так. В психологии это называется «раздельное мышление» – когда нормы и принципы человека работают в одной сфере его жизни, но совершенно не работают в другой.

Журналистка «Белсата» Екатерина Андреева. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

А началось все с того, что однажды вы стали частью системы – то есть поступили на службу в Следственный комитет. Разумеется, вы не превратились в этот момент в преступников, но уже взяли на себя обязательства подчиняться правилам этой системы в рамках предложенной вам роли. Поначалу вы выполняли преимущественно разумные и объективные требования, что только укрепляло в вас уверенность в необходимости подчиняться правилам. Но затем требования становились все более несправедливыми и чрезмерными.

Наконец, вы получаете откровенно преступный приказ, но сам факт приказа позволяет вам снять с себя ответственность – это ведь не ваша инициатива, вы просто подчиняетесь руководству. Возможно даже начальство буквально это проговорило вам: дескать, всю ответственность мы берем на себя. Да и делаете вы это якобы ради высокой цели – государства, общественного порядка и т.д.

Конечно, этого мало – вы же прекрасно осознаете, что совершаете плохой поступок. Но, во-первых, «цена выхода» из системы очень высока – прежде всего, психологически. Вы же уже стали ее частью и согласились с правилами. И от выполнения этих правил напрямую зависит ваша карьера. Сказать теперь «нет» – страшно. А вы, по всей видимости, не очень смелые люди.

Во-вторых, на помощь приходят эвфемизмы. Девушек вы не похищаете и не берете в заложники, а «ведете следствие» и «избираете меру пресечения в рамках уголовного дела». Добавляете побольше не имеющих отношения к делу формулировок из УПК и вот реальная картина уже основательно замаскирована с помощью семантических превращений. Перед вами теперь не безвинные жертвы, а «подозреваемые» и «обвиняемые».

«Когда нам будет 70, несколько месяцев или лет покажутся мелочью»: Игорь Ильяш о том, как это – быть мужем политзаключенной

Но и этого мало, ведь в глубине души вы всё прекрасно понимаете. Поэтому вам нужно срочно очернить свою жертву и возложить на нее вину за происходящее. Конечно, это задача не из легких. Будь перед вами анархисты с «коктейлями Молотова» или футбольные фанаты процесс дегуманизации был бы проще. А тут – две молодые девушки, журналистки, которые просто честно выполняли свои профессиональные обязанности.

Екатерина Андреева. Фото: novychas.by

Поэтому вы срываетесь уж на совершенный абсурд – говорите в глаза родственникам Екатерины, что она якобы не журналистка, что никакие профессиональные обязанности она на площади Перемен не выполняла. Мало того, что это наглая ложь, так она еще и лишена всякого смысла: как будто не журналистов незаконно лишать свободы можно.

Но это объективно все, что вы можете сказать родственникам: если вы попытаетесь сформулировать, в чем заключается «уголовное преступление» Екатерины, вы наверняка не сможете сдержать смех, настолько это будет глупо выглядеть. А вы ведь считаете себя людьми умными.

Поэтому вы спешите найти убежище в другой мысли – мы люди маленькие, от нас ничего не зависит, решает все суд. И действительно: если уж прокуратура и суд закроют глаза на ту пустышку, которую вы им подсунете, то о чем вообще может идти речь?..

Это всё то же делегирование ответственности, но только более масштабное. Хотя не менее универсальное: не сомневаюсь, что прокурор, направивший дело суд, аналогичным образом перекладывал ответственность на вас и свое начальство, думал о «цене выхода» и прятался за эвфемизмами. Да и потом, какая разница? Если не сделаете вы, то найдут другого, который сделает. И может быть сделает еще хуже, а вы, дескать, хотя бы излишне стараться не будете. Ведь именно так вы думаете, верно?..

Кто такая журналистка Екатерина Андреева? Рассказывают ее муж и дедушка

Игорь Викторович, Игорь Владимирович! Ваша история – это печальная история саморазрушения личности. Причем саморазрушения необратимого. И я сейчас говорю не про юридические последствия ваших действий (хотя вскоре будут и они), а про чисто человеческие. А это куда страшнее, чем те три года заключения, которыми вы грозите Екатерине и Дарье.

Да, к сожалению, ваша история не уникальна – этот путь прошло бесчисленное множество людей. Но совсем уж затеряться в этом потоке вам не удастся: вы были следователями по делу Екатерины Андреевой. А это вечное клеймо.

Коллеги встречают журналистов, которые выходят после задержания и пребывания в ЦИП на Окрестина. Минск, Беларусь. 15 сентября 2020 г. Фото: Ирина Ареховская / belsat.eu

Катя уже вошла в историю – и теперь потянет вас за собой. В ее будущих биографиях вам место обеспечено – одной строкой, через запятую, но все же. Там вряд ли кто-то станет разбираться в мотивах ваших поступков, как я это делал сейчас. Нет, ваши имена автоматически будут вызывать у людей отвращение и брезгливость. А выработать у людей такой рефлекс – это дорогого стоит.

Вряд ли вы хотели себе такой славы. Но вы привыкайте, привыкайте. Это же был исключительно ваш выбор. Хоть вы теперь и убеждаете себя, что всего лишь выполняли приказ.

P.S. Екатерина в одном из писем рассказывала, что вы ей обещали: дескать, ее дело никто не будет освещать, ведь у нее «обычная хулиганка». Не знаю, кто из вас двоих эту глупость непосредственно озвучивал. Но вы теперь понимаете, как сильно ошибались? Или это вы себя таким образом пытались успокоить?..

Игорь Ильяш belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости