«Они хотели запихнуть нам что-то в задний проход»

ВИДЕО

https://youtu.be/zdRTIFj9PkM

Милиция должна сделать все, чтобы народ ее полюбил. Такой приказ он издал на коллегии Министерства внутренних дел. Задача создать положительный образ в глазах белорусов прозвучала через пару дней после того, как милиционеры в здании суда сильно избили двух активистов и журналиста.

Уж как милиционеры хулиганов душили-душили, душили-душили… а люди все равно милицию боятся. Боятся попасть ни за что под следствие, боятся получить дубиной по голове за участие в митинге или пикете, боятся того, что против любого милиционера, а тем более омоновца, гражданин совершенно беззащитен. С этим нужно что-то делать.

«Ваша структура – наша милиция – пронизывает все общество. Вы постоянно сталкиваетесь лицом к лицу с народом.  По вашим действиям судят о власти в целом», – говорит Александр Лукашенко.

Но менять направления работы милиции Александр Лукашенко считает ненужным. Стоит просто больше улыбаться перед людьми.

«Милиционеров следует  уважать, у них очень тяжелая работа», – считает девушка.

«Уж не такие они и агрессивные. Но бывают исключения из правил », – говорит прохожий.

«Приезжает подразделение и просто наших ребят прессует», – говорит житель Минска.

«Даже по социальным сетям расходилось, когда была история с человеком, которого побили в метро», – вспоминает парень.

Последняя резонансная история милицейской жестокости состоялась в понедельник. Прямо в здании столичного Фрунзенского суда бойцы ОМОНа сильно избили двух активистов и журналиста, который снимал нападение на видео.

«Начали избивать нас в течение минут 20, положили нас лицами в пол, стали по нам ходить, топтаться», – рассказывает Павел Сергей, избитый милиционерами активист.

Дали не только ногами по головам, а еще и многомиллионные штрафы. Омоновцев никак не наказали.

«Это садисты, это антисоциальные элементы, это маргиналы и так далее. Приблизительно таких же людей набирают в ОМОН», – полагает экс-политзаключенный Дмитрий Бондаренко.

По словам пострадавших, милиционеры били их с удовольствием и улыбками.

«Это были бесконечные оскорбления, какие-то угрозы непонятного характера, связанные с гомосексуальной темой. Угрозы запихнуть что-то в задний проход, они были очень в этом заинтересованы, бесконечно шутили на эту тему», – добавляет Павел Сергей.

Неудачной  шуткой выглядит также интервью командира этих самых омоновцев, которое появилось  на следующий день в журнале «Спецназ». Бойцов дубины и пистолета он обозначил, как исключительно интеллигентов.

«У нас около 70% бойцов с высшим образованием. Есть ярые театралы, историки, знатоки изобразительного искусства – например, академической живописи XIX века», – делится Дмитрий Балаба, командир минского ОМОНа.

Ирония в том, что именно «театрал» Балаба  несколько лет назад командовал разгоном спектакля «Свободного театра», когда и актеров, и зрителей отправили в изолятор. Такую работу омоновцы называют преданным выполнением своего боевого долга.

«А материальные преимущества… они, конечно, должны подкрепляться материальным обеспечением и социальной защищенностью, но для работника спецподразделения это все же вторично», – убеждает Николай Максимович, первый командир ОМОН по Минской области.

Омоновцы, как и другие силовики, за годы правления Лукашенко купили целые кварталы квартир в столице по льготным кредитам. Некоторые цинично признаются, когда думают, что камера выключена.

«Почему ты выбрал службу в милиции?», – спрашивает журналистка.
«Потому что ничего делать не надо, а деньги платят», – радуется милиционер.

Согласно статистике, по количеству милиционеров и бойцов Внутренних войск на душу населения, Беларусь – одна из лидеров в мире. И количество это Лукашенко обещал не сокращать.

Ярослав Стешик, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии