«Они чувствуют свою безнаказанность». Издевательства над задержанными не прекращаются

События этой истории разворачивались во время разгона воскресного марша в Минске 11 октября. Люди снова вышли на мирный протест, а в ответ получили газ в глаза и избиение.

Нине 61 год, она ходит на митинги и протесты, потому что считает это своим гражданским долгом. Женщине стыдно и обидно, что 26 лет ее поколение прожило в равнодушном отношении к событиям в стране.

Нине 61 год, она ходит на митинги и протесты, потому что считает это своим гражданским долгом. Фото: архив героини.

Возвращаясь с воскресного марша 11 октября, Нина и другие участники пытались помогать молодым людям, отбивали их от омоновцев. Но в итоге женщина сама попала в автозак.

«Ты ничего не можешь сделать, никому не можешь помочь»

«Лужа крови была, понимаете? Лужа крови на асфальте. Мы попросту не успели. Женщины бежали и кричали: «Что вы делаете, остановитесь!. Он (молодой человек. – Прим. автора) уже без сознания был, а они продолжали избивать. После забрасывают его в бус, дверью бразь и уехали», – вспоминает случившееся Нина.

И это был не единственный случай жестокого задержания, который видела женщина в тот день. Силовики избивали дубинками и распыляли газ, чтобы отогнать тех, кто пытался защищать людей.

«Я могла там легко умереть». Задержанная врач – о пытках силовиков, которые знают, «что им ничего не будет»

В какую-то из попыток отбить у силовиков человека досталось и Нине Багинской: ей в лицо попал газ. Но на этом женщина сильно не концентрирует внимания, только с сожалением говорит, что никому так и не смогла помочь: «Я учила своих детей, что безвыходных ситуаций не бывает, нужно искать выход. А тут я сама оказалась в положении, когда рядом видишь это своеволие, этот геноцид… И ты ничего не можешь сделать».

Нину задержали у Кальварийского кладбища при зачистке людей, которые шли небольшими группами. Говорит, тогда нахлынули эмоции: расплакалась, подняла руки к небу и начала сыпать проклятиями. В этот момент ее схватили под руки и повели в микроавтобус, где уже было трое мужчин под охраной пяти омоновцев.

«Через минут пять открывается дверь, и в бус тянут девушку – за ноги, за руки… Она вся разлохмаченная была. Бросили ее рядом со мною», – вспоминает женщина.

«Смеются и чувствуют безнаказанность»

Автобус сразу же тронулся с места и поехал в неизвестном направлении. Как говорит Нина, напротив каждого задержанного сидел силовик в балаклаве: «Видны же только глаза. Так вот в них – зверь!»

Было ощущение, что за любую провинность, за что угодно готовы наброситься. Тогда Нина решила успокоить атмосферу, перетянуть внимание на себя, полагая, что на нее, женщину пожилого возраста, может, рука не поднимется, а если и поднимется, то уж пожила на свете.

«Обращаюсь: «Молодые люди, что вы будете делать в случае смены власти?» Услышала хохот: мол, власть не изменится. Решаю видоизменить вопрос: «Молодые люди, что вы будете делать, когда сменится власть? Ведь рано или поздно она изменится». На что они снова засмеялись и ответили: «Как работали, так и будем работать», – рассказывает Нина.

Пыталась женщина поговорить с ними и о насилии, совершенном силовиками в начале августа. «Они посмеивались и говорили: «Вы видели, как насиловали и избивали? Видели? Значит, этого не было!» И продолжили смеяться. Представляете, какую безнаказанность они чувствуют?»

А вот на вопрос о ненависти к белорусской символике, на которую силовики, как говорит наша собеседница, бросаются, словно быки, им было нечего ответить. Как и на то, почему же их раздражают слова «Жыве Беларусь». Или больше по вкусу было бы, если бы люди приветствовали друг друга выражением «Умрет Беларусь»?

«Молчали будто воды в рот набрав. Очевидно, идеологи не дорабатывают этого момента», – отмечает Нина.

Тем временем автобус, которым везли задержанных, остановился у автозака, и людей начали пересаживать в отдельные камеры. При этом, вероятно, старший из автозака целенаправленно поинтересовался о женщинах, оскорбив их нецензурными словами.

«Скажите спасибо, что сына вернули целым и живым». Семью задержанного подростка признали социально опасной

«Одна сука философствовала, другая… И что-то сказал тише, я не услышала, к сожалению», – продолжает женщина.

В автозаке Нина оказалась в одном «стакане» с задержанной девушкой. Именно там они ближе и познакомились.

«Она мне предложила взяться за руки», – вспоминает трогательный момент женщина.

Через какое-то время в дороге в камере почувствовался недостаток кислорода. Женщины закричали, чтобы дали воздух. На удивление, им включили вентиляцию. Хотя, признается Нина, после того как интересовались исключительно ими, не надеялась на такое.

«Я здесь власть»

Автозак доставил задержанных в заводской РУВД столицы, где их передали в руки милиционерам. Весь процесс сопровождался оскорблениями и унижениями.

В какой-то момент женщина начала просить вывести ее в туалет, но на ее просьбу не обращали внимания:

«Там были две молодые работницы. Мне казалось, что я должна попросить женщину, и она скорее меня поймет. Но я ошиблась. «Обойдешься» ответила мне одна, другая же сказала «подождешь». Когда я уже не смогла терпеть, просто встала и на весь зал, перед всеми задержанными и милиционерами, закричала, что если они меня не заведут в туалет, я сделаю все, что нужно, и дальше будет все равно, как со мною поступят».

Только так Нина добилась, чтобы через какое-то время ее и еще несколько задержанных вывели в туалет.

Как силовики пытаются запугать народ

После оформления перевели в актовый зал. Здесь же в телевизоре на стене крутили специальные ролики, в которых возвышалась личность Лукашенко и героизм силовиков. Протесту, говорит Нина, также было уделено внимание, но исключительно негативное.

После задержания – госпитализация и суд

Поздно вечером женщину отпустили из отделения милиции. Вскоре она попала в больницу с ожогами роговицы и дыхательных путей: последствия газовой атаки со стороны силовиков.

После выписки женщину вызвали в суд на рассмотрение дела по протоколу за участие в несанкционированном мероприятии. Однако протокол отправили на доработку из-за недостатков и неточностей. Вскоре состоится повторное рассмотрение.

Николая Дедка душили подушкой, травили газом, избивали и угрожали насилием

Что делать пострадавшим от силовиков?

Комментирует гражданская активистка Ксения Федорова.

– Я бы все засвидетельствовала и обращалась в ООН. В Управлении Верховного комиссара ООН по вопросам прав человека действительно помогают, собирают информацию и передают в Комиссию по правам человека. Безусловно, должен быть врачебный осмотр и фиксация. Надо работать с правозащитниками и юристами. Точно не оставлять вопроса.

Также советуют заявлять в Следственный комитет. Зачем?

– Чтобы преступления фиксировались. Даже если делу не дали хода. Наверное, придет время – и все будет зафиксировано. Это поможет найти ответственных.

Но некоторые боятся давления из-за заявлений в Следственном комитете…

– Я общалась с жертвами, которые пострадали: они очень запуганы. Здесь вопрос психологической и юридической помощи. Это когда девушку насилуют и говорят: «Только попробуй кому расскажи – тебе будет плохо». Жертва обычно боится, чтобы не было еще хуже. Это нужно максимально освещать, чтобы виновные не ушли от ответственности. Чем больше умалчивают, тем больше силовики звереют. Такая примитивная психология.

Люди не оставляют этого, ищут правды. Пусть преступники отвечают.

Депутат горсовета требует расследовать факты применения насилия

Удастся ли возбудить дело позже, когда потерпевший собрал все документы, но не занес их в Следственный комитет?

– На 100 % уверена, что этого хватит, чтобы возбудить дело в будущем.

Документы, необходимые для возбуждения дела о насилии:

  1. справка из больницы (поликлиники, частной клиники) с подтверждением травм;
  2. любой документ, подтверждающий задержание или заключение.

Форму заявления даст орган, куда вы обращаетесь (Следственный комитет или прокуратура).

Христина Чернявская, Диана Раткевич/ИР, Belsat.eu

Новости