Обороняться или искать мир в глазах Путина. Какие выводы сделает Зеленский после обстрела на Донбассе?

Виталий
Портников
Украинский публицист, писатель и телеведущий
Владимир Зеленский в Донецкой области, 6 декабря 2019 года. Фото – president.gov.ua

Буквально на следующий день по окончании Мюнхенской конференции, на которой рассчитывали поговорить о возможном ускорении подготовки к «нормандскому саммиту» руководителей Украины, Франции, Германии и России, началось обострение на Донбассе. Не стоит искать в этом простого совпадения. Кремль привычно задействует все возможные рычаги давления на противника. И если на дипломатическом фронте пытались вбросить в публичное пространство инициированный российскими экспертами «план урегулирования» на Донбассе – вокруг него было немало дискуссий на Мюнхенской конференции, но он был отвергнут украинской стороной – то на фронте настоящем просто усиливают обстрелы.

Тактическая цель Кремля на сегодня выглядит совершенно прозрачной, ее никто и не скрывает. На все новые предложения президента Владимира Зеленского и его окружения президент Владимир Путин, его пресс-секретарь Дмитрий Песков, министр иностранных дел Сергей Лавров, другие российские чиновники повторяют одно и то же: Украина должна наладить прямые контакты с руководством «народных республик» Донбасса.

Боевики атаковали позиции украинской армии на Донбассе. Зеленский: это попытка сорвать мирный процесс

Не получилось с Порошенко, пробуют с Зеленским

В этом нет ничего нового – ни для подхода к украинскому кризису, ни для подхода к кризисам на постсоветском пространстве вообще. Москва усадила за стол переговоров руководителей Молдовы и самопровозглашенного Приднестровья, руководителей Грузии и Абхазии с Южной Осетией. Результатом такого согласия разговаривать с руководителями марионеточных администраций стал вовсе не мир и не восстановление территориальной целостности, а возможность для России, что называется, «с чистой совестью» поддерживать власти оккупированных территорий, «субъектность» которых в той или иной степени признается странами, от которых эти территории откололи.

В результате и спустя почти три десятилетия после начала конфликта на территории Приднестровья находится российская армия, а независимость Абхазии и Южной Осетии признана Россией, с этими самопровозглашенными республиками заключены соглашения, которые фактически инкорпорировали их армии в состав Вооруженных сил Российской Федерации.

Украине готовят ту же судьбу. Прямых контактов с руководителями «народных республик» требовали и от администрации исполняющего обязанности президента Украины Александра Турчинова, и от Петра Порошенко. Теперь вот рассчитывают, что получится с Владимиром Зеленским.

Искать мир в глазах Путина

Само согласие с проведением саммита в Париже Москва обусловила готовностью Украины поддержать «формулу Штайнмайера» в ее российской редакции и имплементировать эту формулу в украинское законодательство. Не для того, чтобы вернуть Украине контроль над Донбассом, а для того, чтобы на законодательном, а еще лучше, как требуют в Кремле, на конституционном уровне продемонстрировать: это – «особая территория». И сами же украинцы это признают.

Владимир Зеленский, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон и Владимир Путин на саммите в Париже, 9 декабря 2019 года. Фото – CHARLES PLATIAU / Reuters / Forum

Теперь, когда никакого согласия с прямыми переговорами с руководством «народных республик» не наблюдается, а украинский парламент несколько месяцев будет принимать земельное законодательство и вряд ли сможет перейти даже к обсуждению имплементации «формулы Штайнмайера», в Москве явно утеряли интерес к подготовке нового саммита в нормандском формате. Зато не утерян интерес к тому, в чем Путин всегда знал толк, – к военному давлению на противника.

О возможности такого давления – в случае, если Владимир Зеленский не пойдет на саммите в Париже на прямую капитуляцию перед Россией, – говорили буквально в первые часы после заключительной пресс-конференции лидеров. И вот обострение на фронте наступило. Вопрос только в том, какие выводы сделает Владимир Зеленский после этого нового витка войны: поймет, что единственная возможность противостоять Путину – это обороняться от России и работать над усилением совместных действий с Западом, или продолжит еще более настойчиво искать мир в глазах российского президента.

Виталий Портников для belsat.eu

Другие тексты автора читайте в рубрике «Мнения»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы